30 октября в России – это день памяти жертв политических репрессий, день, когда мы вспоминаем о миллионах людей, ставших «жертвами произвола тоталитарного государства», подвергшимся «репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам». [1]

С 2007 года по инициативе общества «Мемориал» в Москве проводится акция «Возвращение имен»: 29 октября на Лубянской площади читаются имена людей, расстрелянных в годы террора в Москве. В этом году акция проводится во многих городах России и мира. Еще одна важная инициатива — проект «Последний адрес», цель которого увековечить имена жертв через установку мемориальных знаков на фасадах домов, ставших их последними адресами. Мы тоже решили вспомнить имена пострадавших во время политических репрессий, ведь немало китайцев в 30-е годы ХХ века и после Великой Отечественной войны оказались заключенными в тюрьмах и лагерях, многие были расстреляны.

РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

В 20-е и 30-е годы ХХ века на территории Советской России находилось большое число китайцев: в основном они жили на Дальнем Востоке. В европейской части было много рабочих, трудившихся в «казенных ведомствах» во время Первой мировой войны, которые не смогли вернуться на родину. А в 20-е годы приехали китайские студенты, которые учились в коммунистических университетах. И хотя после Октябрьской революции 1917 года советская власть относилась к китайским подданным весьма лояльно, репрессивная политика государства конца 20-х и 30-х годов не обошла их стороной.

Репрессии против китайцев не были чем-то особенным на общем фоне политического насилия того времени, «как и по всей стране, китайцы попали под две волны репрессий — 1932-33 годов и 1937-38 годов, причем последняя волна была наиболее крупной». [2] Практически все они обвинялись в одном и том же – шпионаже в пользу Японии или Китая, в участии в троцкистско-террористических организациях, «контрреволюционной деятельности и антисоветской агитации». [3] Причем эти обвинения предъявлялись как преподавателям и учащимся учебных заведений, так и необразованным китайцам, которые работали прачками, гладильщиками, пекарями по всей стране.

Имена репрессированных можно найти в «Книгах памяти». Но о большинстве жертв нам почти ничего неизвестно, кроме их года и места рождения, а также последнего адреса, где они жили до ареста. О некоторых в мемуарах вспоминали бывшие заключенные, оказавшиеся с китайцами в одной тюрьме или лагере. В «Мысли о жизни: Воспоминания» Дмитрий Лихачев рассказал о мальчике-китайце, сидевшем с ним какое-то время в одной камере, у которого он «безуспешно пытался учиться китайскому языку». [4]

Евгения Гинзбург в автобиографическом романе написала о Евгении Степановне Кеварковой (Ен-Дю-Юй, Ян-Чин-Юн, Ян-Тюн-Юн), которая оказалась с ней в одной камере в Бутырской тюрьме: «А вот китаянка Женя Коверкова показывает «отличные упражнения для ног» сухопарой польке Ванде. И обе, воровато озираясь на глазок в двери, ложатся на спины прямо на пол и делают «велосипед», озабоченные сохранением фигуры, которая может пострадать от дневного валянья, от тюремной неподвижности, от питания перловой кашей и овсяной баландой». [5] О встрече с известным советским китаеведом и китайским революционером А. Г. Крымовым (Го Шаотан) в лагере написал Г. С. Климович в книге «Конец Горлага». [6]

30 апреля 2017 года в Москве была установлена табличка «Последний адрес» в память о китайце Ван Си Сяне. Пока это единственная такая табличка. Чтобы расширить географию памяти, мы решили подготовить карту с именами китайцев, которые были арестованы в Москве и расстреляны. К сожалению, не все адреса удалось установить, многие точки, отмеченные на карте, весьма условны, так как дома были снесены во второй половине ХХ века и начале ХХI.

В нашей карте сейчас есть неточности и, вероятно, ошибки, поэтому мы будем признательны за дополнительную информацию. На ней указаны имена и дана краткая информация о жертвах политического террора, которая была найдена в архивных делах. Написание имен мы оставили таким, каким оно было дано в документах.

Для создания карты использовались следующие материалы:

  • Мартиролог жертв политических репрессий, расстрелянных и захороненных в Москве и Московской области в 1918-1953 гг., созданный центром им. А. Сахарова
  • Открытый список — база данных жертв политических репрессий (1917-1991 гг.)
  • Расстрелы в Москве — список жертв политического террора по адресам, которые стали для них последними в жизни

История китайцев в Москве

Примечания

  1. Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий»[]
  2. Каменских М. С. Китайцы на Среднем Урале в конце XIX-начале XXI вв. // СПб., 2011, с. 148.[]
  3. Каменских М. С. Китайцы на Среднем Урале в конце XIX-начале XXI вв. // СПб., 2011, с. 149.[]
  4. Лихачев Д. Мысли о жизни. Письма о добром. М., 2013, с. 142.[]
  5. Гизбург Е. Крутой маршрут.[]
  6. Климович Г. С. Конец Горлага.[]