«Русский» Хух-Хото с Ольгой Курто (продолжение №5)

Китаеды, всем привет! Очередная порция наукообразного. Не судите строго. Совсем свежак…. Копаю тут по степям Монголии и предлагаю на Ваш суд.

В ходе экспедиционного исследования (ПМА, Монголия, 2010) мною не были обнаружены места компактного проживания представителей русского национального меньшинства в столице АР Внутренняя Монголия. Информация, предоставленная в администрации города, позволяет утверждать следующее. Основную часть временной русскоязычной общины Хух-Хото образуют студенты и работающие в вузах города преподаватели из России. Тем не менее, мне удалось найти и опросить пять семей, относящих себя к русскому национальному меньшинству, что позволяет говорить о присутствии в центральной части АР Внутренняя Монголия малочисленного коренного русскоязычного населения.

Интервью с Сергеем Антоновичем Арцишевским

Важно:
Данное интервью и фотографии предоставлены С. А. Арцишевским лично мне, Курто Ольге Игоревне, любое цитирование возможно только при обратной ссылке на меня. Изменение или искажение смысла высказываний при цитировании запрещено!

Сергей Антонович Арцишевский

25 февраля 1922 г., г. Харбин

В 1952 г. я уехал из Харбина, где окончил два университета: сначала — Харбинский Гаккуин (哈尔滨学院), а затем — Северо-Маньчжурский университет. Моя жизнь — на этой полке (показывает ряд из статуэток, прим. автора). Я родился в этом башмаке (показывает металлический китайский башмачок). Это мои университеты (показывает маленькую скульптурную композицию, изображающую шкаф, наполненный книгами). Затем я объехал весь мир, побывав в 22 странах (показывает маленький глобус). Всю жизнь работал как верблюд (показывает статуэтку верблюда), преподавал (показывает фигурку профессора). А мечтаю я обрести покой за чтением книг (показывает статуэтку, изображающую читающего человечка).

Вы же читаете «Русскую Атлантиду»? Всем известно, что русских в Харбине было 40%, а китайцев 60%, при этом мы их не замечали, они были обслугой. Русские же были правящей элитой.

Цинический реализм китайского современного искусства

Ваньши сяньшичжу-и 玩世现实主义  (пренебрежительный/легкомысленный/циничный реализм, cynical realism, «цинический реализм») – ориентированное на общественно-политическую тематику направление в современном изобразительно искусстве, зародившееся в Пекине и ставшее популярным в 1990-е. Возникло как критическая реакция художников на эксцессы «культурной революции», стимулированная трагическими событиями 1989 и новым культурным климатом в условиях политических реформ, интеграции в глобальную экономику и раскрепощения сознания. Холодный, трезвый взгляд на мир и социокультурный скептицизм породили «серый юмор» современного искусства. Основным методом ваньши сяньшичжу-и стало не отображение абсурдных явлений, а именно искажение отдельных элементов реальности для выражения общей абсурдности окружающей жизни.

Метод запоминания иероглифов Ольги Курто

Предлагаю вниманию ма-читателей мною для себя придуманный и испробованный на собственной шкуре метод повтора иероглифики.

По собственному опыту знаю, что весьма часто в нашем сознании забита схема “иероглиф – произношение”. И часто получается так, что, общаясь с китайцем, мы не всегда воспринимаем на слух то, что он говорит. И отнюдь не потому, что не знаем этих слов, а просто потому что при отсутствии необходимых навыков мы не можем моментально воспроизводить в своем русском сознании цепочку “произношение – иероглиф”. Ведь для русского слуха слог он и есть слог, какой бы интонацией он не произносился. Я же предлагаю перенастроить наше сознание следующим образом…

Китайский соц-арт

Соц-арт (政治波普, political art, Чжэнчжи бопу) – течение в современном китайском искусстве, ставшее популярным в 1990-е годы.

Основная идея – бунт против догматизма, трафаретного мышления и поступков, некритического и иррационального подчинения мнению авторитета.

Амурская Калифорния, или Желтугинская Республика

Одним из уникальных примеров сосуществования на одной территории русских и китайских граждан является опыт создания на российско-китайском приграничьи незаконных государственных образований в конце XIX – начале ХХ вв., основой для которых послужила золотодобыча. Автору представляется необычайно интересным тот факт, что на отдельно взятых компактных территориях стихийно и без каких-либо посылов извне, основываясь исключительно на внутреннем стремлении людей к упорядочиванию собственных межличностных отношений, возникали своего рода «протогосударства», многонациональные, разноязыкие, с самостоятельно разработанным законодательством и системой самообеспечения.

После того, как в конце XIX века Забайкалье, Приамурье и северо-восток Маньчжурии привлекли внимание общественности своими многочисленными золотоносными реками, в регион со всех концов России и Китая хлынули потоки авантюристов и охотников за быстрой наживой, породив сибирско-маньчжурский вариант «золотой лихорадки». Стремление людей к дисциплине, порядку и безопасности нашло воплощение в многочисленных попытках создания «народных республик», базирующихся на демократических принципах и самоуправлении. Наиболее успешной из таких республик была, так называемая Желтугинская республика, просуществовавшая около трёх лет и стремительно эволюционизировавшая от сообщества беглых каторжников до некоего демократического образования и культурно-промышленного центра. В рамках данного исследования попытаемся установить, можно ли считать Желтугу прообразом демократического государства? Каковы были её население и территория? На каком языке говорили её «граждане»? Кем она управлялась? Что составляло основу её экономики? Существовало ли разделение властей? Имела ли она собственную армию? Объединяла ли жителей республики какая-либо «национальная» идея?

Рецензия на книгу Гончаренко О. Г. “Русский Харбин”

История пребывания граждан Российской империи на северо-востоке Китая неизменно привлекает внимание исследователей. Наибольший всплеск интереса к этой странице русской истории наблюдался после распада СССР, когда широкому кругу читателей стали доступны самые разные публикации, в том числе мемуары и ранее засекреченные сведения. Однако тема эта далеко не исчерпана, и предстоит сделать ещё многое, чтобы до конца понять роль «русской Атлантиды» в истории нашей страны. Очередную попытку в этом направлении предпринял известный дипломат, политолог, кандидат политических наук Олег Геннадьевич Гончаренко. Его книга «Русский Харбин» представляет большой интерес как для профессиональных исследователей, так и для всех любителей истории. При необычайно широком охвате самых различных вопросов, связанных с жизнью Харбина, книга отличается стройностью и последовательностью изложения, а умелое сочетание автором сухих исторических фактов с различными бытовыми сюжетами делает её лёгкой для чтения. Ценность книги заключается, прежде всего, в попытке обобщения и переосмысления большого количества самых разных источников (архивные данные, мемуары, биографии, реклама, свидетельства очевидцев, фотоматериалы, газетные статьи, литературные произведения). А потому книгу О.Г. Гончаренко вполне можно использовать как справочник, чтобы в дальнейшем продолжить более глубокое исследование проблемы. Читатели, мало знакомые с русской страницей в истории Китая, найдут в книге любопытные фотоматериалы.

Кто вы, русские харбинцы?

Исторически так сложилось, что китайский город Харбин прошёл красной нитью через судьбы тысяч русских людей, разбросанных по всему миру революцией и её последствиями. Жизнь этих людей сложилась по-разному, но многие из них неизменно называют себя «русскими харбинцами». Однако такое самоназвание объединяет людей, имеющих совершенно разные исторические судьбы. Анализируя факты, можно сказать, что категория «русские харбинцы» включает в себя три основных группы людей. К первой группе следует отнести потомков тех, кто приехал в Китай в связи со строительством КВЖД и освоением северо-востока Китая, а также лиц, переехавших в Китай до октябрьской революции. Людей данной группы объединяет добровольный характер поездки и служебная необходимость. Вторая группа включает тех, кто оказался в Китае вынужденно, спасаясь от красного террора и революции. Чаще всего это белогвардейцы и члены их семей, интеллигенты, крестьяне Сибири и Дальнего Востока. Третью группу образуют уже советские граждане и члены их семей. Это те, кто приехал в Китай уже после событий 1917 г. по служебной надобности. Главным образом это были дипломаты, партийные служащие, высококлассные специалисты (инженеры, архитекторы, строители, преподавательский состав), прибывшие в страну для оказания помощи дружественному китайскому народу в деле строительства коммунизма и развития экономики, а также студенты.

Интервью с директором русского ресторана «Лосия» в Харбине Ху Хуном

Продолжаем публикацию статей Ольги Курто. Помимо этого интервью, которая она взяла в августе 2009 года, Ольга успела побывать на открытии православного храма в г. Лабдарин (АР Внутренняя Монголия, Китай). Рекомендуем также прочитать её статью об этом храме.

На главной пешеходной улице Харбина – улице Даян дацзе, недалеко от набережной реки Сунгари в старинном особняке, принадлежавшем когда-то русской компании «Чурин» (ныне сеть магазинов «Цюлинь»), расположился маленький русский ресторан «Лосия» – именно так на севере Китая нередко называют нашу страну. Вход в ресторан украшает густо разросшийся плющ, что невольно навевает мысли о чём-то своём, уютном, позабытом. За стеклянными дверями – маленький кусочек России. Ресторан совсем небольшой, но в нём нашло приют не только всё необходимое для плотного и по-русски сытного обеда, для полуденного чая или деловой чашечки крепкого кофе, но и спрятались от неумолимого течения времени свидетели нескольких человеческих судеб, русских судеб. Здесь и состоялась наша беседа с директором ресторана «Лосия» г-ном Ху Хуном. Этот милый и совершенно простой в общении человек очень горячо откликнулся на просьбу рассказать немного о себе и о своём любимом детище.

Вы русские? Мы тоже

…«Сидя на сопках Маньчжурии»

Ольга Курто колумнист сайта “Русский клуб в Шанхае”, синолог, переводчик и журналист. Недавно она посещала Китай для сбора материала о православии, состоянии храмов и жизни русских старожилов в Китае.

Мы уже публиковали ссылку на её статью о христианских сектах в Китае, который вызвал небольшой резонанс в Рунете. Данным постом мы начинаем публикацию её, ранее неопубликованных, статей в Магазете.

Северная часть Китая неразрывно связана с Россией и КВЖД. Исторически так сложилось, что эта территория вместе с расположенными на ней русскими сёлами отошла братскому китайскому народу. Как рассказывают местные жители, после смерти Сталина русские стали возвращаться на Родину, а потому численность местного русского населения сократилась; однако другая часть осталась на прежних местах, сформировав со временем русское национальное меньшинство. Шивэй-Русская национальная волость была создана в апреле 2001 г. Эта волость — место компактного проживания русских и потомков смешанных браков с китайцами.