Подпольный даосизм местного розлива, или два литра бессмертия по сходной цене

Подпольный даосизм местного розлива или два литра бессмертия по сходной цене

Почитал я перебранку в статье «Мастерство сна в даосской традиции» между чистокровными даосами и чистопородными даосами, и решил написать пару слов о том, как выглядит ситуация с точки зрения незамутненного мыслью сознания.

Во-первых, давайте определимся с целью. Каждая трансформация психики предполагает получение вознаграждения. Истинный христианин попадает в рай, реализовавшийся буддист прерывает цикл перерождений. Смею предположить, что сверхзадачей даоса является бессмертие.

Насколько я понимаю, наши почтенные шифу пилюлями бессмертия из-под полы не приторговывают, а всего лишь помогают изменять восприятие при помощи даосских психотехник. А таких предложений на эзотерическом рынке сейчас навалом.

Вот на бессмертие, хотя бы лет на двести, я бы подписался. А так, нашим уважаемым учителям самим еще доказывать и доказывать, что они настоящие даосисты.

Востоковедение, китайская деревня и тайваньская семья

Возможно ли отделить исследователя и предмет исследования? Насколько антрополог, погружающийся в изучаемую им культуру, может сохранять беспристрастность? Насколько эта культура может поменять его и даже стать не просто частью жизни, а самой жизнью? С этими вопросами автор Магазеты Елизавета Абушинова обратилась к востоковеду Екатерине Завидовской, чьи научные изыскания привели к семейной жизни на Тайване.

Пришельцы с китайским колоритом

Сложно разделить правду и вымысел в сообщениях об НЛО и инопланетянах, появляющихся тут и там во всех уголках земного шара. Воображение отыскивает следы внеземной цивилизации в гробницах императоров и изображениях на древних фресках, а современные китайцы обсуждают, не сотрудничает ли правительство с инопланетным разумом. Как выглядят китайские инопланетные гости? Где появляются? И отличаются ли чем-то от привычных нам «зелёных человечков»?

Магазета о религиях

Каждый, кто начинает интересоваться Китаем, так или иначе сталкивается с учениями, которые пронизывают всю его культуру. Это не только даосизм, буддизм и конфуцианство, но и православие, ислам, католичество и даже местные культы. На протяжении веков философии этих доктрин влияли на мышление китайцев и практически на все сферы их жизни. Магазета вспоминает материалы о религии в Китае, опубликованные на страницах издания.

7 книг о христианстве в Китае

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Знакомство с историей христианства в Китае важно не только, потому что первыми “китаистами” были участники духовных миссий: они составляли словари, изучали китайскую культуру и пытались достигнуть взаимопонимания с ее представителями. Нельзя переоценить влияние христианской культуры в различных ее проявлениях и на китайскую историю, и на развитие взаимоотношений с западным миром. Редакция Магазеты выбрала семь книг, которые могут стать первым шагом (хотя и с разных сторон) в знакомстве с историей и современностью христианства в Китае.

Уроки истории: трагедия в Тяньцзине

Событие под названием “тяньцзиньская резня” (Tianjin Massacre, 天津教案) произошло 21 июня 1870 года на северо-востоке Китая. Власти Тяньцзиня, как и других открытых портов, положительно относились к присутствию иностранных миссионеров в регионе, поощряли и поддерживали деятельность заморских врачей и торговцев, принимавших активное участие в жизни Китая того периода. Однако в один день всё изменилось. Кто виноват, к чему это привело и может ли это повториться в наши дни?

Духовное развитие… быть или не быть?

«Духовное развитие» – это выражение мы сегодня слышим все чаще и чаще. Эти слова стали настолько «затасканными», что некоторыми людьми они воспринимаются как нечто «попсовое» и даже бредовое. Такая ситуация связана с тем, что, окунувшись в «мир духовных учений» мы наблюдаем парадоксальную ситуацию противоборства: между многими последователями различных конфессий, учений и школ царит откровенная борьба за «человеческий ресурс». И для того, чтобы доказать свою уникальность и истинность, нередко используются оскорбления, обман, распускание слухов, т.е. стандартные «грязные методы» для борьбы с конкурентами.

Даосизм – сокровенное учение о Дао

Каждый, кто начинает интересоваться Китаем, неизбежно рано или поздно сталкивается с учениями, которые пронизывают всю его культуру. Под учениями здесь подразумевается даосизм, буддизм и конфуцианство. На протяжении многих веков философия этих доктрин влияла на мышление китайцев и практически на все сферы их жизни. Политика, наука, медицина, психология, живопись, музыка, литература, дизайн и военное искусство несут на себе глубокий отпечаток этих учений. Несмотря на то, что известность даосизма, буддизма и конфуцианства с каждым годом растет, на русском языке пока еще очень мало адекватных и серьезных исследований, которые бы освещали их достаточно глубоко.

Одна из сложностей проведения исследований заключается в том, что многие философские тексты этих учений написаны на вэньяне, который зачастую не так легко понять даже самим китайцам, не говоря уже о европейцах. Помимо этого, как и в любой сфере, здесь есть своя особая терминология и символический язык, истинное значение которого сложно понять не будучи посвященным в само учение и посвятив много лет его изучению.

Китайский для начинающих: Адский перевод и культурный контекст

«Эдемский сад», «Ноев ковчег» – многим китайцам знакомы эти библейские термины, поэтому при переводе на китайский язык особых затруднений они не вызовут. А вот что касается персонажей западных и восточных религий, тут важно не попасть впросак! Функции многих из них могут совпадать, но при этом основу под собой иметь совершенно противоположную. Например, ворота рая в христианстве охраняет святой Петр – любимый ученик Христа, которому Христос вручил ключи от рая. В буддизме же эту роль выполняет Ямараджа – владыка ада (阎罗大王 yánluó dàwáng). Функцию они выполняют одинаковую, тогда в чем же для перевода здесь подвох?

Сказ о «Великом Законе Колеса Дхармы»…

…о войне его последователей против «императора» и о том, почему нам до всего этого есть дело

Есть пророка в своем отечестве

В одной Китайской Народной Республике (она же материковый Китай, она же Поднебесная, она же Срединное Царство-Государство – а не Тридесятое какое-нибудь там, заметьте) создал народ сам из себя Народно-то есть себя же-Освободительную Армию. И нес в ней службу заштатным офицером мало кому известный китаец по редкой китайской фамилии Ли, по имени Хунчжи. То есть Ли Хунчжи. Родился он в таком же заштатном по пекинско-шанхайским меркам городе Чанчунь, что в холодной маньчжурской провинции Цзилинь, отслужил свое, да и на покой – то бишь в запас. Устроился на пенсии рядовым охранником торговой компании, и так бы и доживал свое, но, видать, был он из разряда везучих китайских иванушек-дурачков. Глядя на захлестнувший родную социалистическую страну рыночный беспредел, не захотел Ли жевать рис насущный и возжелал урвать свой кусок от жирной пекинской утки. Но умел он только служить да сторожить, а за это никто уткой не делился.