В течение 36 лет политика ограничения рождаемости в Китае была одним из важных факторов, определяющих многие аспекты общественной и частной жизни. Год назад лозунг «одна семья — один ребенок» потерял свою актуальность: гражданам КНР разрешили заводить второго. Казалось, что столь долгожданное решение должно привести к феноменальному всплеску рождаемости. Магазета попыталась разобраться, возможен ли настоящий беби-бум в современном Китае?

Бум или не бум

В 2016 году в Китае на свет появилось 17.8 млн младенцев — на 1.4 млн (или 7.9%) больше, чем год назад, еще до отмены политики «одного ребенка». Из них доля вторых детей в семье составила 45% (8 млн), для сравнения в 2013 году на них приходилось 30% новорожденных. Хотя в 2013 году результаты гипотетической отмены ограничения предполагали увеличение числа младенцев на 9.5 млн в год в последующую пятилетку. Даже если брать в расчет излишний оптимизм прогнозов, очевидно, что ожидался более высокий уровень энтузиазма среди населения, особенно, что год обезьяны (2016) считается исключительно благоприятным для появления на свет.

Чрезмерный оптимизм ожиданий подтверждают и китайские демографы. Например, по оценкам исследователя из Нанькайского университета (Тяньцзинь), пик рождаемости придется на 2017-2018 годы — число новорожденных достигнет 20 млн. Главным образом, за счет женщин, рожденных в конце 70-х и начале 80-х: они будут стремиться успеть выносить второго ребенка. А после 2020 года число новорожденных снизится до 16 млн, вслед за сокращением численности женщин репродуктивного возраста.

Коэффициент рождаемости в КНР составляет 1.66 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста, что заметно ниже среднемировых (2.4) и даже российских показателей (1.7). Однако даже отмена политики «одна семья — один ребенок» — не факт, что окажется достаточной мерой для увеличения коэффициента до 1.8 к 2020 году.

Общественные задачи и личные трагедии

Политика ограничения рождаемости в Китае была принята в 1979 году, хотя пропаганда поздних браков и малых семей началась еще в 1970 году. В течение первого десятилетия после образования КНР правительство, наоборот, поддерживало большие семьи, однако довольно быстро осознало, что высокий уровень рождаемости наряду с увеличением продолжительности жизни (с 35 в 1948 до 66 в 1976 году) чреват макроэкономическими последствиями.

В конце 70-х, когда правительство Дэн Сяопина планировало экономические реформы, было рассчитано, что для процветания страны численность ее населения не должна превысить 1.2 млрд человек. И хотя с 1966 года коэффициент рождаемости в Китае неуклонно сокращался (в 1977 — 3.2, в 1978 — 2.9), группа демографов под руководством Сун Цзяня (宋健), в будущем президента Академии инженерных наук Китая, посчитала, что лишь экстремальное ограничение рождаемости позволит сдержать рост численности населения в допустимых пределах.

В первую очередь политика коснулась тогда еще не многочисленного городского населения: жителям сельских районов разрешалось иметь второго ребенка, если первый была девочка. Существовали и другие послабления. Хотя первоначально политика озвучивалась как временная мера, переход к «одна семья — два ребенка» начался лишь спустя 36 лет.

За это время, по разным данным, в Китае не родилось от 250 до 400 млн детей. И хотя убийства новорожденных девочек и до 1979 года были весьма распространенной практикой, после ограничения рождаемости пол единственного ребенка оказался настолько важным, что в результате это привело к значительному дисбалансу в половой структуре населения.

Однако политика не ограничилась макроэкономическими последствиями: для сотни тысяч женщин она вылилась в личные трагедии. Ранняя беременность, второй-третий ребенок — все это сопровождалось, как минимум, общественным порицанием. Более травматичными оказывались насильственные аборты и стерилизация. В тех случаях, когда семья не имела возможности выплатить положенный штраф, она пыталась скрывать рождение очередного ребенка от местной администрации, лишая его тем самым шансов на получение образования и медобслуживания.

Политика ограничения рождаемости — это далеко не набор лозунгов. За 36 лет была сформирована целая система «кнутов и пряников», которую поддерживает огромная бюрократическая машина, где трудоустроено более 7 млн человек. Что же заставило правительство Китая сделать разворот на 180 градусов и разрешить рождение второго ребенка, в тайне надеясь, что население, выросшее с идеей «один ребенок — идеальная семья», моментально пересмотрит свои ценности и с радостью будет атаковать родильные отделения?

Кто будет работать в Китае в 2050 году?

Один из побочных эффектов политики ограничения рождаемости — ускорение темпов старения населения. Если в 1980 году доля проживающих в Китае людей старше 65 лет не превышала 5%, а 59% составляли граждане трудоспособного возраста, то по прогнозам ООН, к 2040 году лица пенсионного возраста будут составлять 1/4 населения страны. Это означает, что на одного пенсионера будет приходится всего 2.5 трудящихся. Сейчас соотношение составляет 1:7.3, а в 1980 году достигало 1:13.1.

Конечно, осознание проблемы стареющего населения пришло не неожиданно. Еще в 2013 году право на рождение второго ребенка получили пары, которые сами являлись единственными детьми в семье. Возможность стать старшим братом или сестрой получили свыше 12 млн детей. Однако лишь 12% пар ей воспользовались. Подобные послабления вводились и раньше на местном уровне, например, в Шанхае (2009), где уже в течение многих лет коэффициент рождаемости составляет 0.7 ребенка на одну женщину — один из самых низких в мире.

Когда же стало очевидно, что политика ограничения рождаемости за 36 лет изменила в значительной степени ожидания и представления о семье, и даже получив право рождения второго ребенка, лишь некоторые пары решаюся им воспользоваться, правительство осознало, что даже смена лозунга «одна семья — два ребенка» в национальном масштабе не приведет к демографической катастрофе.

1.4 млн — это много или мало?

Увеличение числа новорожденных на 7.9% трудно назвать настоящим беби-бумом, однако в масштабах населения КНР за этим скромным процентом скрывается 1.4 млн новых граждан. Для сравнения в России в год рождается около 2 млн. Возникает естественный вопрос, а насколько готова нынешняя система здравоохранения и образования даже к такому приросту? В отличие от рождаемости, чтобы увеличить число акушеров, педиатров и учителей, потребуется время.

Рождение второго ребенка для потенциальных родителей оказывается не такой простой задачей. Многие из тех, кто не стал откладывать беременность, столкнулись с проблемой зачатия. В результате возрос спрос на процедуру ЭКО, а также потребность в консультациях специалистов по генетическим заболеваниям.

С повышенной нагрузкой столкнулись и родильные отделения. Например, в наиболее авторитетном госпитале акушерства и гинекологии в Ханчжоу (浙江省妇保) попасть на прием к врачу и до 2016 года было непросто, сейчас же эта миссия выполнима лишь только для самых устойчивых к стрессу беременных. Так, запись на прием у специалиста в VIP отделении (стоимость приема 600 юаней) закрыта на месяц вперед. Ситуация в других госпиталях чуть лучше, но очереди вынуждают некоторых будущих матерей выбирать госпитали в соседних городах.

Однако не только неготовность инфраструктуры заставляет многие семьи отказываться от идеи второго ребенка. Согласно опросу Всекитайской федерации женщин, 5 300 из 10 000 опрошенных семей не хотят второго ребенка. Главная причина — стоимость «детства» в Китае.

В течение многих лет все сферы, связанные с рождением и воспитанием детей, формировались с учетом того, что, во-первых, на единственном чаде никто экономить не будет, а во-вторых, рождение детей — это привилегия. В результате стоимость любых детских сервисов и товаров, включая здравоохранение и образование, оказалась несоразмерно высокой. Особенно в крупных городах, вроде Шанхая и Пекина, семьи просто не могут себе позволить родить и воспитать двух детей. Да и сама поддержки материнства не располагает к нему. Например, в Шанхае, чтобы стимулировать рождаемость, в прошлом году увеличили отпуск по уходу за ребенком на 30 дней – до целых 128 дней .

***

За 36 лет политики «одна семья — одна ребенок» путем нечеловеческих усилий и больших жертв Китаю удалось добиться того, к чему большинство развитых стран пришли естественным образом в течение 50-70 лет. Например, коэффициент рождаемости в Турции в начале 1960-х был выше, чем в Китае , а к 2014 году сократился до 2 детей на одну женщину. Однако это сокращение приблизило и главную проблему развитого мира — старение населения. На какие радикальные меры будет готово пойти китайское правительство, чтобы решить и ее?

Для заглавной иллюстрации использована фотография Евгении Мельниковой.

comments powered by HyperComments