Англоязычных публикаций о Китае несравнимо больше, чем русскоязычных, а число иностранных специалистов, которые освещают различные аспекты современного китайского общества, значительно шире. В этом выпуске рубрики «Западные СМИ о Китае» Магазета публикует перевод статьи Sixth Tone — The Fading Embers of a Centuries-Old Fireworks Ritual, которая рассказывает о том, как сложно совместить современные законы и тысячелетние традиции, и как от этого страдают простые люди.

РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

На протяжении веков в конце зимы глава одной из народных религиозных общин проходил через кукурузное поле, держа в руках светящийся розовый фонарь в форме звезды. Везде, где человек останавливался, жители поджигали самодельный фейерверк, прикрепленный к рамам самых разных форм: коровы, мифического журавля или футуристической ракеты. И искры озаряли черное небо над деревней.

Верующие утверждают, что этот ежегодный ритуал проводится на протяжении уже двух тысяч лет. Но в последние два года во время празднования китайского Нового года небо над покрытой смогом деревней Наньянцзячжуан остается темным.

В феврале 2016 года 78-летний Ян Фэншэнь, тот самый религиозный глава, был арестован всего за три дня до церемонии фейерверков. Ее проводят в конце празднования китайского Нового года во время ежегодной ярмарки в честь Воеводы пяти дорог (Удао, 五道将军) – мифического злого духа. В преддверии этого события Ян собрал все необходимые компоненты — серный порошок, древесный уголь и нитрат — и приготовил из них фейерверки по секретной формуле, которая передавалась от одного его предшественника к другому на протяжении многих поколений. Но в 2016 году все вышло иначе. После того как выяснилось, что кто-то самовольно делает взрывчатые вещества в жилом районе, местная полиция арестовала Яна и конфисковала материалы для фейерверков в качестве улик.

Ян, старейшина религиозной общины с 1996 года, был обвинен в незаконном изготовлении взрывчатых веществ, по статье, принятой в 1997 году, которая предусматривает приговор в виде тюремного заключения от трех лет и смертную казнь.

Читать далее: Похоронные традиции — под запретом

Четыре года назад ярмарке, а вместе с ней и фейерверкам, был предоставлен ​​статус нематериального культурного наследия провинцией Хэбэй. Это означает, что традиция теперь не только находится под защитой, но и должна активно поощряться: на нее даже выделяется финансовая поддержка со стороны правительства. Сам Ян был награжден властями суммой в 3000 юаней (480 долларов США), и благодаря официальному признанию, городские фейерверки в честь духа Удао избежали забвения, которое преследует сейчас многие традиционные китайские обычаи. Тем не менее, Ян и его последователи оказывались в затруднительном положении: согласно закону о нематериальном наследии Ян должен был соблюдать традицию, но ее элементы стали незаконными из-за современных правил безопасности.

китай новый год, фейерверки
Ян Фэншэнь смотрит на фейерверки, которые запускают на главной дороге деревни Наньянцзячжуан. Фото: Sixth tone

В маленькой пыльной деревне Наньянцзячжуань, где обитают 400 семей, люди когда-то жили за счет своей земли. Сейчас же многие сельские жители уходят работать в города, но их связь с землей сохраняется. Во время ежегодной ярмарки в обветшалом храме красного цвета местные жители молятся Удао и другим местным богам, прося о щедром урожае, удаче и счастливых браках. Ян говорит, что несколько сотен человек собирались, чтобы посмотреть грандиозный фейерверк — традицию, уникальную для Наньянцзячжуана, и главная дорога деревни была заполнена людьми. На памяти Яна самодельный фейерверк ни разу никого не покалечил. «Требовалось больше часа, чтобы пройти через толпу», — вспоминает 62-летний деревенский житель Ду Чжэньмао, добавляя, что в течение последних нескольких лет на ярмарке стало меньше посетителей. «Фейерверк теперь не разрешен, — говорит Ду, — зачем людям сюда приходить?»

Читать далее: Как встретить китайский Новый год в Макао

Когда Ян был арестован в 2016 году, он спал на голом матраце на бетонном полу в своей камере, а из еды у него были только простые булочки и соленые овощи. Ян ничего не боялся, ведь он считал себя невиновным. «Я никого не убивал, поэтому мне не нужно было платить своей жизнью», — говорит Ян. Он ожидал, что его должны были выпустить в течение нескольких дней. Через 19 дней Ян признался в преступлении, и его семья заплатила 10 000 юаней в качестве залога. Он говорит, что пребывание в тюрьме сказалось на его здоровье, привело к проблемам с сердцем, высокому давлению, болям в спине и ногах, которые теперь не могут двигаться так же легко, как раньше. После первого судебного разбирательства в апреле прошлого года Ян был приговорен к четырем с половиной годам за решеткой. Он вспоминает, как получил судебное извещение, тогда он лежал на больничной койке с подозрением на инсульт.

С помощью бесплатного адвоката его семья обжаловала это решение, и у Яна было второе судебное разбирательство в конце декабря. Он вспоминает, как сидя в инвалидном кресле, с тревогой ожидал приговора после двух лет борьбы со сложной правовой системой Китая против того, что ему казалось несправедливостью.

В зале суда Ян с трудом понимал акцент судьи и ошибочно решил, что был реабилитирован. По дороге домой в деревню его сын объяснил, что он по-прежнему считается виновным, но освобожден от наказания, частично из-за его преклонного возраста. В материалах судебного дела, которые представили Sixth Tone, изложены причины, лежащие в основе решения. «Целью создания взрывчатых веществ было выполнение его обязанности проводить фестиваль на храмовой ярмарке, как это предусмотрено законом, и никакой фактический вред не был нанесен его действиями», — постановил суд. Но он также отметил, что Ян по-прежнему виновен по закону. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что 292 килограмма пороха в глиняных формах для фейерверков и другие сырьевые материалы, найденные на месте происшествия, были горючими и взрывоопасными. Главный судья отказался дать какие-то комментарии по делу изданию Sixth Tone.

Читать далее: 5 атрибутов китайского Нового года

Ян решил отказаться от дальнейших апелляций из-за возраста и состояния здоровья. «Я счастлив, но в глубине души до сих пор не удовлетворен результатом», — говорит он. Раньше, до юридической битвы, он любил посещать своих друзей по соседству. Теперь Ян в основном остается в одиночестве, тратит большую часть своего времени на курение и смотрит телевизор в гостиной. Плохое физическое здоровье и психологическое состояние не позволяют ему выходить из дома. «Меня признали виновным, — говорит Ян, который теперь стыдится своей традиции, — зачем мне выходить на улицу?»

Но неграмотный Ян, который прокормил своих четырех детей, работая в поте лица на полях и строительных работах, по-прежнему убежден в своей невиновности. Он изо всех сил пытается понять, как он мог одновременно выполнять свой долг как наследник обычая и быть виновным в нарушении закона. Ян и его семья не понимают, почему местные власти внезапно расправились с самодельными фейерверками. Они считают, что чиновники знали о традиции уже много лет. «Каждый год на запуске фейерверков присутствовали полицейские и чиновники из уезда, чтобы поддерживать порядок», — говорит Ян, сидя у себя на деревянном стуле дома. «Как так получилось, что в 2016 году я вдруг совершил преступление?»

китай фейерверки новый год
Фейерверки в честь Воеводы Удао, 2011 год. Фото: Sixth tone

Издание неоднократно обращалось в местную полицию за комментариями о том, почему они решили арестовать Яна в 2016 году, но ответа не получило. За последние несколько лет китайские чиновники ужесточили контроль за фейерверками как по соображениям безопасности, так и из-за качества воздуха. Хотя Ян считает, что фейерверк безвреден, каждый год десятки китайцев погибают от несчастных случаев, связанных с фейерверками. По данным Государственного управления по безопасности труда, только в 2015 году произошло 39 несчастных случаев, в результате которых погибли 79 человек.

Читать далее: Красный Новый год

Ян также чувствует, что власти, которые когда-то его поддерживали, теперь бросили его. Во время его заключения, семья пыталась сделать все, что только могла, чтобы вытащить его из тюрьмы без уплаты залога, начиная от обращения в Отдел по культуре их уезда. Чжан Цзиньли, глава этого отдела, еще в 2010 году помог Яну добавить храмовую ярмарку в список провинциального нематериального наследия. По словам Яна, Чжан рекомендовал ему подготовить особенно грандиозный фейерверк в год ареста, поскольку его должна была снимать государственная телевещательная компания CCTV. Но после ареста родственники не смогли связаться с Чжаном, говорит дочь Яна, Ян Жуйсяо. Согласно окончательному судебному постановлению, Чжан показал, что он никогда не просил Ян Фэншэня изготавливать фейерверки. Когда Sixth Tone спросил Чжана, знает ли он о самодельных взрывчатых веществах, он сказал, что нет. «После инцидента все они убежали», — горько говорит Ян Жуйсяо.

Ян Фэншэню скоро исполнится 80 лет, и он отчаянно хочет получить окончательные ответы: если он виновен в преступлении, может ли он по-прежнему возглавлять фейерверк Удао? И сможет ли его группа сама изготавливать фейерверки?

Чжан говорит, что Ян Фэншэню вернут статус наследника традиции фейерверков в честь Воеводы Удао. Он считает, что фейерверк играет важную роль в празднестве, но есть также ярмарка, песни и танцы — их проводили и после ареста. Чжан написал предложение в вышестоящий департамент, предложив провести совещание для обсуждения вопроса. Теперь он чувствует, что сделал все, что мог.

Заместитель директора Отдела по культуре уезда, Ци Ципин сказал Sixth Tone, что здесь не существует идеального решения. После встреч с Отделом по безопасности труда, полицией и службой пожарной безопасности, у них появилось одно возможное решение: заказывать производство фейерверков для шоу на соответствующих фабриках. Бюро по культуре могло бы компенсировать расходы Ян Фэншэня и его преемников, хотя и не полностью. «Пока не существует правил на государственном уровне [по нематериальному культурному наследию], мы ничего не можем сделать», — говорит Ци.

Но чиновники до сих пор не обсудили возможное решение с Яном. Когда его спросили, может ли его ручной фейерверк быть заменен на коммерчески произведенные, Ян Фэншэнь сказал, что они подойдут для церемонии, но их стоимость выше возможностей его группы и их нелегко найти на рынке.

китай новый год фейерверки
Жители деревни сами делают фейерверки, 2013 год. Фото: Sixth tone

Хэбэйский департамент нематериального культурного наследия также знает об этой проблеме. Существует категория традиций, которая требует взрывчатых веществ, только в Хэбэй есть по крайней мере пять нематериальных культурных традиций, связанных с фейерверками, рассказывает заместитель начальника центра Се Цзяньбао. Юэ Юни, профессор Пекинского педагогического университета, специализирующийся на изучении народных обычаев, говорит, что храмовые ярмарки являются распространенным мероприятием по всей стране. «Хотя у этой древней традиции были свои взлеты и падения в истории, она все еще сохраняется в наши дни», — говорит Юэ, добавляя, что фейерверк помогает создать чувство обряда и часто означает больше денег на пожертвования от верующих. Се говорит, что центр работает над основными принципами, но он надеется увидеть национальное законодательство, регулирующее использование фейерверков в традиционных событиях.

Читать далее: Традиционные развлечения в китайский Новый год

Пока что нет никаких временных рамок для изменений политики сосуществования современных законов и древних традиций, нет и четкого решения для верующих деревни Наньянцзячжуан. Ян Фэншэнь — единственный, кто знает секретную формулу фейерверков, и у него нет преемника. До судебного разбирательства его 65-летний племянник Ян Гуанцин согласился перенять его дело и начал изучать процесс создания фейерверков. Но судебное дело все разрушило. Еще в 2016 году Ян Гуанцин последовал за своим дядей в полицейский участок, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, и в конечном итоге был сам заперт в течение 19 дней. Теперь он боится. «Я не осмелюсь делать фейерверки», — говорит Ян Гуанцин. «Никто не осмелится».

В мастерской, где Ян Фэншэнь и его односельчане когда-то делали фейерверки, оставленный на полу железный котелок покрылся пылью, а куча картонных трубок все еще стоят у стены. За пределами мастерской увядшие виноградные лозы кружат вокруг бамбуковых досок во дворе, и дует холодный ветер. Не осталось ни следа от взрывоопасных веществ.

С момента ареста двухлетнее отсутствие фейерверков сделало торжество скучным. Никто не знает, когда будет освещено ночное небо, но не в этом году точно. У стареющего Ян Фэншэня надежд на лучшее не осталось. «Если власти не разрешат эту проблему, сама она никак не решится», — говорит он. «А без решения кто будет [сохранять традицию фейерверков]? Кому можно будет ее передать?»

Оригинал статьи на сайте Sixth Tone.

Для заглавной иллюстрации использована фотография Sixth Tone.

Wǒ ❤ Magazeta

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Оставить комментарий

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Подписаться  
Уведомления на