Австралия ставит под сомнение образовательную ценность Институтов Конфуция

    0
    389
    Росс Бэббидж
    Росс Бэббидж. Фото Alan Porritt/AAP

    В связи с недавними подозрениями о вмешательстве Китая во внутреннюю политику Австралии бывший сотрудник разведывательного управления Росс Бэббидж (Ross Babbage) призывает начать проверку деятельности классов и Институтов Конфуция, действующих в стране, сообщает The Guardian.

    Департамент образования Нового Южного Уэльса (НЮУ) был первой правительственной структурой, которая стала сотрудничать с системой Институтов Конфуция. Программа популяризации китайского языка и культуры была учреждена Пекином в 2004 году, а начало действия программы в Австралии приходится на 2011.

    РЕКЛАМА

    Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

    Учитывая обеспокоенность все возрастающим влиянием Китая на внутреннюю политику Австралии, все договоренности предлагают подвергнуть повторному и более тщательному анализу.

    Я считаю неприемлемым тот факт, что китайское правительство может оказывать влияние на политические партии Австралии, — заявил Бэббидж, — и Институты Конфуция не могут рассматриваться вне этой ситуации. Наличие в штате государственной структуры сотрудников, которых финансирует правительство Китая, видится мне серьезной проблемой, заслуживающей пристального внимания.

    По соглашению, подписанному в 2011 году, Институт Конфуция должен был организовать свои классы в 13 начальных и средних школах. Двое из четырех сотрудников Института нанимаются Департаментом образования НЮУ, а двое — Штаб-квартирой Институтов Конфуция (Ханьбань). Ханьбань предоставляет ежегодно 150 тыс долларов самому Департаменту образования и 10 тыс в бюджет каждого класса, открытого на базе Института Конфуция. Также Штаб-квартира предоставляет учебные материалы и преподавателя-носителя языка.

    По уставу Института Конфуция все сотрудники должны предоставлять ежегодные отчеты о проектах, планах и программах в Пекин для «рассмотрения и одобрения». Таким образом китайское правительство имеет право запретить определенные виды деятельности и влиять на работу Департамента.

    Однако в Департаменте образования НЮУ отметили, что деятельность Институтов Конфуция регулируется и подчиняется правилам и уставу Департамента.

    Целью соглашения было укрепить связи между Китаем и Австралией в сфере образования, а также оказать поддержку в популяризации китайского языка и культуры. Создание классов помогает улучшить взаимопонимание между народами двух стран, — сообщили в Департаменте.

    Маршалл Салинс (Marshall Sahlins) в своей работе о влиянии Институтов Конфуция на академическое образование критикует само соглашение. Он отмечает опасность того факта, что Китай получает влияние не только в образовательных учреждениях, но и в самих контролирующих образовательный процесс правительственных структурах.

    Преподаватели отмечают растущий среди студентов интерес к изучению китайского языка, однако родителей беспокоят ограничения в учебном процессе, наложенные китайским правительством.

    Они могут это называть «департаментом образования», но на самом деле не все так просто. Ханьбань решает кто, что и как будет преподавать, и какие материалы можно использовать, — говорит Александр Нильсен, родитель одного из учеников.

    Например, в классе запрещено обсуждать спорные вопросы китайской политики: нарушение прав человека в Тибете или события, имевшие место на площади Тяньаньмэнь.

    Меня беспокоит то, что классы являются центрами пропаганды китайского правительства и оказывают влияние на образовательную систему. Наши школы постоянно нуждаются в финансировании и поэтому готовы распахнуть двери перед всеми, кто это финансирование предлагает, не задумываясь, какие последствия могут вызвать подобные соглашения, — заявил Джейми Паркер (Jamie Parker), член Парламента Нового Южного Уэльса.

    Фальк Хартиг (Falk Hartig), научный сотрудник Франкфуртского университета им. Гете, высказал обеспокоенность тем фактом, что участники этой программы в Австралии особенно уязвимы. Основной контингент — ученики начальных и средних классов, которые еще не обладают способностью анализировать и критически мыслить.

    По данным China Daily всего в мире 1076 классов и 516 Институтов Конфуция (в России 4 и 16 соответственно). Однако некоторые университеты (например, Стокгольмский университет, Лионский университет, Университет Макмастера) приостановили деятельность Институтов. В России по постановлению УФСБ был закрыт Институт Конфуция в Якутске.

    Китайское правительство настаивает, что никак не вмешивается во внутренние дела других государств, и призывает «отказаться от предубеждений», которые могут помешать взаимовыгодному партнерству.