21 ноября читатели Магазеты в компании редакции отправились на фотопрогулку по старому Шанхаю. Несмотря на не располагающую к длительным променадам погоду, любители истории и Шанхая гуляли под предводительством Кати Князевой, а фотограф Алина Кочетова документировала пройденный маршрут на камеру. Что общего шанхайский шикумэнь имеет с английским terraced house? Почему в старом городе нельзя прожить без красного бидона? И где искать самые старые деревья в городе? Эти и другие подробности жизни исчезающего города — в обзоре фотопрогулки (ее маршрут — на карте ниже).

Межевые столбы, символы счастья и дом последний жены Сюй Чжимо

Межевой столб некого дома 大树堂. Фото: Алина Кочетова
Межевой столб некого дома 大树堂. Фото: Алина Кочетова

Как и традиционно строительство дома начиналось с закладки межевых столбов (界石), так и наша прогулка началась с рассказа о них. Установив четыре камня, владельцы оповещали окружающих о своих правах. После постройки дома, столбы становились частью фасада, а благодаря гравировке всегда можно было узнать информацию о названии владения. Когда с конца 19-го века «город за стеной» начал активно перестраиваться, то межевые столбы из снесенных домов стали использовать в качестве бордюра.

В резной декорации второго этажа угадывается традиционный орнамент 五福捧寿 (пожелание полного счастья и долголетия). Фото: Алина Кочетова
В резной декорации второго этажа угадывается традиционный орнамент 五福捧寿 (wǔfúpěngshòu, пожелание полного счастья и долголетия). Фото: Алина Кочетова

Сейчас многие переулки западной части старого города готовятся к сносу — выселены практически все жители, а входы заложены кирпичом. Да и всю вторую половину 20-го века эти когда-то вполне приличные жилища среднего класса испытывали на прочность перенаселением и самостроем, нарушающим конструкцию домов и способствующим их преждевременному износу.

Сокравища в старом городе лежат прямо вдоль улиц. Возможно, их "старят" для антикварщиков. Фото: Алина Кочетова
Сокровища в старом городе лежат прямо вдоль улиц. Возможно, их так «старят» для скупщиков антиквариата. Фото: Алина Кочетова

И только внимательный взгляд позволит обнаружить следы былого великолепия, а его было предостаточно. Высокие потолки, резные решетки и барельефы с символами счастья, удачи и долголетия говорят о достатке когда-то проживающих в этих домах людей.

Слон в облаках и с вазой на спине - так называемый орнамент 太平有象, символизирующий счастье и мир. Фото: Алина Кочетова
Слон в облаках и с вазой на спине — так называемый орнамент 太平有象, символизирующий счастье, благородство и спокойствие. Фото: Алина Кочетова

Пример такого шикумэня «повышенной комфортности» — Чэндэйский квартал (承德里). В этом дворе на несколько домов когда-то родилась и провела детство художница Лу Сяомань, последняя жена поэта Сюй Чжимо. В семь лет она переехала в Пекин, а после брака с поэтом в 1926 году вернулась в Шанхай, где прожила до самой смерти в 1965 году. Как вспоминают местные жители, жила она в доме номер 2.

Выходящий на улицу дом — самый престижный в Чэндэйском квартале, его вход украшен барельефом слона. Созвучный и счастью, и высокопоставленному посту, он должен был стать залогом благополучия украшаемого дома.

Смесь британской экономичности и китайской эстетики с удобствами в горшке

Внутренний двор скрывает частную жизнь от посторонних глаз. Фото: Алина Кочетова
Внутренний двор скрывает частную жизнь от посторонних глаз. Фото: Алина Кочетова

Шикумэнь — это не только про стиль, прежде всего, это архитектурное решение для массовой застройки быстро растущего города. Шанхай с середины 19-го века переживал несколько волн радикального прироста населения, когда число жителей за счет стихийных миграций увеличивалось в разы. Шикумэни оказались оптимальным решением квартирного вопроса и выгодным вложением.

Внешне шикумэни сохраняли множество элементов китайского деревенского дома: внутренний двор с выходящими в него окнами, высокая ограда, не позволяющая нарушить интим частной жизни, ориентация входа на юг. Но при этом блокированная застройка, когда соседние дома имеют общую стену, но отдельный вход.

За этой дверью не гостиная или прихожая, а крошечный двор. Только во второй половине 20-го века, чтобы расширить жилую площадь, их стали крыть и использовать в качестве кухни или даже жилой комнаты. Фото: Алина Кочетова
За этой дверью не гостиная или прихожая, а крошечный двор. Только во второй половине 20-го века, чтобы расширить жилую площадь, их стали крыть и использовать в качестве кухни или даже жилой комнаты. Фото: Алина Кочетова

Так называемые terraced house стал с 18-го века экономичным решением квартирного вопроса в Англии времен Промышленной революции, а со второй половины 19-го века он позволял решать схожую проблему в Шанхае. Выгодные для застройщиков и в обслуживании дома соответствовали привычному быту, в основном, китайских жильцов.

Некоторые старики выбирают доживать свой век в доме, где прошла их жизнь. Фото: Алина Кочетова
Некоторые старики выбирают доживать свой век в доме, где прошла их жизнь. Фото: Алина Кочетова

Изначально шикумэни строили с высокими потолками — до 4 метров, из качественных материалов и с уникальной отделкой. Но когда спрос резко возрастал, то в целях экономии и увеличения скорости строительства шикумэни резко теряли и в комфортности, и в качестве. Кварталы, как правило, оставались в собственности застройщика: их сдавали в аренду, а не продавали, хотя многие жили в этих домах поколениями.

В правом углу общественной уборной - знаменитый матун. Он до сих пор в ходу и в старом городе, и во французской концессии. Фото: Алина Кочетова
В правом углу общественной уборной — знаменитый матун. Он до сих пор в ходу и в старом городе, и во Французской концессии. Фото: Алина Кочетова

Центральной канализации в шикумэнях не было, и до сих пор во многих старых шанхайских домах туалет расположен за пределами дома, и его не используют каждый раз, когда в этом возникает потребность. Для удобств есть матуны (马桶) — традиционно красные бидоны с винтовой крышкой (сейчас встречаются и другие расцветки).

Деревья, которые помнят, и родной дом Сюй Гуанци

Улица названная в честь семьи минского генерала Цяо Ици (乔一琦) раньше была каналом, потом его закопали - и по бывшим берегам раскинулся городской рынок. Торгуют здесь до сих пор. Фото: Алина Кочетова
Улица, названная в честь семьи минского генерала Цяо Ици (乔一琦), раньше была каналом, потом его закопали — и по бывшим берегам раскинулся городской рынок. Торгуют здесь до сих пор. Фото: Алина Кочетова

Мне постоянно приходится слышать о том, что Шанхай — город молодой, его история, дескать, началась лишь в середине 19-го века. Это неправда. Да, здесь не было Французской концессии, больших каменных зданий и роскошной набережной, и, конечно, не было финансового центра Луцзязуй с его агрессивными небоскребами. Но город здесь был.

Как минимум, с 1074 года Шанхай упоминается в налогом реестре в качестве торгового городка, с конца 13-го века он получил статус уездного города, а в середине 16-го века обзавелся городской стеной, остатки которой сохранились и до наших дней.

В старом городе можно встретить и молодежь - кошачью. Фото: Алина Кочетова
В старом городе можно встретить и молодежь — кошачью. Фото: Алина Кочетова

Даже в 19-м веке было трудно представить, что Шанхай войдет в список мировых мегаполисов. Тем не менее, события международного значения происходили здесь и до ЭКСПО 2010. Например, в 1562 году здесь родился Сюй Гуанци (徐光启). Отец его разорился на добровольно-принудительных инвестициях в строительство городской стены и зарабатывал на жизнь выращиванием и продажей овощей.

На улице Цяоцзялу жизнь идет своим чередом - ее не будут сносить. Пока. Фото: Алина Кочетова
На улице Цяоцзялу жизнь идет своим чередом — ее не будут сносить. Вот только вывески заменили на стандартные. Пока. Фото: Алина Кочетова

Одаренного сына возили за 7 километров по реке в школу при храме Лунхуа, что позволило подготовить его к сдачи экзамена провинциального уровня, и он получил степень сюцая (秀才). Сюй Гуанци вернулся домой, чтобы готовиться к следующему уровню, женился и из-за семейных забот был вынужден забросить свои амбиции сдать императорский экзамен. В 30 лет он получил должность в уезде Шаочжоу на территории современного Гуандуна, и в его жизни началась новая страница, которая позволила ему стать одним из самых известных людей и в китайской, и в европейской истории.

Дедушка встретил нас возле входа в дом генерала Цяо Ици. Фото: Алина Кочетова
Дедушка встретил нас возле входа в дом генерала Цяо Ици. Фото: Алина Кочетова

На юге Сюй Гуанци впервые познакомился с итальянскими иезуитами и Маттео Риччи, заинтересовавшись их научными достижениями, прежде всего, в сфере математики и строительстве ирригационных сооружений. Через несколько лет он принял и их веру, став проводником христианства в Цзяннане и Шанхае. Последующий карьерный рост при императорском дворе способствовал и благополучию семьи — позже их владения в районе Сюйцзяхуэй (буквально, место слияния двух рек семьи Сюй) стали оплотом католической миссии в Шанхае.

Дом, где родился Сюй Гуанци, признать без таблички трудно. Как и другие дома в округе, его перестраивали не раз, но даже в лучшие годы он не был роскошным владением. Это не дом Сюй Гуанци, но вполне мог бы им быть. Фото: Алина Кочетова
Дом, где родился Сюй Гуанци, признать без таблички трудно. Как и другие дома в округе, его перестраивали не раз, но даже в лучшие годы он не был роскошным владением. Это не дом Сюй Гуанци, но вполне мог бы им быть. Фото: Алина Кочетова

Еще одно свидетельство древней истории Шанхая — деревья гинкго. Это уникальное реликтовое дерево издревле почиталось в Китае как символ долголетия. Деревья традиционно сажали на территории даосских и буддийских храмов — самое древнее гинкго в Китае уже более 1400 лет растет на территории старого храма Гуаньинь (古观音禅寺) в Сиане. А самое древнее гингко в Шанхае насчитывает более 700 лет. Дерево росло на территории буддийского монастыри Нинхай (宁海禅寺) — от обители ничего не осталось, а гинкго до сих пор живо, несмотря на политические и экономические перемены.

Если бы гинкго могли бы говорить, мы бы знали, наверное, совсем другую историю. Фото: Алина Кочетова
Если бы гинкго могли бы говорить, мы бы знали, наверное, совсем другую историю. Фото: Алина Кочетова

Для заглавной иллюстрации использовано фото Алины Кочетовой.

Еще больше статей о знаковых постройках Шанхая здесь, а архивные фотографии можно найти тут

Вам понравилась наша статья? Поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомления на