По легенде, Мао Цзэдун всячески старался подчеркнуть своё хунаньское происхождение и потому изъяснялся с соратниками на местном диалекте. Приходилось порой непросто, но, в конце концов, это же не совершенно другой язык, рассуждали соратники, лингвистически подстраиваясь под лидера. Диалектами занимается целая наука, которая уже порядочно обросла легендами и теориями одна красочней другой, а потому говорить о них следует осторожно и внимательно, а на них — уверенно и почаще.

Китайский язык относится к сино-тибетской языковой семье, которая, в свою очередь, включает сотни локальных вариантов языка, говоров, наречий и диалектов, порой, фонетически совершенно отличных друг от друга. Всё это богатство различается, в первую очередь, фонологически, а также в незначительной степени лексически и синтаксически. Даже говоря на стандартном путунхуа, представители разных регионов используют сандхи тонов неравномерно. К примеру, расподобление или уподобление тонов в официальном путунхуа наиболее ярко прослеживается в речи жителей южных провинций, особенно на востоке провинции Гуандун, что сильно мешает коммуникации между носителями разных диалектных норм.

Часто мы говорим «китайский» и подразумеваем «мандарин», а говоря «мандарин» — подразумеваем «путунхуа», что, впрочем, не является тождественным. И это не случайно, ведь группа так называемых пекинских говоров или пекинский диалект, часто называемый мандаринским или мандарином (66.2% использующих), является самой широко распространённой из всех семи официальных групп китайских диалектов, составляя основу государственного языка.

Другие крупные ветки диалектов, такие как у (шанхайский, 6.1%), минь (тайваньский, 6.2%) и юэ (кантонский, 4.9%) хоть и не стали базой для общепринятого государственного китайского языка, но всё же играют значимую роль в понимании истории и культуры китайского народа как мультинационального, представляющего собой сочетание верований и традиций разных поколений и общин географически различных регионов. Трудно просто закрыть глаза и представить, что их не существует.

Причина появления иных языковых норм на одной и той же территории проста. Язык, распространявшийся к востоку от северокитайской равнины, уже тысячи лет назад вносил лингвистический дисбаланс в жизнь племён, населявших территории, сегодня принадлежащие Китаю: оседлым общинам приходилось переходить на экономически более выгодный язык соседних и кочевых племён и торговцев.

Диалекты – дело поистине древнее и в высшей степени привычное для китайского общества. Первые упоминания диалектических вариаций были найдены в тексте трактата «Вёсны и осени», который был составлен в 722-479 годах до н. э. В те времена династия Чжоу настаивала на стандартизации речи подданных. Чуть позже было замечено и различие словарного запаса в регионах, а в текстах зафиксированы дискуссии на тему региональных вариантов произношения.

В некоторых сочинениях предпринимались попытки зафиксировать стандартное произношение, чтобы привести речь народную к общему знаменателю, что, однако же, не представлялось сколько-нибудь важным для китайцев вплоть до середины 20-го века, потому как знание унифицированного языка было важно, в основном, для карьеры чиновников, а они уже использовали свой особый язык гуаньхуа (官话, guānhuà).

С 1930-х официальным языком материкового Китая, Тайваня, а также одним из четырёх официальных языков Сингапура стал путунхуа. Но диалекты никуда не делись, более того, современные учёные, например, диалектолог Джерри Норман, заявляют, что в современном Китае до сих пор насчитывается сотни «взаимно непонятных» вариантов китайского языка.

Научные исследования диалектов китайского языка активно развернулись во второй половине 20-го века, и происходили волнами в 30, 60 и 80-х годах, когда находились средства и появлялась необходимость. Однако, до сих пор учёные не могут сойтись во мнении, сколько же диалектных групп существует в китайском языке. В разных исследованиях можно встретить цифры от 3-х до 15-ти групп, внутри которых также происходит деление локальных языков по различным признакам.

В 2007 году учёные сравнили 15 крупных диалектов по объективным лексическим и фонологическим критериям с учётом взаимопроникновения наречий. Таким образом им удалось выяснить, что на глобальном уровне прослеживается сильный раскол между северной, хунаньской и цзянсийской диалектными группами с одной стороны и тайваньской, хакка и кантонской группами с другой стороны. Исключением стал южный наньчанский вариант цзянсийского диалекта, который оказался невероятно схож с северным хакка. Больше всего на другие диалекты оказался непохож самый южный вариант шанхайского диалекта, на котором говорят в городе Вэньчжоу. Сычуаньский же вариант китайского языка очень слабо отличался от других фонетически, зато сильно разнилось словоупотребление.

Сегодня можно увидеть надписи в общественных местах, гласящие «пожалуйста, изъясняйтесь на путунхуа; пожалуйста, используйте стандартные иероглифы», возникшие повсеместно в рамках распространения официального языка путунхуа (大力推广普通话; dàlì tuīguǎng Pǔtōnghuà). Однако в повседневной жизни, например, в провинции Фуцзянь предпочтительно использование местных диалектов.

«Не думаю, что распространение идей коммунизма действительно настолько сильно работало через путунхуа. Моя семья жила в небольшом посёлке в провинции Фуцзянь, и, как вспоминала бабушка, всё пересказывалось на местном диалекте, потому что селяне всё равно читать не умели, а любой, кто говорил с ними на путунхуа, воспринимался враждебно, как чужестранец, простите», — отмечает Ли Фэйфэй, продавщица в небольшой лавке фруктов.

Из-за близости с Гонконгом, где путунхуа используется местными жителями сегодня с большой неохотой и только в случае необходимости, вопрос использования кантонского в провинции Гуандун стоит наиболее остро. С одной стороны, регион стремится сохранить свою уникальную культуру, но с другой стороны, правящие верха проводят политику укрепления национальной идентичности, в которую не вписывается использование языка, не понятного согражданам и однопартийцам, скажем, на севере страны.

Многолетняя программа по внедрению стандартизованного языка, а также использование с 50-х годов прошлого века новой стандартной системы романизации китайского языка не могли не повлиять на ликвидацию безграмотности в стране, унификацию требований к работникам разных сфер, а значит, создать новые возможности для трудящихся. Исследования последних лет показывают, что, к примеру, всего 49% коренных пекинцев, рождённых после 1980 года предпочитают путунхуа местному говору, в то время как 85% приезжих хотели бы, чтобы их дети изучали именно путунхуа.

«Я плохо говорю на путунхуа, поэтому не смогла найти хорошую работу. Молодёжи везёт, сейчас путунхуа везде — и с садика дети окружены полезным [языком], они могут путешествовать по стране без особых препятствий, делать бизнес, а со знанием только местного наречия можно заниматься делами только у себя дома», — продолжает Ли Фэйфэй.

Несмотря на утверждения о том, что перечисленные крупные диалекты и прочие варианты китайского языка не имеют собственной письменности, а значит, не могут восприниматься как полноценные языки, по мнению носителей диалектов, наоборот, такие варианты заслуживают не только сохранения в «музейном» формате, но и изучения молодёжью уже сегодня.

«Мы гордимся кантонским диалектом и стараемся всячески поддерживать его употребление. Дома с сыном я говорю на кантонском. Надеюсь, что он найдёт жену себе тоже из «наших», ведь общий язык – это общая культура», — рассказала нам мисс Ван, учительница старших классов из Гуанчжоу.

Современные школы иногда выбирают вести преподавание на местных диалектах. Такой подход вызывает горячее обсуждение в обществе, что, как правило, заканчивается решением родителей о необходимости изучения и путунхуа, и местного диалекта, а в некоторых регионах и других диалектов, но в  неофициальном формате.

Управлять многонациональным государством – дело непростое, приходится искать золотую середину. Ведь наряду с широко распространёнными и поддерживающими себя популярными диалектами, есть и вымирающие, численность носителей которых составляет около 100 человек или, как пишут источники «15 дворов».

«Сейчас правительство Китая поддерживает грантами исследования, [направленные] на укрепление позиции путунхуа, хотя по новостям постоянно показывают мероприятия [направленные] на сохранение диалектов. Это всё для галочки. В Китае то, что не прибыльно, сохранять не будут. Если вы соберётесь публиковать словарь какого-нибудь диалекта, то придётся делать это за свои деньги. В научном мире принято писать о диалектах вежливо, но слегка отстранённо. Думаю, это пережиток общества, ведь всё рано или поздно перестаёт существовать», — подчеркнул наш собеседник, профессор У.

Нам, как сторонним наблюдателям остаётся лишь загадывать, как будет развиваться ситуация с повсеместным внедрением путунхуа и возможным исчезновением местных диалектов. Учитывая, что огромное количество китайских граждан и хуацяо живут в общинах за пределами Китая и активно используют региональные варианты китайского языка, а страна не оставляет надежды на их возвращение, то полное исчезновение таких широких пластов языка и, соответственно, культуры, даже в условиях сдержанного финансирования представляется маловероятным.

Для заглавной иллюстрации использовано фото Jojolantern2000.

Wǒ ❤️ Magazeta

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в fbvktwittergoogle+ и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.