Женское лицо частного бизнеса в Китае

Сейчас в Китае около 53 млн зарегистрированных индивидуальных предпринимателей, в 1978 году их число стремилось к нулю — индивидуальная коммерческая деятельность была запрещена. Трудно поверить, но не так давно предприимчивость не считалась в китайском обществе положительным качеством, а решение заняться бизнесом предполагало в лучшем случае «потерю лица», в худшем — публичное унижение. Стране, которая всего лишь несколько лет назад боролась с «капиталистической нечистью», реформы и смена курса дались нелегко. Но удивительно, что значительную часть этого «передового» отряда составила прекрасная часть Поднебесной. Что заставило первых предпринимательниц Китая уйти в свободное плавание («下海»)? И как сложилась их судьба в дальнейшем?

getihu_1
Первые предприниматели Китая, 80-е годы. Источник: news.sina.com.cn и business.sohu.com

ИП 10101

Первую лицензию индивидуального предпринимателя в КНР получила 19-летняя жительница Вэньчжоу Чжан Хуамэй (章华妹) — она в буквальном смысле на табуретке во дворе своего дома продавала различные хозяйственные мелочи и сувениры, от вязальных спиц до игрушечных часов. Чжан Хуамэй была младшей из семи детей, из которых лишь у одного брата была работа и, соответственно, «железная чашка риса».

Хотя торговля все еще считалась спекуляцией и преследовалась законом, в Китае уже стали появляться частные лавки. Время от времени их владельцы подвергались публичной критике, а иногда и конфискации товара. Но отец Чжан Хуамэй решил, что лучше позор, чем голод, и поддержал ее небольшое начинание. И не прогадал.

Бизнес начал приносить заметный доход: Чжан Хуамэй в день могла зарабатывать до 2-х юаней, когда средняя зарплата служащего государственного предприятия составляло около 20 юаней в месяц. Она вспоминает: «Особенно хорошо шли значки с изображением достопримечательностей Ханчжоу, озера Сиху, пагоды Шести гармоний и Сломанного моста. А самыми дорогими были игрушечные часы с неподвижными стрелками. Их могли позволить купить своим детям только самые состоятельные покупатели».

Вскоре перемены коснулись и законодательства: коммерческая деятельность стала законной, теперь на нее можно было оформить лицензию. Правда, такие кардинальные перемены не вызывали особого доверия в обществе, поэтому многие фактически индивидуальные предприниматели не спешили регистрироваться в торгово-промышленной палате. Чжан Хуамэй решение опять помог принять отец, который посчитал, что лучше честно оформить лицензию и не бегать от властей.

getihu_2
Чжан Хуамэй с первой лицензией ИП, 2011 год. Источник: blog.sina.com.cn

Так, с легкой руки отца Чжан Хуамэй оказалась первой подавшей заявление на лицензию ИП: для этого ей потребовалась справка, подтверждающая отсутствие работы, и черно-белая фотография. А через год она получила лицензию ИП с порядковым номером 10101, став первым зарегистрированным предпринимателем страны. Сейчас ее лицензия хранится в архиве Торгово-промышленной палаты города Вэньчжоу, а Чжан Хуамэй владеет торговой компанией, которая специализируется на одежной фурнитуре.

Частный фотограф в Ханчжоу

Как и Чжан Хуамэй, к частной деятельности Гань Цзин (干静) подтолкнуло отсутствие работы. После окончания средней школы она два года просидела дома: трудоустройству не способствовал тот факт, что ее отец был вернувшимся в Китай хуацяо.

С момента разрешения коммерческой деятельности Торгово-промышленная палата и Управление труда и занятости Ханчжоу активно агитировали безработную молодежь присоединяться к числу индивидуальных предпринимателей, однако большинство предпочитало ждать возможности устроиться на «нормальную» работу. Осознавая свои ничтожные шансы трудоустройства, Гань Цзин решила, что частная деятельность для нее не самый худший вариант. А увлечение фотографией позволило ей найти бизнес-идею — фотографировать жителей и гостей города на берегу озера Сиху.

getihu_3
Гань Цзин на берегу Сиху, 1980. Источник: blog.voc.com.cn

Весной 1981 года Гань Цзин получила первую лицензию ИП в городе, согласно которой ей было разрешено заниматься передвижной фотографией в районе дамб Суди и Байди (одни из самых туристических мест в Ханчжоу), а Налоговое управление даже освободило ее от налогов на целый год.

Уже через несколько дней после начала работы стало очевидно, что далеко не все жители города готовы к подобным переменам. Когда Чжан Цзин фотографировала пейзаж озера, ее окружила группа государственных фотографов, требуя объяснений. Она попыталась показать им свою лицензию, на что они стали прилюдно обвинять ее во лжи, выхватили фотоаппарат и засветили пленку. И их можно понять: еще вчера подобное поведение было в духе времени.

Власти города, осознав, что для реформ мало зарегистрировать первого предпринимателя, развернули целую кампанию по поддержке Гань Цзин. Благодаря публикациям в городских газетах, отношение и к частной деятельности, и к Гань Цзин стало меняться. Вскоре она стала даже местной знаменитостью: с самого утра и до захода солнца во время сезона вокруг нее постоянно собирались толпы желающих быть запечатленными на берегу Сиху первым частным фотографом города.

На первой выставке фотооборудования в Китае Гань Цзин познакомилась с представителем компании Кодак в Гонконге, который вскоре стал ее мужем и увез из Ханчжоу. Сейчас она живет в Сингапуре, возглавляет представительство британской косметической компании.

Первый частный общепит в столице

Чтобы открыть небольшую закусочную на три столика, Лю Гуйсянь (刘桂仙) потребовалось 1 100 юаней: 500 — из собственных накоплений, 100 — от мужа и 500 юаней пришлось взять в кредит. В 1980 году Лю Гуйсянь было 47 лет, она воспитала пятерых детей. Открыть закусочную она решилась, так как двое ее сыновей уже в течение двух лет числились безработными.

Оформление разрешения заняло полгода, но уже в первый день открытия стало понятно, что жители пекинских хутунов оценили кулинарные способности Лю Гуйсянь. За день она накормила 220 посетителей и 100 заказавших блюда на вынос, заработав 130 юаней. Когда ее супруг, вернувшись с работы, обнаружил перед домом огромную толпу людей, он решил, что случилось какое-то происшествие: трудно было представить, что подобный ажиотаж могла вызвать закусочная его жены.

getihu_4
Лю Гуйсянь, 2009. Источник: blog.voc.com.cn/

Спустя 20 лет Лю Гуйсянь, помимо нескольких заведений общепита, открыла деревообрабатывающую компанию и антикварную лавку. Благодаря своей решимости и предприимчивости, она поставила на ноги не только своих детей, но и внуков, а сейчас растит правнуков. В Пекине она также известна как обладатель крупнейшей коллекции антиквариата из красного сандалового дерева.

Политика открытости и реформ не имела никакой гендерной направленности, и среди первых предпринимателей в Китае было много представителей мужского пола. Но вполне возможно, что женщинам была «проще» решиться, так как у них было меньше шансов трудоустроиться в госучреждение, а голод и необходимость кормить детей помогали перебороть стыд. Как вспоминает одна из первых таких бизнесвумен: «В те годы, только завидев, что к моему прилавку приближается бывший коллега, я краснела до самых кончиков ушей. Но стоило мне подумать о своей дочери, так этот приступ стыда сменялся воодушевлением».

В качестве заглавной иллюстрации использована фотография биржы трудовых мигрантов в 80-е годы. Источник: blog.voc.com.cn.

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Ольга Мерёкина

Родилась во Владивостоке. Живет в Ханчжоу и Шанхае. BA (2007) востоковедение, MA (2014) современное искусство и кураторские исследования. Участник арт-коллектива Illumin8tors.