Если китайская поэзия часто скрыта от постороннего взгляда языковым барьером, то чайная культура всегда на виду. Но, несмотря на свою видимую доступность, роль, которую играет чай и чайная церемония в китайской культуре, оценить непросто, главным образом, из-за толстого слоя мифов. Чтобы разобраться, что действительно представляет собой чайная культура в современном Китае, я побеседовала с художницей из Ханчжоу Е Бин (叶冰).

Даже само словосочетание чайная церемония для обозначения «чадао» (茶道 chádào) не совсем точно, что неумышленно придает определенный оттенок официального ритуала, хотя 茶道 подразумевает довольно интимное времяпровождение в кругу близких и друзей, а часто и вообще в одиночестве. Точнее этот термин можно было бы перевести как искусство или мастерство приготовления чая, где важен не только и не столько результат — готовый напиток, а сам процесс.

РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Хотя чай в Китае пьют в том или ином виде практически все (трудно придумать здесь более тривиального напитка), разбираются в нем немногие. Бинбин, вероятно, — единственный человек в моем окружении, который знает про чай так много, но при этом никак не связан с чайным бизнесом. Сейчас она учится в Европе, поэтому наша беседа проходила онлайн, и, конечно, без дегустации чая не обошлось.

По случаю нашей беседы о чае, Бинбин решила открыть 50-летний пуэр, который был продан в 60-е годы прошлого века из Китая в Малайзию, после попал в Сингапур, чтобы спустя несколько десятилетий вернуться ненадолго в Китай и закончить свою долгую чайную жизнь в другой части света. Я не могла не спросить, откуда Бинбин знает, что этому чаю действительно несколько десятков лет.

«А как ты, глядя на пожилого человека, сразу понимаешь, что ему много лет? Тебе не надо спрашивать у него, а действительно ли он старый. Так и старый чай видно, если ты с ним сталкиваешься не впервые».

Бинбин трудно назвать типичной представительницей поколения рожденных в 90-е годы, хотя особого интереса к чаю, как и многие ее сверстники, до определенного момента она не испытывала. Конечно, как любому жителю Китая вкус чая ей знаком был с детства:

«Родители маленьким детям чай не дают, так как он содержит много кофеина, после него дети плохо спят. Но конечно, вкус чая каждый китаец знает с детства. Правда, заваривали его в моем детстве в стеклянном стакане, как это делают в быту, а не как принято в чадао. Еще одна причина, почему у меня к чаю было предвзятое отношение: бабушка любила добавлять в зеленый чай сахар и давала нам. Но мне всегда казалось, что это ужасно невкусно: и не чай, и не сладкий напиток».

«Мне раньше чай казался очень обычным. Как и ты, я могла пить чай в пакетиках. Меня больше интересовал кофе, способы приготовления, его история. В старших классах школы я мечтала, что поступлю в Академию [искусств КНР. – Ред.] и открою кофейню. На первом курсе мое представление о чае изменилось. Благодаря одному однокурснику. Его мама много лет занимается чайным бизнесом, поэтому он с детства находится в окружении людей, которые пьют чай, разбираются в чае. Однажды он пригласил нас к себе в общежитие на чадао. От того вечера у меня осталось очень глубокое впечатление. По дороге обратно в свое общежитие я думала о том, что абсолютно ничего не знаю о чае. А на следующее утро я решила, что мне тоже нужен чайник. И в ближайшие выходные мы с моим однокурсником отправились в чайную лавку его мамы. Это было шесть лет назад».

Когда мы познакомились с Бинбин два года назад, чай уже был частью ее жизни, поэтому мне было бы трудно представить ее в начале ее «чайного» пути, когда представления и знания Бинбин о чае не сильно отличались от моих. Конечно, у нее есть определенное преимущество — знание языка, как впрочем, и у большинства населения Китая, но очевидно, что это далеко не главный ключ, способный открыть дверь в мир чадао. Как начался путь Бинбин в этот мир?

«Мне повезло, что половину жизни я прожила в Ханчжоу, а для китайской чайной культуры это очень значимое место. Хотя за первые шесть лет жизни здесь я ни разу не была в Лунцзине (龙井, местность в Ханчжоу, где выращивают одноименный чай. – Ред.), так как меня это абсолютно не интересовало. В Ханчжоу очень много чайных лавок, хотя не все они обязательно продают хороший чай, но каждый раз, когда вы у них его покупаете, они очень много рассказывают про чай. Мне кажется, что я побывала практически во всех местных лавках, попробовала их чай, пообщалась с владельцами.

Во-вторых, мне повезло с однокурсником. Его мама действительно разбирается в чае и очень много рассказала мне. Мне вообще везет знакомиться с людьми, которые понимают чай. Многие из них открывают чайные лавки не для того, чтобы зарабатывать на этом деньги, а просто, потому что очень любят чай. Также мне встречалось много людей, например, дизайнеров, у которых есть свои студии, компании, которые и так приносят доход. Они часто открывают чайные лавки для своих.

В-третьих, в Академии я изучала гравюру. А на нашем факультете обучение довольно традиционное. Например, в моей группе было десять человек. Как учитель проводит занятие [по гравюре]? Он готовит чай, мы рассаживаемся вокруг него и во время занятия пьем чай. Позже чай доверяли заваривать мне. Так постепенно он просто входит в твою жизнь».

Чай в Китае начали пить задолго до того, как был написан и «Чайный трактат» VIII века, и до того, как он из простого тонизирующего напитка стал частью китайской эстетики. На развитие чадао влияние оказали и буддийские медитации, и даосские практики. Культура чая пронизывала все аспекты китайского общества в прошлом и сохранила свою значимость в современном мире.

«В китайской традиционной культуре и жизни чай находился на границе двух миров, образованных и простых людей. Что составляло жизнь образованного человека? Цинь, шахматы, каллиграфия, живопись, поэзия, вино и чай (琴棋书画诗酒茶). А что составляло жизнь простого человека? Дрова, рис, масло, соль, соевый соус, уксус и опять чай (柴米油盐酱醋茶). Чай трудно назвать самой изысканной частью китайской культуры, его ставят в конце, но это ее неотъемлемая часть. Так как чай выполняет много функций в жизни человека (его пьют и когда холодно, и во время простуды), то в отличие от многих других аспектов, чайная культура сохранилась до сих пор».

Интересует ли чайная культура современных китайцев? В это трудно поверить, особенно когда Starbucks можно встретить на каждом втором перекрестке крупного китайского города, а в руках прохожих вы скорее увидите огромные стаканы молочных чаев.

«Мне трудно судить, так как в моем окружении больше людей, которые пьют чай и разбираются в нем. Но мне кажется, что последние два года чайной культурой интересуется все больше и моих сверстников. Например, один мой друг занимался кофейным бизнесом, а сейчас открыл чайную лавку».

Что можно считать правильным чадао? Когда стоит пить определенные виды чая?

«Не существует правильного или неправильного чадао. У каждого человека он может быть свой. Важно понимать чай, а тот смысл, который ты вкладываешь в сам процесс, будет зависеть от тебя. Ведь в западной культуре нет единственно правильного способа пить вино или виски?»

«Когда и какой чай пить также зависит от личных предпочтений. Кто-то не любит пуэр, кто-то пьет исключительно его. Например, я утром пью зеленый чай, после обеда утесный чай (岩茶) или красный чай (红茶), а вечером какой-нибудь старый чай, например, пуэр. Перед сном могу опять выпить зеленого чаю. Это очень индивидуально».

С чего же стоит начинать знакомство с чайной культурой?

«С чая. Просто начинай пить чай. Можно почитать что-то о чайной культуре. Например, “Чайный трактат” Лу Юя (茶经, 陆羽), «Книгу чая» Какузо Окакура (茶之书, 冈仓天心). Еще есть неплохая книга, написанная иностранцем — «Все о чае» Уильяма Юкерса (All About Tea, William Ukers). Но я больше узнала о чае через общение: когда ты пьешь чай, ты говоришь о чае».

«У меня очень много чайных историй. Три года назад я начала брать в поездки все, что нужно для чадао. Особенно когда ты один едешь куда-то очень далеко. Например, как-то я ездила в Юньнань в далекую горную деревню изучать производство бумаги. Местные жители там очень плохо говорят на стандартном китайском. Поэтому ты с ними можешь только делать бумагу и пить чай. Но этого достаточно, чтобы понять друг друга. Ведь если ты понимаешь чай, то ты поймешь, что испытывает другой человек, который понимает его».