В России во второй половине XIX века и до конца 30-х годов ХХ века существовала очень большая китайская диаспора, правда, в основном, китайское население проживало на Дальнем Востоке. В европейской части страны китайцев было намного меньше, а в столицах они появились лишь в начале ХХ века. О жизни китайцев в дальневосточных городах нам известно уже довольно много, а вот о китайцах в европейской части России пока только приходится собирать сведения. В совместном проекте историка Анастасии Усовой и Магазеты мы попытаемся пролить свет на темные пятна китайской истории Москвы.

Страстная площадь, где находился КУТВ. Фото: Аркадий Шайхет, 1928

Студенты КУТВ

Коммунистический университет трудящихся Востока им. И.В. Сталина был образован в 1921 году и просуществовал до 1938 года. О причинах возникновения уже говорилось. Теперь же посмотрим, какие задачи ставил перед собой этот ВУЗ, кто в нем учился, чему и как, кто были преподаватели, как жили студенты и где он находился.

РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Итак, основными задачами этого ВУЗа были «подготовка национальных кадров для работы в партийных и государственных органах советских восточных республик и областей и подготовка коммунистических и революционных кадров для стран зарубежного Востока».

Очень быстро КУТВ превратился в один из крупнейших коммунистических университетов страны. В 1921 году в нем числилось 713 студентов, в 1922 году – 930, а в 1923 -1015. Среди студентов были представители самых разных восточных национальностей советского и зарубежного Востока: армяне, грузины, тюрки, абхазцы, киргизы, уйгуры, арабы, турки, китайцы, корейцы, индийцы, японцы и др.

Первые китайские студенты были зачислены в Университет в 1921 году (первые два в июле, 26 человек в августе, а к концу года их уже насчитывалось 36). В их число входили Лю Шаоци, Жэнь Биши, Сяо Цзингуан и другие активные участники революционного движения в Китае. В конце 1924 года в КУТВе проходили обучение 109 китайских студентов, прибывших не только из Китая, но также из Франции и других европейских стран (это были китайцы, которые состояли в Европейском отделении Социалистического союза молодежи Китая).

Все китайские студенты обучались в зарубежном секторе университета, который был поделен на национальные секции. Так в 1922-1923 году существовало 6 секций: русская, французская, английская, китайская и корейская. Позднее структура университета претерпела изменения: вместо «зарубежного сектора» появилась «иностранная группа», которая потом разделилась еще на два сектора «А» (трехгодичный основной курс) и «В» (одногодичный массовый курс). Китайские студенты учились в специальном секторе «А», который потом был переименован в «Ц».

Студенты КУТВ во дворе общежития на Тверском бульваре, 13. Источник: личный архив Шахбазовой В. К.

Обучение в КУТВ

Основными кафедрами в КУТВе были:

  1. Кафедра ленинизма, истории и тактики партии;
  2. Кафедра экономики;
  3. Кафедра истории;
  4. Кафедра зарубежного Востока;
  5. Кафедра исторического материализма.

Предметы делились на основные — «политическая экономия, исторический материализм, история классовой борьбы, история рабочего движения, история ВКП(б)» и вспомогательные – «естествознание, языкознание и военная теория». Преподавали также философию, историю Коминтерна, экономическую географию и конспирацию.

Последней, кстати, уделяли особое значение: приехав в Советский Союз, студенты получали паспорта на вымышленное имя и фамилию (собственные паспорта и другие личные документы сдавались в учебную часть), им выдавался «домашний адрес», так как официальным пользоваться было запрещено. С 1934 года всем учащимся было также запрещено посещать национальные клубы, фотографироваться (нельзя было даже фотографировать друг друга), посылать рукописные материалы за границу и т.д. Правда, не всегда все эти правила соблюдались.

Китайский студент с Филиппин подозревается в троцкизме. Источник: РГАСПИ ф. 495. оп. 225. д. 1920. л. 18.

По первому уставу КУТВ, принятому в 1922 году, обучение должно было вестись на родном языке студентов, если же это было невозможно, то на том, который студент знал (восточный, русский или европейский). Зачастую на практике оказывалось, что преподаватели не знали языка студентов, а студенты не владели ни русским, ни одним из европейских, поэтому учащимся первым делом приходилось осваивать русский.

Язык для китайцев преподавали шесть раз в неделю, однако выучивали его на должном уровне немногие. Помимо того, что еще недостаточно хорошо была разработана методика преподавания русского языка, в то время не было даже русско-китайских словарей:

«Нам предстояло обучаться русскому языку в Москве, а русско-китайского словаря в то время еще не было, существовал только русско-японский иероглифический словарь, который продавался в японском книжном магазине в Шанхае. Все уезжавшие в СССР, почти без исключения, купили там этот словарь. В результате по числу проданных словарей и хозяин магазина, и представители японских властей точно установили число студентов, уезжающих в Москву. Это было непредвиденным нарушением конспирации».

Те, кто овладевал русским на хорошем уровне зачислялись в «кружки переводчиков и лекторов». Профессиональными китайскими переводчиками, которые работали в КУТВ, были Ли Цзунъу и Цюй Цюбо.

Интересно было бы посмотреть на расписание занятий китайский студентов, но в нашем распоряжении пока есть только расписание «индокитайцев» в 1937 году: «Новейшая история и история Коминтерна: 90-100 часов, Ленинизм: 40-120 часов, Проблема страны и партмассовая работа: 40-120 часов, Текущая тематика: 40-50 часов, Французский язык: 90-160 часов».

На каждый год в КУТВе составлялся план теоретической и практической работы, который согласовывался непосредственно с Исполнительным Комитетом Коминтерна (ИККИ). В 1927 году в КУТВ была создана аспирантура, которая готовила кадры для высшей школы и научных работников.

В структуру университета также входили и вспомогательные органы: лаборатории, кабинеты (например, кабинет общественных наук), «библиотеки, клуб, органы научно-исследовательской работы, издательство, комиссия по руководству практической работой студентов вне стен университета и внутри, общественные организации студентов и сотрудников», экскурсионное бюро и дом пионеров.

Кроме этого, в составе КУТВ были амбулатория и лазарет, который принимал как студентов, так и преподавателей, здесь оказывалась первая необходимая медицинская помощь, учащихся с серьезными заболеваниями направляли в соответствующие медицинские учреждения Москвы.

Преподавателями в КУТВ были выпускники Коммунистического университета им. Я.М. Свердлова, а затем Института красной профессуры. Большинство из них не знали Востока, хотя со временем в университете стали предприниматься попытки «ориентализировать» обучение. К тому же поначалу не было ни учебников, ни учебных пособий на китайском языке.

Чтобы стать студентом КУТВ надо было соответствовать определенным критериям: быть коренным жителем своей страны и владеть ее языком, иметь рабочее или крестьянское происхождение и быть физически здоровым. Но несмотря на все эти условия, зачастую учащиеся КУТВ не имели ни пролетарского или крестьянского происхождения, да и здоровье не всегда соответствовало условиям приема в университет.

Как жили китайские студенты в Москве? Продолжение следует.

Для заглавной иллюстрации использовано медицинское заключение о студенте КУТВ с Филиппин. Источник: РГАСПИ ф. 495 оп. 268 д. 26. л. 7.

Источники:

Тимофеева Н.Н. Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) – центр идейной подготовки коммунистических и революционных кадров Востока: автореферат дис. … кандидата исторических наук : 07.00.04. — Москва, 1988. С. 8.
Спичак Д.А. История подготовки кадров компартии Китая и Гоминьдана в московских учебных центрах Коминтерна: цели, методы, результаты (1921-1939 гг.) Автореферат. Москва, 2010.
Титов А.С., Усов В.Н. Лю Шаоци // Вопросы истории 1989. № 8.
Панин Е.В. Коммунистический университет трудящихся Востока // Известия МГТУ «МАМИ» №4(18), 2013, т.2, с. 202-204
Соколов А.А. Коминтерн и Вьетнам. Подготовка вьетнамских политических кадров в коммунистических вузах СССР (20–30-е годы). (Историко-политический очерк). М.,1998, с. 42-43, 45-46, 55, 62.
Го Шаотан (Крымов А.Г.) Историко-мемуарные записки китайского революционера. М., 1990, с.157-158.
Вся Москва. Адресная книга и справочная книга на 1926 год. М., 1926; Вся Москва. Адресная книга на 1929 год. М., 1929.

Автор благодарит за неоценимую помощь в подготовке материала и предоставленные документы Усова Илью и Валерию К. Шахбазову.

Автор: Анастасия Усова

История китайцев в Москве

«Шафранная» Москва 1920-х · 1
«Шафранная» Москва 1920-х · 2
Где учились китайские революционеры в советской Москве