Насилие в китайских семьях

Месяц назад в Китае вступил в силу закон, который вмешался в традиционно частную сферу жизни и запретил физическое или психологическое насилие в отношении членов семьи или сожительствующих. Это действительно достижение для китайских общественных организаций и активистов, которые более десятилетия добивались принятия этого закона. Насколько серьезна проблема домашнего насилия в современном Китае? И почему этот закон является огромным шагом для китайского общества?

Сор из избы

По оценкам Всекитайской федерации женщин, около четверти замужних женщин в стране подвергаются насилию в семье, хотя обращаются с жалобами лишь около 40-50 тысяч женщин в год. Хотя женщины чаще всего выступают в качестве жертвы, насилию подвергаются и мужчины, и дети, и даже пожилые члены семьи.

Тот факт, что проблема насилия в семьях сейчас освещается СМИ и обсуждается в интернете — уже большое достижение. До середины 90-х в прессе и на телевидении практически не использовался термин «домашнее насилие» (家庭暴力) — он получил распространение лишь после 1995 года, когда Пекин стал местом проведения 4-й международной конференции ООН по проблемам женщин. В юридический лексикон термин вошел в 2001 году, когда в новом Семейном кодексе «домашнее насилие» было признано основанием для развода.

Домашнее насилие не является исключительно китайской проблемой, но закрытость частной жизни китайского общества накладывает определенный отпечаток на отношение к ней. Проблемами в семье не принято делиться с родственниками и друзьями, но даже в случае обращения в полицию, вряд ли кто-то решится вмешиваться в семейный конфликт, несмотря на очевидные следы насилия. Более того, женщина, пытающаяся привлечь общественное внимание к «семейным проблемам», скорее вызовет осуждение, чем сочувствие.

Судебное разбирательство между основателем школы английского языка «Crazy English» Ли Яном и его супругой стало первым случаем, когда жертва семейного насилия в Китае решилась публично заявить о проблеме и смогла вызвать огромный резонанс в СМИ. После очередного избиения на глазах трех своих дочерей, американка Ким Ли решила обратиться в полицию. И возможно, что ее обращение, как и во многих других случаях, осталось бы незамеченным, если бы она не опубликовала свои фотографии со следами ударов в Weibo (китайский микроблог, аналог Twitter), использовав популярность своего мужа против него.

Будучи гражданкой США, она могла просто покинуть страну со своими детьми (у которых тоже были американские паспорта), но Ким Ли решила бороться за своим права в Китае. После 18-ти месяцев судебных разбирательств в Пекине ей удалось добиться выплаты 12 млн юаней (что, конечно, является незначительной частью состояния ее мужа) и даже 50 000 юаней компенсации за моральное и физическое насилие в браке, что в Китае большая редкость.

В течение двух лет Ким Ли публично делилась происходящим, в интернете и на ТВ, получала тысячи сообщений и писем от женщин, которые подвергаются насилию в семье и не готовы «выносить сор из избы». Многие просили ее удалять сообщения после прочтения: вдруг об этом узнают их родственники.

Традиции

Низкий статус женщин в иерархии семьи и общества в Китае служил одной из основных причин того, почему они чаще других оказывались жертвами насилия в собственном доме. В культуре, где любое публичное выражение агрессии ведет к «потере лица», именно женщины оказывались в роли «крайнего». Конфуцианская мораль и ограниченное право владения имуществом, в целом, не предоставляли женщине большого выбора: бесчестную жену вряд ли бы приняли обратно в родительском доме, а найти самостоятельно источник к существованию было сложно.

Идея романтического брака (в противовес договорному браку) получила широкое распространение после 1949 года, что заметно сказалось на снижении количества проявления насилия в семьях в 50-е годы. Однако Культурная революция привела к новому витку агрессии в «ячейках общества». И несмотря на право развода, женщина, решившая покинуть своего супруга, могла стать не просто мишенью общественного осуждения и просто быть физически искалеченной. Еще больше ее положение усугублялось, если она не могла иметь детей или обеспечить мужа наследником. Неудивительно, что в сельских районах Китая отмечали высокий уровень самоубийств именно среди женщин: для многих это оказывалось единственным выходом.

Давление традиций сказывается и в современном Китае: практически любая девушка старше 27 лет оказывается под огромным прессингом со стороны общества и семьи. Даже хорошее образование и успешная карьера не способны компенсировать отсутствие замужнего статуса, что часто подталкивает к поспешному браку. В результате, когда оказывается, что муж решает конфликты силой, то особого выбора у нее не остается: имущество чаще всего записано на супруга (так как часто его семья покупает квартиру), детей также присудят ему, а выйти замуж после развода непросто.

Одна семья — одна дочь

Ограничение рождаемости в 80-е годы привело к росту насилия в отношении женщин: проблему рождения девочек в сельской местности решали нередко радикально. В результате в конце десятилетия в некоторых районах провинции Аньхой и Хубэй на 1 девочку приходилось 3-5 ровесников-мальчиков (Gilmartin 1990:216).

Однако спустя 35 лет ограничения рождаемости отношение к дочерям и положение женщин кардинально изменилось. Во-первых, оказалось, что половая диспропорция населения повысила ценность женщины, а значит и требования к будущему мужу (и его семье). Во-вторых, единственным дочерям стали давать максимально хорошее образование: оказалось, что в современной экономике женщина может работать и зарабатывать наравне с мужчиной. В-третьих, в случае конфликта в семье, где жена — единственный ребенок, ее родители, скорее всего, окажутся на ее стороне, когда раньше они поддерживали бы ее супруга.

Если судить по публикациям в китайских блогах, физическое насилие в отношении жены осуждается комментаторами в 99% случаев, хотя некоторые отмечают, что матери мужей нередко советуют своим сыновьям решать конфликты в семье силой. В целом, агрессивное поведение со стороны мужчины в семье считается ненормальным: его связывают с психологическими и даже психическими проблемами и советуют женщинам, особенно если нет детей, разводиться.

Суровые девушки и шанхайские мужья

Общество в Китае меняется, изменяются и стереотипы поведения в отношениях между мужчинами и женщинами. И если раньше проявление девушкой агрессии, тем более публичное, расценивалось бы как «потеря лица», то сейчас нередко можно видеть пары в крупных китайских городах, где «половина неба» может у всех на глазах ударить своего бойфренда.

Распространение образа милой, но своевольной (任性) девушки также связывают с политикой одного ребенка. Девочка, избалованная родителями, переносит «успешную» модель поведения в отношения с мужчинами. И самое главное, что она встречает понимание: многими современными мужчинами такая легкая агрессия рассматривается как своего рода игра, которая позволяет выпустить негативные эмоции и даже укрепить отношения.

Причем, согласно исследованию, ни мужчины, ни девушки не оценивают подобное поведение как насилие или попирание традиционных моральных устоев. Не смотря на публичную агрессию, девушки уверены, что это абсолютно сочетается с образом «хорошей жены и мудрой матери». Мужчины, с другой стороны, не расценивают женскую агрессию как насилие, потому что сохраняют чувство морального и физического превосходства.

Еще одна отличительная модель поведения в семье стала популярна в последние годы — «шанхайская семья». Если раньше мягкость шанхайских мужчин, которые берут на себя домашнюю работу и даже заботу о детях, скорее служила поводом для шуток, то сейчас в сети можно найти много положительных оценок и советов выбирать в мужья именно мужчин из Шанхая. Ведь по словам шанхайских женщин, хороший муж жену боится, а не бьет.

Принятие закона, запрещающее насилие в отношении членов семьи — огромный шаг для развития правового сознания в Китае. То, что в течение многих веков считалось внутренней проблемой семьи, теперь оценивается как проблема общественной безопасности. Закон также дает право родственникам и близким обращаться в полицию, если сама жертва по каким-либо причинам это сделать не может. Но и сам факт принятия подобного закона на государственном уровне (подобные законы уже действовали в некоторых городах на местном уровне) говорит о том, что в современном Китае происходят кардинальные культурные изменения: то, что считалось старшим поколением нормой, для их детей кажется уже дикостью.

В статье использованы публикации:
Understanding Domestic Violence against Women in China
Violence in China: Essays in Culture and Counterculture, Jonathan Neaman Lipman & Stevan Harrell (1990)
Violence against Women under China’s Economic Modernisation
Leftover Women: the Resurgence of Gender Inequality in China, Leta Hong Fincher (2014)

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Ольга Мерёкина

Родилась во Владивостоке. Живет в Ханчжоу и Шанхае. BA (2007) востоковедение, MA (2014) современное искусство и кураторские исследования. Участник арт-коллектива Illumin8tors.