Чайный чиновник времен династии Тан

Темой китайского чая Полина Жуковская заинтересовалась после посещения чайного рынка во время туристической поездки в Гуанчжоу. Уже обучаясь в вузе по специальности “востоковедение” она получила задание написать эссе-рассказ от лица чайного чиновника времен правления династии Тан. Предлагаем читателям Магазеты познакомиться с этим литературно-историческим экспериментом.

Мир глазами южнокитайского шифу

Неважно, как меня зовут. Это мало кого интересует – только семью и близких друзей. Ещё в детстве мне в руки попал мотоцикл, и до сих пор он меня кормит. Я знаю улицы этого южнокитайского города как свои пять пальцев и совершаю поездки в любую погоду и в любое время…

Пыльными тропами истории: к истокам традиции ушу (продолжение)

“Город нависал над путником, давил его беспощадно своей громадиной, а потом оставлял в недоумении посреди площади перед вознесшимся к небесам храмом. На улицах … в любое время года и в любые часы можно было встретить множество зевак с разинутыми от восхищения ртами, крутивших головами во все стороны – местные жители посматривали на них с нескрываемым превосходством…Тут полагалось не зевать – срезать кошелек с пояса могли за миг – и внимательно поглядывать под ноги, чтобы не испачкать обувь. Чего-чего, а нечистот здесь хватало и в прямом и в переносном смысле…Авторитетов здесь не признавали – в ночное время получить нож под ребра мог даже сам император, появись он … без охраны. Здесь ценили не изысканные манеры, а золото и умение владеть заточенным куском железа, жестокость да твердую руку и способность оставаться трезвым после нескольких кувшинов вина.”

Продолжая наш краткий экскурс в историю развития ушу, необходимо упомянуть другой важный момент, также повлиявший на последующие метаморфозы китайских БИ. Развитие цивилизации, ремёсел, торговли и т.д. привело к интенсивному развитию городов, уровня жизни в них. Как и в других регионах Земли, города становились, по сути, центрами экономической и культурной жизни своего региона. Нам же интересно то, что городская площадь богатеющих и густонаселенных городов как центр сборища множества людей дала мощный толчок развитию разнообразных зрелищ народного театра, различных представлений, в которых встраивались элементы ушу, от ритуально-культовых танцев и традиционной оперы, до выступления циркачей и странствующих мастеров ушу, а также разнообразные соревнования силачей.

В праздники же такой ареной для бродячих трупп, борцов и акробатов становились и парки, и просто улицы. Дальнейший рост благосостояния увеличил спрос на развлечения, на повышение качества этих услуг, и в крупных торговых городах появились крытые театры “瓦子” , также известные как “勾栏” , “瓦肆” , “瓦舍” , предоставляя изысканной публике самый разнообразных спектр развлечений и удовольствий.  Однако нам они интересны тем, что там регулярно происходили состязания силачей, борцов, рукопашников с большим спектром разыгрываемых наград – от памятных вымпелов до денежных вознаграждений. Был даже организован специальный госдепартамент, отвечающий за преподавание борьбы и проведение таких соревнований. Высокая популярность этих мероприятий способствовала созданию множества различных организаций и ассоциаций, объединяющих  занимающихся борьбой, и принимать участие в этих соревнованиях стали даже женщины, хотя ранее было как-то не очень принято в обществе вообще их обучать боевым искусствам.

Завершая этот беглый обзор династии Сун, необходимо упомянуть еще одну популярную личность истории ушу, генерала Юэ Фэя .
Мавзолей Юэ Фэя близ озера Сиху в Ханчжоу. Наверху известное изречение, приписываемое генералу, “Верните мои реки и горы” .

От него ведут свою историю школы ушу 岳武穆兵书, 岳家拳, 岳家枪, а широко распространенные стили 心意六合拳 и 形意拳  традиционно считают своим патриархом, хотя исторические исследования возводят корни этих стилей ко вполне конкретным людям династии Цин, а это разница аж в несколько веков! Кроме того, его считают создателем и одного из самых распространенных методов цигун  нашего времени — упражнений “Восемь кусков парчи” .
Герой войны с чжурчженями , синоним верности долгу в китайской культуре, он тоже, согласно веяниям своей эпохи,  большое внимание уделял силовой подготовке своих солдат посредством занятий “相扑” ,  прототипом японской борьбы сумо.

Содержание же “相扑” и “角力” того времени малоизвестно, хотя и охватывало в том числе известные нам сейчас  “打, 踢, 靠”,однако они скорее всего не идентичны как одноименным основам 拳术 нашего времени, так и 摔跤 . Направления эти, хотя и тесно переплетались, и были взаимосвязаны с кулачными техниками, но по ряду исторических, этнических причин развивались самостоятельно. Но связь борьбы и кулачного искусства проявляется в таких элементах, как, например, “扭” и “抓” , являющиеся частью болевых методов воздействия на суставы, известных нам сейчас как 擒拿 , а также методы “抠, 点, 压” и пр., позволяющие воздействовать на 经穴 , акупунктурные точки и каналы, в разделе 点穴 . Хотя исторические отсылки возникновения “相扑”  доходят порой аж к периоду 黄帝 , однако скорее всего была заимствована у соседних степняков, которые, по мнению современных китайских исследователей, использовали “грубую силу” 蛮力 вместо искусных техник современного 摔跤 . Но скорее всего это произошло не ранее 秦汉 , когда у знати были в моде состязания в верховой езде и стрельбе из лука, охоте и силовых поединках, иногда упоминаемые и в 家法 .

В левом нижнем углу этой фрески в мавзолее Юэ Фэя изображены так называемые “каменные замки́”, один из популярнейших тренажеров в современном традиционном ушу, где признают наработку “石锁功” необходимой не только для развития силовых качеств бойца, но для постановки основополагающей техники рук. Неизвестно, было ли это изображение с момента строительства “杭州岳王庙” в 1221 году , но в любом случае она показывает понимания важности силовой подготовки в разные времена.

Завоевание монголами Китая, приведшее к власти династию Юань , кроме долгожданного воссоздания империи, восстановления системы госэкзаменов и пр, породило систему жестких запретов, стремясь таким образом умиротворить хаос и мятежность, опасаясь, что будут “бунтовать и сеять смуту”, как это неоднократно происходило ранее.

В “元史”  указывается, что местным властям неоднократно предписывалось изымать оружие у населения, запрещалось его незаконное хранение: “民间私藏武器”, за хранение и укрытие “оружия и доспехов” наказанием была смерть. В нарушение всех сложившихся обычаев, запрещалось хранить семейное оружие даже и в родовых святилищах, исключение делалось лишь для деревянных или глиняных реплик. Естественно, что попали под запрет и деревенские отряды самообороны, обучение военному делу, и охота. Даже запрещалось хранение железа в количестве, достаточном для оружейного производства.

Семейный храм предков в уезде Хайян

Но исходя из своей военной тактики кочевых племен, наиболее серьезным опасным оружием воспринимали  лук и стрелы, а не традиционное китайское копье. И в “通制条格”, раздел 卷二十七, от 1285 года не только предписывалось изымать их у местного населения, но и сортировать, низкого качества – уничтожать, среднего – передавать монголам в использование, а лучшие запасать в хранилищах:

复分汉地及江南所收弓箭器为三等,下等毁之纩中等赐近居蒙古人,上等贮于库。”

В  тексте “元史”, “刑法志” также указывается запрет собираться толпой и занятия охотой, тренировки копьем и палкой, да и вообще  боевыми искусствами:

“聚众围猎, 弄枪棒, 习武艺。”

Кроме того, в ряде областей был введен комендантский час, ограничивающий передвижения коренного населения преимущественно в ночное время:

“一更三点,钟声绝,禁人行,五更三点,钟声动,听人行,违行笞二十七。”

В тексте “通制条格”, в 卷十六, указывается, что запрещались сходки и митинги, создавать различные общества, деревенские  отряды самообороны, ограничивали даже количество кухонных ножей на семью и тп…

Традиционный деревенский дом в провинции Шаньдун

Пыльными тропами истории: к истокам традиции ушу (часть 1)

    “Поскольку и отступления важны, и даже они основное в историческом романе, мы включили повешение ста мирных жителей на площади, сожжение живыми двоих монахов, прохождение кометы. Каждое такое отступление неоценимо, оно замечательно отвлекает читающего от смысла.”

 

Мы сидим за одним столом, такие разные, но, тем не менее, объединяемые одной общей идеей, целью, стремлением. Неважно, как называть. Наши сотоварищи только вернулись, по их удачному выражению,  из “Мекки ушу” , а тут мы, насквозь пропахшие китайской деревней и угаром длительных переездов в “булках” по шаньдунским просёлкам. Провидению было угодно столкнуть нас на узких переулках пекинских хутунов  , сперва выдала родная речь, а уж эмблемы с футболок завершили процесс взаимного опознания. Они что-то слышали про нас, мы – немного про них, и этого оказалось достаточно, и вот мы здесь, за этим вращающемся столом, в ожидании того, что нас объединяет в этот момент. Но это отнюдь не китайские боевые или оздоровительные системы, здесь нас собрало совсем иное искусство – китайское застолье!

Перчатка, или 北京爱情故事

Я заболела. Внутри всё словно горит, чувствую себя духовкой, которую оставили включенной и ушли смотреть футбол. Но при этом постоянно холодно – морозит. Как говорится в китайской медицине, внутри огонь – скопилась сухая горячая энергия Ян, а Инь на поверхности, поэтому и кажется, что холодно. Я как раз на днях увлеклась изучением китайских способов поддержания здоровья. Одна истина такова: «Если внутри скопилось много горячей энергии ци, то надо культивировать холодную ци: больше пить – заливать огонь внутри, есть соответствующие продукты, также можно отправиться в горы, где много хань ци (холодной ци)».

“Чуньцзе лаожэнь” – Дед Мороз с китайским акцентом

В рамках Недели китайского Нового года в Магазете.

Вот вдохновилась зимними праздниками и получилась такая визуальная связь Востока-Запада.

Как закалялась сталь (китайский вариант)

Публикуем третий, после стихотворения и “Крошки…”, литературный пост на сложную тему – В.О.

Ли И никто никогда не восхищался. Чем восхищаться-то, сказали бы ее соседи, ее мать, сестра и многие другие соотечественники – жители деревни, в которой Ли И родилась, где работала с утра до ночи на уборке, прополке, высадке, и откуда всеми силами хотела вырваться на волю, в город.

我也讲和谐,我也喝豆浆

Торжественно объявляю об окончании моей редакторской недели и нашего конкурса. Все воскресенье редакторы провели в раздумьях – выбрать победителя было не так просто. Оказалось, что читатели Магазеты не только креативны, но и могут похвастаться глубокими знаниями китайского языка и пониманием китайской культуры. Однако перейдем к делу.

Искусство и бобы

“生活是艺术 … Life is art», — часто приговаривает Чжан Цзяо. Проживая в маленьком горном городке в провинции Юньнань, он воспринимает всё происходящее, а главное — самого себя, произведением искусства. И периодически устраивает уличные перформансы на радость детям и туристам.

Конкурс недели в самом разгаре

Неделя уже перевалила за добрую половину. И до окончания нашего креативного конкурса остается не так много времени. Что ж, пора поделиться первыми результатами.