В России во второй половине XIX века и до конца 30-х годов ХХ века существовала очень большая китайская диаспора, правда, в основном, китайское население проживало на Дальнем Востоке. В европейской части страны китайцев было намного меньше, а в столицах они появились лишь в начале ХХ века. О жизни китайцев в дальневосточных городах нам известно уже довольно много, а вот о китайцах в европейской части России пока только приходится собирать сведения. В совместном проекте историка Анастасии Усовой и Магазеты мы попытаемся пролить свет на темные пятна китайской истории Москвы.

Внутренние дрязги

РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Несмотря на сносные условия для учебы, студенты, однако, зачастую занимались совершенно иными делами, далекими от изучения «общественных наук» и русского языка. На протяжении всего существования КУТК в его стенах постоянно шла фракционная борьба как в студенческой среде, так и в административном и педагогическом коллективах.

В первый год существования университета шла активная борьба против московского отделения КПК (旅莫支部). Затем в 1927 году возник конфликт между советскими администраторами УТК: исполняющим обязанности ректора Ш. И. Аголом (П. Миф, второй ректор УТК, находился в то время в Китае), который пытался всеми силами удержаться на этом месте, и секретарем парткома УТК Седниковым, выступавшего против Агола. Студенты стали очень активно вовлекаться в это противостояние, и учебный процесс оказался на грани срыва.[1]

Кульминацией этой борьбы стала «заключительная конференция семестра»: «Две фракции провели на этой конференции «кровавую» битву, горячо споря об академических и партийных делах. Фракция академической работы заявляла, что партийные дела в университете велись из рук вон плохо, а фракция партийной организации настаивала, что в университете завалена академическая работа. <…> Конференция продолжалась семь дней и семь ночей подряд, с перерывами только на еду, но компромисс так и не был достигнут».[2]

Помимо этих двух фракции была и третья сила – студенты, которые не принадлежали ни к одной из группировок и выступали против всех проводившихся дискуссий. Именно на этих студентов стал опираться вернувшийся из командировки Павел Миф (настоящее имя М. А. Фортус). К концу лета победа над фракцией Агола была одержана, он был уволен из университета, а вслед за ним был снят и его оппонент Седников, которого обвинили в разжигании склок, также из университета были исключены и переведены в Международную ленинскую школу (МЛШ) некоторые студенты, которые поддерживали Агола.[3]

Павел Александрович Миф — ректор КУТК. Источник: ru.wikipedia.org
Павел Александрович Миф — историк, экономист и второй ректор КУТК. Источник: ru.wikipedia.org

Контрреволюция в рядах студентов

Но уже в конце 1927 году в университете якобы была обнаружена подпольная конттреволюционная организация студентов УТК и МЛШ, которую составляли выходцы из провинций Цзянсу и Чжэцзян. Материалы для расследования деятельности этой группы были переданы в ОГПУ, где преступная и антипартийная деятельность была полностью установлена. В итоге в 1928 году четыре студента были арестованы, а из партии и комсомола было исключено двенадцать человек.

Однако после VI съезда КПК, проходившем в подмосковном селе Первомайское, вновь избранный Генеральный секретарь Сян Чжунфа (向忠发), который кстати не сомневался в существовании контрреволюционной группы «Цзянсу-Чжэцзянского землячества», «поручил Цюй Цюбо и другим членам делегации КПК в ИККИ решить вопрос с «Землячеством».[4] Этот вопрос был перепоручен Чжоу Эньлаю, который приехал в УТК, пообщался со студентами, провел собрания и пришел к выводу, что никакой контрреволюционной группы не было и нет. Тогда за это дело взялся и сам Цюй Цюбо. Одновременно «Землячеством» занялась и советская партийная сторона. В итоге расследование привело к тому, что «дело» было полностью закрыто, так как «никакого контрреволюционного китайского землячества не существовало».[5]

Бывшая усадьба Мусиных-Пушкиных в селе Первомайское - сейчас музей VI съезда компартии Китая. Источник: Интерфакс / Ирина Иванова
Бывшая усадьба Мусиных-Пушкиных в селе Первомайское — сейчас музей VI съезда компартии Китая. Источник: Интерфакс / Ирина Иванова

Однако партийные дрязги продолжились: советская администрация давила на китайских студентов, постоянно усиливая контроль за ними, но этому отчаянно противилось студенчество КУТК. В итоге это противостояние вылилось в «настоящий бунт китайцев против диктата русской администрации, прежде всего парткома».[6]

В июне 1929 года на общем собрании студентов университета началось активное обсуждение недостатков в работе парткома, в итоге дебаты по этому вопросу затянулись на 10 дней и в итоге превратились «в склоку и закончились дракой».[7] Но все эти «обсуждения» ни к каким результатам, к сожалению, не привели, а новый ректор университета В. И. Вегер лишь заявил о том, что университет должен пройти новое обследование, с чем были несогласны многие китайские студенты, которые после каникул решили «не приступать к работе, пока не будут разрешены политические вопросы в КУТК».[8]

Самоубийство троцкиста и закрытие КУТК

Во время обследования КУТК комиссия, которую возглавила директор Международной ленинской школы К. И. Кирсанова, признала, что «существующее положение в КУТК является крайне неудовлетворительным, ни в какой мере не обеспечивающим выполнение задач университета по подготовке большевистских кадров для КПК», что университет был «не обеспечен» кадрами научных работников, преподавателей, руководителей кафедр, заведующих курсами, членов правления и переводчиками», «из 70 преподавателей КУТК 50 не знали Китая, а переводческая работа была налажена плохо».[9] В итоге часть комиссии предложила ликвидировать КУТК, а часть предложила реорганизовать университет. Однако эта ситуация разрешилась самым неожиданным образом.

28 января 1930 года в ходе очередной партийной чистки «неожиданно покончил собой некий студент по имени Чжао Яньцин. (У него было два русских псевдонима: Мамашкин – под этой фамилией от учился в КУТВ, и Донбасов – как студент КУТК; китайцы в КУТК звали его «Мама»)».[10] Причины его самоубийства неизвестны, но за неделю до смерти он написал заявление в партбюро университета, в котором сообщил о существовании «строго законспирированной троцкистской организации студентов, которая существовала то ли с конца сентября, то ли с начала октября 1928 г. и членом которой он сам являлся».[11] В итоге он выдал более 60 человек, принадлежавших к этой группе, которые учились как в КУТК, так и в МЛШ и в Московской пехотной военной школе. Когда все эти сведения подтвердились, то было арестовано все руководство организации и ее активные участники.

В итоге в 1930 году был арестован 171 китайский троцкист.[12] Естественно, что такое положение дел вызвало недовольство как в Коминтерне, так и в ЦК ВКП (б), и в конце концов было принято решение о закрытии КУТК. 15 мая 1930 года работа по ликвидации университета была завершена: большинство студентов было переведено в МЛШ, а часть вернулась в Китай.

Хотя фракционная борьба постоянно отвлекала студентов от учебного процесса, а преподавательский состав не всегда мог справиться с задачами, которые ставило перед университетом советское правительство, невозможно отрицать и определенные достижения в деятельности УТК / КУТК. Ведь все, кто знаком с историей Китая, знает и имена студентов университета, таких как Дэн Сяопин, Цзян Цзинго, Чжан Вэньтянь, Е Цзяньин и других политических деятелей, которые сыграли огромную роль в истории современного Китая.

Студенты, учившиеся и работавшие в УТК / КУТК[13]

  • Бо Гу (псевдоним – Погорелов)
  • Бу Шицзи (Пролетариев)
  • Бянь Фулинь (Вершинин)
  • Ван Вэньхуэй (Яроцкий)
  • Ван Чжихао (Рютин)
  • Ван Цзясян (Коммунар и Чжан Ли)
  • Го Чжаотан (Го Шаотан, Евгений Куо, Жан Папюк и Крымов)
  • Дун Биу (Слухов)
  • Дун Исян (Орлинский)
  • Дэн Сяопин (Крезов и Дозоров)
  • Е Цзяньин (Юхнов)
  • Энь Чжосюань (Рафаил)
  • Кун Юань (Тянь Фу)
  • Ли Бочжао (Монина)
  • Линь Боцюй (Горький Юльевич Комиссаров)
  • Лу Юань (Огарев)
  • Мэн Циншу (Роза Владимировна Осетрова) — супруга Ван Мина
  • Сун Фэнчунь (Карл Прейс)
  • Сюй Тели (Маркин)
  • Сян Цзинъюй (Надеждина)
  • Сяо Чанбинь (Чжи Ци, Наум Михайлович Михайлов)
  • У Юйчжан (Буренин)
  • Фу Сюэли (Двойкин)
  • Фэн Цян (Варский)
  • Цзи Шугун (Цзи Бугун, Николай Алексеевич Некрасов)
  • Цзя Цунчжоу (Кузнецов, Степан Лукич Луговой)
  • Цзян Цзинго (Николай Владимирович Елизаров)
  • Чжан Вэньтянь (Измайлов)
  • Чжан Сиюань — первая жена Дэн Сяопина
  • Чжан Циньцю (Герасимова)
  • Чжу Хуайдэ (Окунев)
  • Чэнь Вэйи (Чехов)
  • Чэнь Чанхао (Владимир Петрович Изумрудов)
  • Чэнь Ци (Антон Федорович Соловьев)
  • Шэн Чжунлян (Мицкевич)
  • Шэнь Цзэминь (Гудков)
  • Юй Сюсун (Рубен Нариманов)
  • Юй Фэй
  • Ян Чжихуа (Страхова)
  • Ян Сун (Николай Иванович Васильев и Никифор Васильевич Васильев)
  • Ян Хуабо (Короленко)
  • Ян Шанкунь (Салтыков)

Для заглавной иллюстрации использовано фото группы студентов УТК-КУТК в Москве. Источник: РГАСПИ

Топография китайской Москвы

История китайцев в Москве

Wǒ ❤️ Magazeta 🎄2018🎄

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Примечания

  1. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 106[]
  2. Шэн Юэ. Университет имени Сунь Ятсена в Москве и китайская революция. Воспоминания. Перевод с английского Л.И. Головачевой и В.Ц. Головачева. М., 2009, с. 225[]
  3. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 108[]
  4. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 116[]
  5. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, с. 110-118[]
  6. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, с. 122-123[]
  7. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, с. 125-127[]
  8. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 12[]
  9. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, с. 127-128[]
  10. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 130[]
  11. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 131[]
  12. Спичак Д.А. Китайский авангард Кремля. Революционеры Китая в московских школах Коминтерна (1921-1939). М., 2012, С. 131[]
  13. Аринчева Д.А. Китайские революционеры в советской России (1920-1930-е годы). М., 2015[]
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Усова Анастасия закончила Институт стран Азии и Африки по специальности "история Китая", всегда занималась русско-китайскими отношениями: интересовалась культурой русской эмиграции в Харбине в 30-е годы ХХ века, а потом сменила ракурс и написала диссертацию об истории китайцев, маньчжуров и дауров в Зазейском крае во второй половине XIX века. Вела разнообразные курсы по истории Китая в Российском университете дружбы народов и Институте стран Азии и Африки. Два года жила в Шанхае и увлеклась архитектурой этого города. Но интерес к истории жизни китайцев в России не ослабел до сих пор.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомления на