Один из самых известных представителей циничного реализма Фан Лицзюнь постоянно выбирает между «небом и землей», между материальным и духовным, не только в творчестве, но и в жизни. Будучи успешным художником, он не отказывается и от более «приземленной» деятельности в виде ресторанного бизнеса. Зачем художнику сеть общепита и почему персонажи его картин лысые?

Фан Лицзюнь. Источник: The Chinese Lives of Uli Sigg

Фан Лицзюнь (方力钧) родился в 1963 году в городе Ханьдань провинции Хэбэй. Рисовать начал в раннем детстве, в 17 лет поступил в провинциальный технический колледж легкой промышленности, чтобы изучать керамику. После его окончания решил продолжить обучение и поступил в Центральную академию искусств в Пекине на отделение гравюры. Однако известность ему принесла именно живопись, которой он увлекся еще в Академии.

Как и многие молодые художники в середине 1980-х, Фан Лицзюнь зачитывался хлынувшими в Китай работами западных философов, где пытался найти ответы на вопросы, волнующие китайское общество в период кардинальных перемен. Тем не менее, внимание его творчество начало привлекать уже в 90-е – циничный реализм стал своего рода реакцией на разочарование, которое испытала китайская интеллигенция после событий 1989 года. Выбранный им образ лысого человека символизировал все общество в целом:

«Откуда появился образ лысого человека? На то есть несколько причин. Первая — психологическая. В то время я был маниакальным приверженцем бритья головы. Вторая — экспериментальная. Первые изображение лысых появились на старших курсах колледжа. Тогда я пробовал все, и это было частью эксперимента. А когда работы разошлись, первое, что я обнаружил, – насколько они мощны в визуальном плане. <…> И наконец, изображение лысого человека двусмысленно. Непонятно, что он за человек и какую позицию занимает. <…> Это был наиболее адекватный способ выразить мой протест».

Серия 2. №2. Фан Лицзюнь (1991)

Постепенно прямой протест, который читался в работах Фан Лицзюня начала 1990-х, растворился в более сложном понимании и отражении реальности. С конца 90-х трактовка его работ значительно усложнилась: каждый мог видеть и оценивать их содержание по-разному, исходя из своего психологического состояния и контекста. И, по мнению Фан Лицзюня, перемены в его творчестве не только субъективны, они отражают и изменения в тех задачах, которые стоят перед художником.

«В начале 90-х художники в Китае были важны для выражения разных мнений, они были людьми, способными противостоять системе, способными сказать «я не согласен с этой точкой зрения» или «я не хочу жить как все остальные». Возможно, это была их самая важная задача, а средства для ее выполнения уже не имели значения. Сейчас же, я думаю, самое важное для художников — разогнать туман, чтобы позволить нам увидеть действительное состояние личности или нашей реальности».

30-я Мэри. Фан Лицзюнь (2006)

В 2000-х годах реальность Фан Лицзюня обзавелась новой гранью: помимо творческой деятельности, он решил заняться бизнесом и вместе с партнером открыл в Пекине ресторан, который за десять лет превратился в небольшую сеть. Казалось бы, зачем успешному художнику, чьи работы выставляются на аукционах Кристис, открывать заведение общепита? Оказывается, лишь для того, чтобы почувствовать себя частью общества:

«Жизнь художника также полна ловушек. Художник проводит все время в студии, где решения принимает только он, поэтому очень легко сойти с ума как Ван Гог или потерять связь с реальностью. Это огромная ловушка для меня. Я хочу заниматься искусством как нормальный член общества, а не пациент клиники для душевнобольных. Поэтому я надеюсь поддерживать нормальную здоровую связь с обществом. С момента открытия ресторана, я стал больше «буржуа», я должен вести бухгалтерскую отчетность, чтобы понимать, приносит ли что-то прибыль или оставляет меня в убытке. Только ведя постоянные подсчеты, я могу оставаться на плаву. Для меня смысл владения рестораном именно в том, что это позволяет мне сбежать из студии и почувствовать себя в шкуре обычного человека, а не художника».

В публикации использованы материалы из интервью Джереми Санса с Фан Лицзюнем в 2008 году (China Talks: Interviews with 32 contemporary artists, 2009).

Для заглавной иллюстрации использована работа Фан Лицзюня «2003.2.1».

Другие публикации о современном искусстве в Китае

Инь Сючжэнь: как сшить произведение искусства из ста кг одежды?
Ай Вэйвэй против
Цуй Жучжо — патриот и самый дорогой художник Китая
Ван Гуанъи: очеловечивая Мао
«Лестница в небо» Цай Гоцяна
Ян Шаобинь: искусство подворотен шахтерского городка
Шанхайская биеннале 2016
Цзэн Фаньчжи: искусство маскировки
Собрание светлячков: художественная акция в старом шанхайском квартале
Сюй Бин: игры со словами
Суй Цзяньго: искусство, которое нельзя продать
Люй Шэнчжун: традиционное искусство в современном Китае
Янь Лэй: искусство на «аутсорсе»