Особое отношение к письменному слову у китайцев в крови. И в современном Китае именно поэзия оказалась самой демократичной формой искусства, доступной и для интеллектуалов, и для рабочего класса. Именно через современную поэзию можно понять, чем живет Китай, о чем размышляет и чем он вдохновляется. В совместном проекте Магазеты и Стихо(т)ворья мы постараемся не только преодолеть основную преграду для знакомства с китайской поэзией — языковой барьер, но и дополнить восприятие стиха визуальными образами современных китайских художников

Sydney Buddha, Zhang Huan (2012). Источник: Carriageworks

о большой пагоде диких гусей

о большой пагоде
что мы в общем можем знать
уйма народу издалека устремляется сюда
чтоб забраться наверх
стать разок героем
некоторые даже становятся дважды
или больше раз
эти недовольные
эти раздобревшие
что как один лезут наверх
побыть героем
потом спускаются
ныряют в улицу
моргнёшь их уже нет
есть смельчаки что прыгают вниз
на ступенях распускают красные цветы
эти действительно становятся героями
современными героями
о большой пагоде
что мы в общем можем знать
мы забираемся наверх
глядим на все четыре стороны
а потом спускаемся вниз

Перевод: Юлия Дрейзис

有关大雁塔

有关大雁塔
我们又能知道些什么
有很多人从远方赶来
为了爬上去
做一次英雄
也有的还来做第二次
或者更多
那些不得意的人们
那些发福的人们
统统爬上去
做一做英雄
然后下来
走进这条大街
转眼不见了
也有有种的往下跳
在台阶上开一朵红花
那就真的成了英雄
当代英雄
有关大雁塔
我们又能知道什么
我们爬上去
看看四周的风景
然后再下来

Sydney Buddha, Zhang Huan (2012). Источник: ArtAsiaPacific

Стихотворение «О большой пагоде диких гусей» написано Хань Дуном (韩东), представителем «народной» поэзии в Китае. Знакомство с его творчеством читатели Магазеты начали в декабре прошлого года. Для Хань Дуна «народная» поэзия противопоставляет себя официальной культурной политике и ортодоксальной литературе. Она есть проявление независимости и свободы творческого созидания.

Что же такое Большая пагода диких гусей, о которой пишет Хань Дун? Сейчас это одна из самых популярных туристических достопримечательностей Сианя, города, бывшего столицей Китая во времена его расцвета. Большая пагода была построена в 652 году во времена правления династии Тан для хранения буддийских сутр, которые были привезены в столицу из Индии Сюаньцзаном. Это тот самый монах, который совершил путешествие на Запад, легшее в основу знаменитого романа династии Мин о приключениях короля обезьян Сунь Укуна, получеловека-полусвиньи Чжу Бацзе и их спутников.

Вернувшись после 17-летнего путешествия по Центральной и Южной Азии, Сюаньцзан привез на родину буддийские писания и реликвии, для хранения которых и была построена пагода. Он также организовал школу перевода с санскрита на китайский язык, тем самым способствуя распространению буддийского учения не только в Китае, но и во всей Восточной Азии. И название самой пагоды связано с одним из буддийских приданий.

По легенде, в одном монастыре в Магадхе жил монах, который строго соблюдал три запрета (三净肉) на поедания мяса. Согласно запретам, нельзя было есть мясо животного, если монах видел, как его убивали, ему об этом рассказали или у него возникло подозрение, что это так. Однажды монах, увидев летящую стаю гусей, обратился к небу: «Сегодня никто из монахов не держал крошки во рту. Будда, должно быть, знает, что мы голодны». Не успел он договорить, как один гусь упал замертво прямо перед его ногами. Пораженный монах бросился всем рассказывать о происшедшем, еще больше уверовав в необходимости распространения учения Будды. Тогда было решено на месте падения гуся построить пагоду. Сюаньцзан во время своего путешествия посетил эту пагоду, а когда вернулся домой предложил построить пагоду с таким же названием.

На протяжении последующих веков Большая пагода диких гусей многократно перестраивалась, однако сохранила общий облик танской постройки. В 1966 году хунвэйбины сожгли многочисленные реликвии и предметы внутреннего убранства пагоды в огромном костре. Так, 20-й век пережил лишь каменный скелет Большой пагоды диких гусей.

В качестве визуального сопровождения — инсталляция китайского художника Чжан Хуаня «Sydney Buddha» (2015).

Для заглавной иллюстрации использована фотография Charemaine Seet.

Еще больше современной китайской поэзии:

Си Чуань: чем спорить с людьми, лучше спорить с самим собой
Поэзия Ван Сяони — за рамками обыденности
Чжэн Сяоцюн: поэзия рабочего класса
Юй Цзянь — за нежность китайской поэзии
Шпинат в своей зелёной сорочке
Бай Хуа о секрете идеального языка современной поэзии
Народная поэзия Хань Дуна — между Системой, Рынком и Западом
Янь Ли — художник не только слова
Чжай Юнмин — голос женской поэзии в Китае
Юй Юю: поэзия поколения 90-х
Уцин: поэзия на стадии вымирания
Хань Бо: поэзия маньчжурских сопок

comments powered by HyperComments