В России во второй половине XIX века и до конца 30-х годов ХХ века существовала очень большая китайская диаспора, правда, в основном, китайское население проживало на Дальнем Востоке. В европейской части страны китайцев было намного меньше, а в столицах они появились лишь в начале ХХ века. О жизни китайцев в дальневосточных городах нам известно уже довольно много, а вот о китайцах в европейской части России пока только приходится собирать сведения. В совместном проекте историка Анастасии Усовой и Магазеты мы попытаемся пролить свет на темные пятна китайской истории Москвы.

Внутренние дрязги

Несмотря на сносные условия для учебы, студенты, однако, зачастую занимались совершенно иными делами, далекими от изучения «общественных наук» и русского языка. На протяжении всего существования КУТК в его стенах постоянно шла фракционная борьба как в студенческой среде, так и в административном и педагогическом коллективах.

В первый год существования университета шла активная борьба против московского отделения КПК (旅莫支部). Затем в 1927 году возник конфликт между советскими администраторами УТК: исполняющим обязанности ректора Ш. И. Аголом (П. Миф, второй ректор УТК, находился в то время в Китае), который пытался всеми силами удержаться на этом месте, и секретарем парткома УТК Седниковым, выступавшего против Агола. Студенты стали очень активно вовлекаться в это противостояние, и учебный процесс оказался на грани срыва.[1]

Кульминацией этой борьбы стала «заключительная конференция семестра»: «Две фракции провели на этой конференции «кровавую» битву, горячо споря об академических и партийных делах. Фракция академической работы заявляла, что партийные дела в университете велись из рук вон плохо, а фракция партийной организации настаивала, что в университете завалена академическая работа. <…> Конференция продолжалась семь дней и семь ночей подряд, с перерывами только на еду, но компромисс так и не был достигнут».[2]

Помимо этих двух фракции была и третья сила – студенты, которые не принадлежали ни к одной из группировок и выступали против всех проводившихся дискуссий. Именно на этих студентов стал опираться вернувшийся из командировки Павел Миф (настоящее имя М. А. Фортус). К концу лета победа над фракцией Агола была одержана, он был уволен из университета, а вслед за ним был снят и его оппонент Седников, которого обвинили в разжигании склок, также из университета были исключены и переведены в Международную ленинскую школу (МЛШ) некоторые студенты, которые поддерживали Агола.[3]

Павел Александрович Миф — ректор КУТК. Источник: ru.wikipedia.org
Павел Александрович Миф — историк, экономист и второй ректор КУТК. Источник: ru.wikipedia.org

Контрреволюция в рядах студентов

Но уже в конце 1927 году в университете якобы была обнаружена подпольная конттреволюционная организация студентов УТК и МЛШ, которую составляли выходцы из провинций Цзянсу и Чжэцзян. Материалы для расследования деятельности этой группы были переданы в ОГПУ, где преступная и антипартийная деятельность была полностью установлена. В итоге в 1928 году четыре студента были арестованы, а из партии и комсомола было исключено двенадцать человек.

Однако после VI съезда КПК, проходившем в подмосковном селе Первомайское, вновь избранный Генеральный секретарь Сян Чжунфа (向忠发), который кстати не сомневался в существовании контрреволюционной группы «Цзянсу-Чжэцзянского землячества», «поручил Цюй Цюбо и другим членам делегации КПК в ИККИ решить вопрос с «Землячеством».[4] Этот вопрос был перепоручен Чжоу Эньлаю, который приехал в УТК, пообщался со студентами, провел собрания и пришел к выводу, что никакой контрреволюционной группы не было и нет. Тогда за это дело взялся и сам Цюй Цюбо. Одновременно «Землячеством» занялась и советская партийная сторона. В итоге расследование привело к тому, что «дело» было полностью закрыто, так как «никакого контрреволюционного китайского землячества не существовало».[5]

Бывшая усадьба Мусиных-Пушкиных в селе Первомайское - сейчас музей VI съезда компартии Китая. Источник: Интерфакс / Ирина Иванова
Бывшая усадьба Мусиных-Пушкиных в селе Первомайское — сейчас музей VI съезда компартии Китая. Источник: Интерфакс / Ирина Иванова

Однако партийные дрязги продолжились: советская администрация давила на китайских студентов, постоянно усиливая контроль за ними, но этому отчаянно противилось студенчество КУТК. В итоге это противостояние вылилось в «настоящий бунт китайцев против диктата русской администрации, прежде всего парткома».[6]

В июне 1929 года на общем собрании студентов университета началось активное обсуждение недостатков в работе парткома, в итоге дебаты по этому вопросу затянулись на 10 дней и в итоге превратились «в склоку и закончились дракой».[7] Но все эти «обсуждения» ни к каким результатам, к сожалению, не привели, а новый ректор университета В. И. Вегер лишь заявил о том, что университет должен пройти новое обследование, с чем были несогласны многие китайские студенты, которые после каникул решили «не приступать к работе, пока не будут разрешены политические вопросы в КУТК».[8]

Самоубийство троцкиста и закрытие КУТК

Во время обследования КУТК комиссия, которую возглавила директор Международной ленинской школы К. И. Кирсанова, признала, что «существующее положение в КУТК является крайне неудовлетворительным, ни в какой мере не обеспечивающим выполнение задач университета по подготовке большевистских кадров для КПК», что университет был «не обеспечен» кадрами научных работников, преподавателей, руководителей кафедр, заведующих курсами, членов правления и переводчиками», «из 70 преподавателей КУТК 50 не знали Китая, а переводческая работа была налажена плохо».[9] В итоге часть комиссии предложила ликвидировать КУТК, а часть предложила реорганизовать университет. Однако эта ситуация разрешилась самым неожиданным образом.

28 января 1930 года в ходе очередной партийной чистки «неожиданно покончил собой некий студент по имени Чжао Яньцин. (У него было два русских псевдонима: Мамашкин – под этой фамилией от учился в КУТВ, и Донбасов – как студент КУТК; китайцы в КУТК звали его «Мама»)».[10] Причины его самоубийства неизвестны, но за неделю до смерти он написал заявление в партбюро университета, в котором сообщил о существовании «строго законспирированной троцкистской организации студентов, которая существовала то ли с конца сентября, то ли с начала октября 1928 г. и членом которой он сам являлся».[11] В итоге он выдал более 60 человек, принадлежавших к этой группе, которые учились как в КУТК, так и в МЛШ и в Московской пехотной военной школе. Когда все эти сведения подтвердились, то было арестовано все руководство организации и ее активные участники.

В итоге в 1930 году был арестован 171 китайский троцкист.[12] Естественно, что такое положение дел вызвало недовольство как в Коминтерне, так и в ЦК ВКП (б), и в конце концов было принято решение о закрытии КУТК. 15 мая 1930 года работа по ликвидации университета была завершена: большинство студентов было переведено в МЛШ, а часть вернулась в Китай.

Хотя фракционная борьба постоянно отвлекала студентов от учебного процесса, а преподавательский состав не всегда мог справиться с задачами, которые ставило перед университетом советское правительство, невозможно отрицать и определенные достижения в деятельности УТК / КУТК. Ведь все, кто знаком с историей Китая, знает и имена студентов университета, таких как Дэн Сяопин, Цзян Цзинго, Чжан Вэньтянь, Е Цзяньин и других политических деятелей, которые сыграли огромную роль в истории современного Китая.

Студенты, учившиеся и работавшие в УТК / КУТК[13]

  • Бо Гу (псевдоним – Погорелов)
  • Бу Шицзи (Пролетариев)
  • Бянь Фулинь (Вершинин)
  • Ван Вэньхуэй (Яроцкий)
  • Ван Чжихао (Рютин)
  • Ван Цзясян (Коммунар и Чжан Ли)
  • Го Чжаотан (Го Шаотан, Евгений Куо, Жан Папюк и Крымов)
  • Дун Биу (Слухов)
  • Дун Исян (Орлинский)
  • Дэн Сяопин (Крезов и Дозоров)
  • Е Цзяньин (Юхнов)
  • Энь Чжосюань (Рафаил)
  • Кун Юань (Тянь Фу)
  • Ли Бочжао (Монина)
  • Линь Боцюй (Горький Юльевич Комиссаров)
  • Лу Юань (Огарев)
  • Мэн Циншу (Роза Владимировна Осетрова) — супруга Ван Мина
  • Сун Фэнчунь (Карл Прейс)
  • Сюй Тели (Маркин)
  • Сян Цзинъюй (Надеждина)
  • Сяо Чанбинь (Чжи Ци, Наум Михайлович Михайлов)
  • У Юйчжан (Буренин)
  • Фу Сюэли (Двойкин)
  • Фэн Цян (Варский)
  • Цзи Шугун (Цзи Бугун, Николай Алексеевич Некрасов)
  • Цзя Цунчжоу (Кузнецов, Степан Лукич Луговой)
  • Цзян Цзинго (Николай Владимирович Елизаров)
  • Чжан Вэньтянь (Измайлов)
  • Чжан Сиюань — первая жена Дэн Сяопина
  • Чжан Циньцю (Герасимова)
  • Чжу Хуайдэ (Окунев)
  • Чэнь Вэйи (Чехов)
  • Чэнь Чанхао (Владимир Петрович Изумрудов)
  • Чэнь Ци (Антон Федорович Соловьев)
  • Шэн Чжунлян (Мицкевич)
  • Шэнь Цзэминь (Гудков)
  • Юй Сюсун (Рубен Нариманов)
  • Юй Фэй
  • Ян Чжихуа (Страхова)
  • Ян Сун (Николай Иванович Васильев и Никифор Васильевич Васильев)
  • Ян Хуабо (Короленко)
  • Ян Шанкунь (Салтыков)

Для заглавной иллюстрации использовано фото группы студентов УТК-КУТК в Москве. Источник: РГАСПИ

Топография китайской Москвы

История китайцев в Москве

Wǒ ❤️ Magazeta 🎄2018🎄

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Примечания

  1. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 106[]
  2. Шэн Юэ. Университет имени Сунь Ятсена в Москве и китайская революция. Воспоминания. Перевод с английского Л.И. Головачевой и В.Ц. Головачева. М., 2009, с. 225[]
  3. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 108[]
  4. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 116[]
  5. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, с. 110-118[]
  6. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, с. 122-123[]
  7. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, с. 125-127[]
  8. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 12[]
  9. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, с. 127-128[]
  10. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 130[]
  11. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 131[]
  12. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 131[]
  13. Аринчева Д.А. Китайские революционеры в советской России (1920-1930-е годы). М., 2015[]
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Усова Анастасия закончила Институт стран Азии и Африки по специальности "история Китая", всегда занималась русско-китайскими отношениями: интересовалась культурой русской эмиграции в Харбине в 30-е годы ХХ века, а потом сменила ракурс и написала диссертацию об истории китайцев, маньчжуров и дауров в Зазейском крае во второй половине XIX века. Вела разнообразные курсы по истории Китая в Российском университете дружбы народов и Институте стран Азии и Африки. Два года жила в Шанхае и увлеклась архитектурой этого города. Но интерес к истории жизни китайцев в России не ослабел до сих пор.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомления на