Пока одни бьются над первой тысячей китайских иероглифов и до сих пор сомневаются в существовании четырех тонов, другие умудряются достичь «уровня бога» и идут дальше — становятся синхронными переводчиками китайского языка. Это работа по уровню сложности близка к предельной, по крайней мере, с точки зрения нейробиологов. Как работают синхронные переводчики? Как поддерживают форму? И сколько получают в час? С этими и другими вопросами Магазета обратилась к профессиональному конференц-переводчику китайского языка Евгении Слуцкой.

Евгения Слуцкая

Евгения Слуцкая официально занимается переводом с 2005 года. За 8 лет жизни в Китае успела поработать переводчиком-референтом, коммерческим представителем, личным переводчиком китайского инвестора, получила степень магистра делового администрирования в Шанхае на китайском и ушла в свободные переводчики. В конце 2013 года Евгения вернулась в Москву, где переводит последовательно и синхронно на конференциях, форумах и переговорах.

Как стать синхронистом

Я – самоучка. Переводческую квалификацию, в том числе и синхронный перевод, подтверждала в МИД РФ. Мне всегда был интересен перевод как такая увлекательная «игра разума». Поэтому я много читала и продолжаю читать на эту тему, и также на тему мозга и речи, что-то из этого проецирую на свою практику.

Чаще это литература по английскому как самому проработанному и востребованному в синхроне, что касается техник и приемов, по крайней мере. Но и паре русский-китайский грех жаловаться: у тех же китайцев-русистов большое количество нормальных двуязычных пособий и учебников, позволяющих тренироваться и проверять себя. Не говоря уже, что они издали в солидной полиграфии большое количество речей В. В. Путина, оригиналы которых должны быть на сайте Кремля. А это клондайк всевозможных клише и оборотов многократного использования для высокого регистра. Сопоставляй и тренируйся на здоровье.

Поскольку я в себе каких-то переводческих талантов не ощущаю, то  руководствуюсь более доступной для себя логикой: в переводе, помимо вдохновения и куража в процессе, тоже есть своя механика – мозг, связки, язык, губы, дыхание. Не разминая, не нагружая и не следя за всем этим регулярно, очень быстро замечаешь, как оно рассогласовывается: подача вялая и заторможенная, фразы рыхлые, самой себе противно слушать. И ничего, кроме тупых упражнений, не помогает. Считаю, что технику синхрона может освоить любой, кто достаточно подкован в конференц-последовательном.

Я продолжаю работать с последом (последовательным переводом — Прим. Ред.), его по-прежнему достаточно в моей работе. Просто в какой-то момент только в нем одном мне стало нудновато. Я часто стала ловить себя на мысли, что мне жалко всего времени ожидания при переводе, ведь мысленно я уже почти все это перевела. Это было естественное добавление «модуля» синхронного перевода в работу.

Синхрон психологически мне ближе – я люблю динамику, быстро и сразу, люблю мгновенную отдачу как результат фокусных усилий. В последе больше «человеческого фактора», это всегда более «контактный» перевод, в синхроне – больше, собственно, языков, чем людей. Когда к цели языкового посредничества можно прийти быстрее и при этом с минимальным взаимодействием с людьми, которое само по себе и без перевода часто очень времязатратно, то мне это дает бОльшую энергетическую отдачу, и для меня это достаточный стимул развивать этот вид перевода.

Где готовят синхронистов в паре русский-китайский, я знаю только понаслышке. Те, с кем знакома, пришли к синхрону самостоятельно. Бэйвай[1], Шанвай[2] точно готовят. Наверняка, есть еще много других вузов в Китае.

В России слышала про Высшую школу перевода МГУ. Не может не быть чего-то с синхронным в МГЛУ. Есть Высшая школа перевода в Питере – главная кузница конференц-переводчиков в России с очень проработанной системой подготовки. Как минимум, как язык категории «С», с которого переводят в сторону родного (язык категории «А»), китайский у них заявлен. Почему только как «с него», но нет «на него», не знаю. Есть ощущение, что в полноценность и состоятельность этой языковой пары как-то не очень верят. Но при этом запрос на нее есть, хотя и не в таких масштабах, как англо-китайская или русско-английская пары.

Что сложнее: синхронный или последовательный переводы

Последовательный перевод нередко сложнее синхронного. Источник: innoprom.com

Последовательный конференц-перевод во многих ситуациях сложнее синхронного конференц-перевода: он более «контактен», в нем нет возможности переключить микрофон на напарника, когда тебя «заклинило», у переводчика нет своего пространства в виде кабины, которая изолирует не только от посторонних звуков, но и посторонних эмоций.

Последовательного переводчика часто могут ждать ситуации двустороннего перевода, где у него не будет возможности делать записи: какие-нибудь пресс-подходы, импровизированный диалог с кем-то по ходу, это все очень ситуативно. В последовательном переводе выше требования к стилистической и семантической выдержанности – в силу того, что у переводчика больше времени на «подумать» и «расставить всё красиво», и ему больше доступен контекст. С этой точки зрения, синхронный перевод грубее и даёт переводчику больше поблажек.

Если говорить о навыках, то единственный принципиально важный навык, который отличает синхрон от последа, – это навык одновременного продолжительного выполнения нескольких действий, «контроллеры» которых, похоже, находятся в разных частях головы. И это сильно «парит мозг». Но как навык, он легко и быстро ставится: мозг быстро привыкает к факту, что он может одновременно слушать, понимать, трансформировать и выдавать информацию на другом языке и не сильно сопротивляется этому. Но дальше уже задачка со звёздочкой: стабильно выдавать точный и стилистически адекватный перевод, часто в не самых комфортных условиях. Это уже вопрос натренированности, опыта, каких-то физиологических моментов.

Менее принципиальные отличия – это расстановка акцентов. При последе главный акцент – на долговременной памяти и удерживании большого количества информации, экстремально до 10 минут непрерывного говорения выступающего (скорее всего, ему намекнут раньше, что он говорит под перевод, и публика уже бы хотела понять, о чем речь, но при определенной харизме оратора могут и не намекать, надо быть готовым и к таким неадекватным ситуациям, хотя бы в порядке проверки своих переводческих возможностей). При синхроне акцент – на языковую гибкость, жонглирование приемами перевода, синонимичными рядами.

Все остальные навыки актуальны для обоих видов профессионального конференц-перевода. Держать лексику в активном состоянии мгновенного реагирования, постоянно тренировать свой слух, сопротивляемость утомляемости, память – всё это востребовано и там, и там. Поэтому требование к профессиональным конференц-переводчикам — одинаково хорошо владеть обоими видами перевода, не ставя какой-то из них выше другого.

Трудности перевода

Синхронисты обычно переводят в обоих направлениях

Переводчики, работающие на свободном рынке, работают всегда в двух направлениях — «с» и «на»: с одним будет очень сложно заявлять себя, вы просто можете не найти себе пару. Если работать штатно на какую-то организацию, наверное, можно обойтись и без ретура (обратного перевода — Прим. Ред.), зависит от организации и ее регламента.

В рамках одного мероприятия все-таки чаще переводчики переводят в обоих направлениях, если это, конечно, не очень высокопротокольное двустороннее мероприятие с участием первых лиц, где их переводят переводчики профильных ведомств с обеих сторон. В остальных случаях – это всегда в обе стороны.

Бывают сыгранные пары, которые договариваются между собой, кто в какую сторону переводит и готовятся только к своему направлению. Но такая тактика работает только, если число выступающих на разных языках примерно одинаково, что бывает далеко не всегда.

Кроме того, при всех регламентах, кто-то из выступающих может говорить дольше, либо более «мутно» и витиевато, либо у него более «адская» тема выступления или подача, и тогда нагрузка будет несимметричной. Что-то может пойти не так с напарником, и второму переводчику придется брать его направление на какое-то время. Поэтому перевод только в одну сторону – это роскошь и риск. Да и скучно это.

Китайские выступающие часто более выдержанны в нейтральной стилистике, структурно – по пунктам, содержательно – плотно по фактуре, с названиями, цифрами. Обязательно какая-нибудь цитата из китайских классиков. Реже — из русских или международных. Российские выступающие чаще китайских склонны к более эмоциональным вставкам, будь то ирония, шутки, какие-то оценочные суждения, к полёту мысли, чтобы душа развернулась и забыла закончить фразу. Хотя обратные ситуации тоже бывают, но реже – по крайней мере, в России.

Работа абсолютно невозможна в случае неисправности оборудования (не идет звук от выступающего, например), физической недееспособности переводчика, если выступающие говорят не на тех языке или диалекте, которые были заявлены переводчику, и если выступающий говорит не в микрофон.

Критическая ситуация — если в самом начале что-то случилось с напарником, а под вашу пару расписан весь день. Не сталкивалась, но если не найдется замена, то пострадает или качество, или голова переводчика, или и то, и другое.

Усложняют жизнь и влияют на точность перевода — слабый звук, сильный акцент и речевые дефекты, высокий темп речи, одновременное говорение нескольких людей и т. п.

Как готовиться к работе

Все зависит от времени до начала работы. Если это уже завтра-послезавтра, а узнала я сегодня и чувствую физические и тематические силы для этого заказа, то это только опорная лексика по теме, та, что однозначно будет, на одну страницу А4 максимум. Я ее выписываю, обязательно наговариваю на диктофон на двух языках, потом гоняю туда-обратно, что-то незнакомое должно «лечь» на язык и на ухо до мероприятия, а не во время – там и так будет достаточно такого.

Материалы для подготовки дают не всегда. Китайские выступающие обычно щедры. Некоторые даже приезжают с переведёнными на русский, иногда безупречно, с соблюдением всей стилистики, пунктуации, орфографии. Российская сторона, по моему опыту, в вопросе предоставления материалов куда более «прижимиста» и чаще предпочитает держать их при себе. Опять же я говорю только про свободный рынок. В организациях, возможно, с этим как-то иначе.

Из программы мероприятия, если ее дали, отдельно выписываю перевод прецизионной информации, чтобы приклеить на стекло в кабине: ФИО, должности, названия. Такая информация будет звучать неоднократно и должна быть всегда перед глазами.

Когда времени больше, слушаю тематические подборки на китайском на ресурсах типа 喜马拉雅 или 蜻蜓, на русскоязычном YouTube, перевожу с них, либо просто слушаю те же роботом озвученные статьи из baidu, просто на слуховое распознавание в потоке малознакомого дискурса, отмечаю для себя места терминологических или синтаксических «затыков».

Но в любой подготовке важно не увлечься и не решить стать экспертом уровня выступающих за несколько дней – так только засоришь голову пока малознакомой для себя информацией и не успеешь ее «положить» на язык и ухо. А для устного перевода это очень важно: 20 отскакивающих от зубов и распознаваемых в потоке на слух ключевых слов намного лучше нескольких страниц из 150 терминов, которые не были проговорены и прослушаны.

Перед работой категорически нельзя делать все, что замедлит работу мозга и реакции: плохо спать, нервничать, принимать алкоголь, какие-то седативные препараты, плотно есть, пить много жидкости. Перед началом лучше размять артикуляцию – покривляться перед зеркалом, погонять скороговорки.

Как поддерживать себя в форме

«Главная работа делается не в кабине, а задолго до прихода в нее»

Когда  заказов нет, то я просто изучаю какую-то модную тему – криптовалюты, искусственный интеллект и т. п. – подбираю опорные слова, заучиваю понравившиеся конструкции, слушаю и перевожу ресурсы по теме.

Для тренировки перевожу форумы, выступления, иногда новости, а в случае с китайскими всегда можно свериться с их текстовой версией. Послед под запись редко тренирую, но периодически перевожу с листа вслух – как правило то, что читаю на китайском или русском: книги либо мультиязычные ресурсы вроде Project Syndicate, где доступны статьи в нескольких переводах.

Пополняю и тренирую четырехъиероглифичные структуры, они прекрасно экономят время при переводе с русского на китайский и просто созданы для языковой компрессии. Такие фразы могут быть контекстуальными эквивалентами нескольких похожих смысловых гнёзд, выраженных разными средствами на русском, и позволяют избежать излишне «русифицированного» перевода на китайский, например: 畅所欲言 = «высказываться свободно», «говорить всё, что вам бы хотелось хотелось сказать/говорить без стеснений» и др.; 履职尽责= «профессиональное выполнение своих обязанностей», «от начала и до конца выполнять свои профессиональные обязанности» и др.; 齐心协力= «действовать в унисон», «сплочённость и слаженность» и др.

Специальных отдельных упражнений для памяти не делаю, иногда балуюсь приложениями на телефоне для тренировки мозга. Одиночные новые слова стараюсь объединять в ситуативные фразы и запоминать в них («Бобслеист из Брунея читает роман Гюго «Отверженные»). Такие лично придуманные фразы, часто абсурдные, накладываются на какое-то личное же восприятие отдельных слов или эмоций от предложений и неплохо прописываются в голове. Плюс косвенно тренируют способность ничему не удивляться – это тоже важно для убедительного звучания. Все слова и фразы учу только вслух.

Большой упор, помимо лексики и собственно ситуаций безостановочного перевода без подготовки и опоры на какой-либо текст, я делаю на фонетику. Иногда повторяю за дикторами или спикерами с чистым путунхуа. Когда переводишь в сторону китайского, на скорости часто плывут тоны и теряется интонирование, которое у большинства иностранцев и без того чаще всего с  «лаовайской», а не с китайской спецификой. Это затрудняет понимание носителями. Поэтому считаю, что фонетическую «мышцу» в китайском нужно поддерживать отдельно от общих тренировок собственно синхрона.

Перегрузки

При синхроне с китайского на русский – думаю, мы даже круче космонавтов (шутка)

Иногда перегрев чувствуется физически, какой-то скрежет синапсов. При несоизмеримости оставшихся переводческих сил и ситуации общения, или когда пытаешься подстроиться под «проблемного» выступающего на очень отвлеченные или на узкоспециализированные темы (как правило, именно эти спикеры – самые увлечённые, пренебрегающие всем регламентом и говорящие дольше всех), может даже возникнуть чувство тошноты. Я как-то впервые именно в синхроне осознала, что фразу «меня тошнит от тебя», оказывается, можно понимать буквально.

Концентрация дается нормально, если прокачана с собой своя личная мотивация, зачем я здесь. Мое мнение, что концентрация – это больше вопрос своей глубинной психики, чем «механики», она из того же порядка, что волнение и стресс.

Про то, что обычно включается автопилот – могу подтвердить, и он может сыграть как в плюс, так и в минус. Иногда на автопилоте не замечаешь, что назвала кого-то не тем именем или перепутала цифры, и что напарник уже что-то там подсовывает на бумажке, «включаешься» уже постфактум. В то же время, когда входишь в этот режим, то переводится как-то уже как будто и не здесь, а где-то в отдельном вакууме, где только слова, ничего такое блаженное состояние.

Повторить сразу то, что я только что переводила, я в большинстве случаев не смогу. Но, думаю, это скорее, потому, что это содержимое само по себе, не в языковом отношении, мне чаще всего неинтересно. Ну, и в голове, наверное, срабатывает какой-то предохранитель: моя задача адекватно воспроизвести это, подумать, как разбить фразы и не упустить важное. Если же еще и запоминать, то некуда будет поставлять новую партию информации.

Зато какие-то свои плохо отработанные моменты запоминаю неплохо – вот эта часть уже интересна лично мне, и мозг, наверное, маркирует это, и сохраняет их. В день перевода могу помнить что-то яркое – шутки, интересные обороты, и это тоже скорее в категории «личных интересов». Но, если не фиксирую где-то всё запомнившееся плохим и хорошим, то оно быстро сотрется из головы.

Информационная нагрузка, помноженная на постоянное рассредоточенное внимание, уже сами по себе могут быстро «выключить» мозг, если не тренироваться и не приучать его к этой эволюционно новой для него «нормальности». С волнением и навязчивым страхом публично облажаться можно даже и не «включиться», либо звучать как сломанное радио. Как убирать волнение – это отдельная тема, и, по мне, так очень индивидуальная, но, как минимум, один уровень этой работы универсален для всех психотипов: регулярная самоподготовка.

Со временем переводить становится проще, если не забиваешь на самоподготовку в свободное от мероприятий время. Главная работа делается не в кабине, а задолго до прихода в нее. Если эта работа проделана хорошо, то и в кабине все в целом будет неплохо, и в оценке уровня перегрузки будет меньше субъективного. Хотя я ни в коем случае не оспариваю, что этот уровень перегрузки очень высокий. А при синхроне с китайского на русский – думаю, мы даже круче космонавтов (шутка).

Сколько и за сколько готов трудиться синхронист

В день мне комфортно работается 5-6 часов с интервалом разбивки 1.5-2 часа перевода и получасовых перерывов между ними. В каждой полутора- или двухчасовой сессии мы переводим попеременно, естественно. Три дня подряд в таком режиме проходят хорошо, если тематика не слишком отраслевая, либо узкоспециального немного, на уровне какого-нибудь отдельного выступления.

На узкоспециальных, терминологически емких темах по какому-нибудь лечению псориаза или глубокой переработке алюминия утомляемость накрывает намного быстрее и долго ещё не отпускает. Нормы ЕС — 18 заседаний не менее 4 часов каждое две недели подряд, в ООН – 21 час в неделю. Но я столько на синхроне не работаю. Хотя была бы только за, если бы было столько заказов.

Бытует мнение, что синхронный перевод — баснословно высокооплачиваемая работа. Но это не так. Стоимость зависит от мероприятия, тематики, квалификации переводчика. В среднем – от 7000 рублей в час на человека по Москве, минимальная оплата – 3 часа (т.е. если мероприятие будет длиться только час, оно оплачивается как за 3 часа). Длинные мероприятия считаются по целому дню, либо половине дня, а не в почасовом тарифе. В Москве сейчас работает 5-6 активных пар.

Этика переводчика

Отдельных юридических норм по синхронному переводу нет – большинство вопросов качества, упущенной выгоды (отмена или срыв мероприятия по вине какой-либо из сторон), неразглашения и т. п. решаются в рамках общего законодательства и договоров.

Есть Международная ассоциация переводчиков конференций (AIIC), которая разрабатывает общие стандарты и рекомендации, в том числе и этические. Их можно брать за основу для создания чего-то своего или какого-то понимания того, как упорядочить хаос, но они ориентированы больше на европейские рынки и более актуальны для регулирования отношений переводчика, работающего на организации. На внутрироссийском пространстве функцию профессиональных сообществ, объединяющих переводчиков всех переводческих «конфессий», выполняют Союз переводчиков России и Национальная лига переводчиков. Какие-то актуальные для себя рекомендации можно найти у них.

Лучший китайско-русский синхронист

Ли Иннань - дочь одного из основателей КПК Ли Лисаня и Елизаветы Кишкиной. Источник: 凤凰读书
Ли Иннань — дочь одного из основателей КПК Ли Лисаня и Елизаветы Кишкиной. Источник: 凤凰读书

Для меня образец для подражания — Инна Ли (Ли Иннань, 李英男). Как-то попала в Weibo на прямую трансляцию CCTV ее с коллегой перевода ежегодной пресс-конференции В. В. Путина год или два назад. Посмотрела только часть, но это было очень круто. Она далеко, по меркам синхрона, может отпускать выступающего, не травмируя при этом язык, не несясь и спотыкаясь в стиле обращений пилотов к пассажирам, изящно компрессирует, держит ровный темп, учитывает все высказанные смыслы в нужном стилистическом регистре, не делает резких голосовых движений. В общем, виртуозно. Конечно, Инна Ли – билингв с большим опытом. Но, если уж говорить об образце высокого профессионализма, то она – та планка, к которой бы хотелось приблизиться в этой жизни.

Фотографии (кроме отмеченных): из личного архива Евгении Слуцкой

Советы и лайфхаки от Евгении Слуцкой — в новом проекте «Заметки переводчика»

Wǒ ❤ Magazeta

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в fbvktwittergoogle+ и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Примечания

  1. 北外, Пекинский университет иностранных языков[]
  2. 上外, Шанхайский университет иностранных языков[]
  • 214
  • 1.5K
  •  
  •  
  •  
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

7
Оставить комментарий

avatar
5 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Подписчики
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
YuraСинхронистKitaikaАлександр МальцевВладимир Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новые старые популярные
Уведомления на
Катя Князева
Читатель

Замечательное интервью и завораживающая собеседница!

Владимир
Гость

Отметил, что «фразы учу только вслух».
Не знаю, что на курсах подготовки, но по общению кажется, что тут все индивидуально и самобытно до сих пор — и как выучил язык, и как тренируется переводчик, и как находит и получает заказы.
Кстати, когда ИИ начнет переводить как человек?

Александр Мальцев
Редактор

Точных сроков по ИИ не скажу, но то что работа по обучению ИИ и использования нейросетей идет — это 100%.

Александр Мальцев
Редактор

Однозначно пост недели. Спасибо автору интервью и герою!

Kitaika
Читатель
Kitaika

Потрясающе. Читала и думала — это женщина-космонавт, причём, пилот.
Спасибо!

Синхронист
Гость

Подыскиваю переводчика-синхрониста китайского языка на территории Украины.

Yura
Читатель

Я не синхронист, просто обычный переводчик) Летом в Украине, если понадоблюсь — обращайтесь