Как управлялась Китайская империя: часть 3. Юань, Мин, Цин

В новый год принято входить без долгов. Поэтому спешу вернуть последний «должок» уважаемой аудитории — некогда обещанную завершающую часть моей любительской трилогии о системе имперского управления в традиционном Китае.

Как управлялся Китай: расцвет Империи

“Великие силы Поднебесной, будучи разобщенными, стремятся соединиться вновь; и после продолжительного единения, опять распадаются. Так говорят в народе”. Этот известный эпиграф из произведения Ло Гуаньчжуна, кажется, лучше всего подходит на роль лейтмотива всей китайской истории.

Китайская империя, будучи основанной в древности, пала под воздействием внутренних проблем и ударов кочевых народов с севера. В 589 г. Китай после нескольких веков раздробленности вновь был объединен под властью одной династии. Основатель Суйской империи Ян Цзянь действовал, подчиняясь логике стандартизации и унификации порядков, распространенных в различных частях страны. Только так можно было рассчитывать на установление стабильного режима, способного управлять огромной страной, а также надеяться на восстановление величия Ханьской династии. Конфуцианство требовало от государства следовать неким «идеальным образцам» древности и противилось принципиальным нововведениям. Вот почему Ян Цзянь, находясь в том же положении создателя централизованной империи, что и легист Цинь Шихуан, не думал устанавливать новые формы имперского управления, предпочитая выбрать все лучшее из того, что было унаследовано еще от Хань и было развито позднее.

Как управлялась китайская империя. Древность.

Китайская цивилизация уникальна не просто длительной историей своего существования (она является ровесницей древнего Египта и Междуречья, которые давно уже канули в Лету!), но, прежде всего, тем поразительным свойством во все времена сохранять преемственность своего развития.

Иными словами, Китай, несмотря на целый ряд иноземных завоеваний, несмотря на то, что за несколько тысячелетий заметно изменился этнический состав китайской нации и сменились центры развития культуры и экономики – все равно, Китай оставался Китаем.

Как в Китае «забыли» о русских географических названиях

Этой осенью на страницы «Магазеты» возвращается авторский цикл об истории владивостокского чайна-тауна и всём, что связано с жизнью китайцев в Приморье. Одним из наследий активного освоения китайцами региона являются географические названия: несмотря на волну переименований в 1970-х годах, они до сих пор сохранились в активном употреблении. Однако мало кто знает, что абсолютно зеркальная ситуация существовала и в Китае.

В августе 2018 года Иван Зуенко опубликовал научную статью, посвященную проблеме забытого наследия русских географических названий в Китае, в журнале «Известия Восточного института». Специально для читателей «Магазеты» автор кратко рассказывает о своем исследовании и его результатах.

Операция «Ликвидация». Как был уничтожен владивостокский чайна-таун

В прошлой статье мы выяснили, что Миллионка являлась для властей и жителей Владивостока не столько элементом восточной экзотики, сколько источником постоянных проблем — антисанитарии, преступности, наркомании. В 1930-е годы к ним прибавились и угрозы, связанные с действиями японских спецслужб. Реальные или мнимые, но в конечном итоге именно они стали причиной того, что существовавший около 70 лет владивостокский «китайский квартал» был очищен от китайцев.

Китайская преступность и «тайные общества» во Владивостоке

Описывая экзотику и запретные прелести китайского квартала, мы должны оговориться: для жителей и властей Владивостока Миллионка почти всегда представлялась «язвой на теле города». Миллионка была не просто рассадником антисанитарии, порока и разврата, но что гораздо важнее – она являлась местом сосредоточения этнических ОПГ и даже загадочных «тайных обществ». Наша очередная статья в рамках цикла об истории владивостокского чайна-тауна – о преступности, процветавшей в трущобах Миллионки.

Индустрия греха во владивостокском «чайна-тауне»

В прошлой части нашего мега-проекта, посвященного истории владивостокского «чайна-тауна» мы рассказывали о том, какую роль китайцы играли в экономике дореволюционного Владивостока. Настало время поговорить о тех сферах коммерческой деятельности китайцев, которые были по-своему важны и даже незаменимы, но о которых брезгливая официальная история предпочитала умалчивать.

Город, который построил Чжан

В предыдущих частях нашего мега-проекта об истории владивостокского чайна-тауна мы разобрались с предысторией появления китайцев во Владивостоке и определились, где именно находилась Миллионка – владивостокский «китайский квартал». Сегодня будем разбираться, откуда взялись во Владивостоке подданные Цинской империи, в каких количествах и почему они были незаменимы для городской экономики.

«Миллионка», или история единственного в России «чайна-тауна»

Проблема российско-китайской границы, решенная на государственном уровне, продолжает тревожить умы по обе ее стороны: одни опасаются соседской экспансии, другие покупают туристические путевки по «оккупированным территориям». Зачем китайцы в позапрошлом веке приезжали в этот северный для них город, чем здесь занимались и какие следы их присутствия можно найти до сих пор? В новом проекте Магазеты китайские страницы прошлого Владивостока раскрывает эксперт Центра Азиатско-Тихоокеанских исследований дальневосточного отделения РАН Иван Зуенко.

Существовал ли на месте Владивостока китайский город Хайшэньвэй?

Проблема российско-китайской границы, решенная на государственном уровне, продолжает тревожить умы по обе ее стороны: одни опасаются соседской экспансии, другие покупают туристические путевки по “оккупированным территориям”. Зачем китайцы приезжали в этот северный для них город, чем здесь занимались и какие следы их присутствия можно найти до сих пор? В новом проекте Магазеты китайские страницы прошлого Владивостока раскрывает эксперт Центра Азиатско-Тихоокеанских исследований дальневосточного отделения РАН Иван Зуенко.