Гастроли Мэй Ланьфана

Фото: www.sfs-cn.com
Фото: www.sfs-cn.com

Впервые китайский традиционный театр предстал перед глазами иностранцев в эпоху Мин. Периодом полноценного знакомства зарубежного зрителя с китайской музыкальной драмой можно назвать первую половину XX в., когда постановки были показаны зрителям Японии, Европы, Америки и Австралии. Первое масштабное знакомство западного зрителя с китайским театром связывают с именем Мэй Ланьфана (梅兰芳), который одним из первых вывез китайские театральные постановки за рубеж.

Мэй Ланьфан родился в 1894 г. в одной из актёрских семей Пекина и уже в семилетнем возрасте начал обучаться искусству пекинской оперы. Его дедушка, Мэй Цяолин, был известным деятелем в женском амплуа дань (旦), как и Мэй Ланьфан в будущем, с успехом исполнял женские роли, театр выбрали для себя отец и дед Мэя. Мэй не был особенно одарённым в отношении пения и танца ребёнком. Однако благодаря упорству быстро достиг успеха. Уже к 19 годам за его плечами был целый ряд заметных выступлений.

В 1913 г. Мэй был приглашён для выступления в Шанхай и имел там успех. Опыт, полученный им во время этих гастролей, позволил Мэю во многом определить свой дальнейший творческий путь. Начало XX в. ознаменовано переменами в китайском обществе и искусстве. Выделилась группа радикалов, выступавшая за поворот в сторону Запада и отказ от традиционного театра. Мэй Ланьфан же ратовал за обращение к истокам.

В 1915 г. он создаёт собственную труппу, а в 1918 г. переезжает в Шанхай, этот период считается периодом его творческого подъёма. Он оттачивает мастерство, создаёт новые образы, формируя своё уникальное направление Пекинской оперы. 21 апреля 1919 г. Мэй Ланьфан едет на свои первые гастроли в Японии. Там труппа не только продемонстрировала свои представления, но и имела возможность познакомиться с японским сценическим искусством но и кабуки.

Выступление труппы Мэй Ланьфана. Фото: blog.sina.com.cn
Выступление труппы Мэй Ланьфана. Фото: blog.sina.com.cn

В 1930 г. в Америке пекинская опера впервые была показана западному зрителю, для которого стала принципиально новым зрелищем. США были наиболее подходящим направлением для поездки, поскольку считались более восприимчивой и открытой к другим культурам страной, нежели европейские государства. У готовящейся поездки были и противники. Высказывались сомнения в способности американского зрителя понять и оценить увиденное, его возможности принять исполнение женских ролей мужчинами. Тщательно подбирался подходящий американскому зрителю репертуар, был создан новый дизайн костюмов, реквизита и декораций.

16 февраля 1930 г. прошло первое выступление в США. Исполнение женских ролей мужчинами не вызвало ожидаемого психологического отторжения. Отзывы содержали в себе самые восторженные оценки исполнения женских ролей. Зрители увидели в них “сущность женских качеств”, “китайские представления о вечной женственности”.
Театральные критики и обозреватели сравнивали постановки Мэя со спектаклями, показывавшимися в тот период американскими театрами. Реалистичности американского театра противопоставлялась символичность китайских постановок, причём последняя многим показалась более убедительной.

Мэй Ланьфан встретился со многими деятелями театра и кино в США, одним из них стал Чарли Чаплин. Им удалось обменяться мнениями относительно творчества друг друга. Мэй отметил, что многому научился, смотря немое кино, в то время как Чаплин был заинтересован техникой исполнения ролей комика – чоу (丑) и спрашивал об этом Мэя. Гастроли Мэй Ланьфана в США стали важным этапом культурного обмена между странами. Спектакли, показанные в Америке, во многом изменили образ китайского человека в сознании американцев.

Фото: blog.sina.com.cn
Фото: blog.sina.com.cn

В 1932 г. устанавливаются дипломатические отношения между Гоминьдановским Китаем и СССР, что позволило восстановить и культурные связи между государствами. В СССР выразили желание пригласить Мэя для выступлений. Приглашение было принято. Гоминьдановское правительство подчеркнуло значительность готовящейся поездки и оказало всестороннюю поддержку, включая финансовую помощь.
Были и противники поездки. Высказывались опасения в том, что советская публика не сможет должным образом воспринять исполнение женских ролей мужчинами. Так, Лу Синь говорил о неспособности простого человека понять представления, о «феодальности» первоисточников.

Мэй Ланьфан и К.С.Станиславский, а также Ч. Чаплин. Фото: blog.sina.com.cn и www.duitang.com
Мэй Ланьфан и Станиславский К.С., а также Чаплин Ч. Фото: blog.sina.com.cn и www.duitang.com

Труппа Мэй Ланьфана прибывает в Москву в конце марта 1935 г. Восхищённые отзывы и рецензии появляются в ряде газет. Известно, что на одном из представлений присутствовал И. Сталин, что свидетельствовало о важности визита на государственном уровне.

В период первого пребывания в СССР Мэй Ланьфан знакомится с такими знаковыми фигурами русского искусства, как К.С. Станиславский, В.И. Немирович-Данченко, С.М. Эйзенштейн, В.Э. Мейерхольд. Состоялись творческие встречи, беседы, обмен мнениями. Так, В.И. Немирович-Данченко, высказывая впечатления от увиденного, отмечал, что нет другой формы искусства, способной своей точностью и яркостью так же точно выразить дух нации.

Мейерхольд замечал, что Мэй Ланьфану прекрасно удалось исполнить женские образы. “В нашей стране множество актрис, но ни одной не удавалось передать то женственное, что просматривается в персонажах Мэя”. С. Эйзенштейн был увлечён китайским и японским театрами задолго до приезда Мэй Ланьфана и многое о них знал. Это позволило ему сделать более систематические наблюдения. Он отмечал осознанность приемов артистов пекинской оперы, противопоставляя это хаотичности японского театра кабуки.

На спектаклях Мэй Ланьфана присутствовал и находившийся на тот момент в Москве Б. Брехт. Руководствуясь собственной теорией “эффекта очуждения”, он скептически отнёсся к сочувствующей реакции большинства зрителей. В своих работах Брехт сравнивает актёрские техники западной и восточной школ, восхищаясь мастерством Мэя.

Наибольшую популярность пекинская опера приобрела в среде культурных деятелей — работников театра и кино, так как была им более понятна. Спектакли Мэя повлияли на дальнейшее развитие творческого пути многих начинающих режиссёров, некоторые из них впоследствии назвали Мэй Ланьфана своим учителем. Гастроли 1935 г. не стали последними гастролями Мэя в СССР,он несколько раз возвращался туда в 50-х гг.

Фото: szb.dlxww.com и blog.163.com
Фото: szb.dlxww.com и blog.163.com

Творчество Мэя совместило в себе обращение к традиции с новаторскими находками и открытиями. Актёрская система, созданная Мэй Ланьфаном и им применявшаяся, наряду с теориями Станиславского и Брехта была названа одной из трёх великих актёрских систем.

Искусство и личность Мэй Ланьфана и по сей день высоко ценятся жителями Китая. Уважение вызывает то, что в годы японской оккупации он отказался выступать перед захватчиками и на время ушёл из профессии, переехав в Гонконг. В 1953 г. Мэй с китайскими добровольческими войсками отправился в Корею и дал там несколько выступлений. В 1956 г. выступал в Японии, чтобы помочь восстановлению дружественных отношений между государствами.

Мэй Ланьфан стал не только выдающимся мастером своего дела, но и реформатором, проводником и послом своего искусства за рубежом. Личность Мэя, его творческие достижения и работа в области культурного обмена и по сей день высоко оцениваются соотечественниками.

Автор: Алина Кочетова

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Редакция

Редакционный аккаунт для важных сообщений