Где находится центр Поднебесной?

кайфэн

capital

Суровый справочный обзор по вопросам, где, когда и почему находились столицы Китая. 

Традиционно в нашем сознании Китай предстает монолитным государством со строго очерченными границами (виной тому наверное иероглиф 国) и ярко выраженным центром – столицей. Здесь находится дворец императора, отсюда его слово разлетается по всем отдаленным уголкам империи. «Так было, так есть и так будет».

Однако изучение истории Китая доказывает нам, что «слухи» о жесткой централизации Срединной империи «сильно преувеличены». Столица Поднебесной переносилась с места на места чаще, чем в какой-либо иной стране мира. Да и не всегда она была в центре страны. И вообще, чаще всего бывало, что столица была не одна, а, как минимум, две.

Древние столицы

История Китая, согласно древним хроникам, начинается с мифологической эпохи «Трех правителей и пяти императоров» (三皇五帝), «правивших» примерно в 26-21 веках до нашей эры. Сведений о каких-либо столичных городах в этот «золотой век» нет. Однако известно, где находятся места, связанные с мифическим «прародителем» древних китайцев – Желтым императором (Хуанди 皇帝). Считается, что он родился в местечке Шоуцю (壽丘) на территории нынешнего города Цюйфу (曲阜, Шаньдун), его «древний финиковый сад» находится в современном городе Чжэнчжоу, а мавзолей (黄帝陵) в 140 км к югу от города Яньань (延安, Шэньси) в центре Лессового плато. Даже если это не совсем так, то очевидно, что колыбель китайской цивилизации находилась здесь – на территории нынешних провинций Хэнань, Шаньдун, Шаньси и Шэньси.

Где находилась столица будущего Китая в период правления легендарной династии Ся (夏朝) неизвестно. Как неизвестно и то, была ли такая династия вообще. И правомерно ли называть Китай Китаем, говоря об этих древних временах. Однозначно только, что термином 天下 (Поднебесная) обозначался весь известный мир вообще, а термин 中国 (Срединное, или Центральное, государство) появился позже и обозначал центральные княжества в период удельной раздробленности. К этому вопросу мы еще вернемся, а пока отметим, что китайские археологи отождествляют государство Ся с раннебронзовой культурой Эрлитоу (二里头), находки относящиеся к которой были сделаны на берегах реки Лохэ (洛河) недалеко от современного города Лоян (洛阳, Хэнань).

По поводу существования следующей китайской династии Шан (商朝) сомнений не возникает ни у древних историографов, ни у современных историков. Как и по поводу того, что в центре шанского протогосударства находилась его столица. Одно из центральных событий истории этой династии, подробно описанное у Сыма Цяня в «Ши-цзи» – перенос «стольного града» из поселения Янь (есть мнение, что это в районе нынешнего Цюйфу) в поселение Инь. Считается, что и ранее столица переносилась неоднократно. Например, с ранним этапом истории Шан часто связывается археологическая культура Эрлиган (二里岗), существовавшая на территории нынешнего Чжэнчжоу. Перенос в Инь хорошо известен по двум причинам. Во-первых, новая столица дала второе название династии – Инь (殷). Во-вторых, в 1928-37 годах в районе современного города Аньян (安阳, Хэнань) были раскопаны остатки этого города (поэтому сейчас это место называется Иньсюй (殷墟), «иньские руины»). В этой связи именно Аньян можно считать первой научно доказанной столицей Китая.

SONY DSC
В последние годы стараниями местных властей заштатный хэнаньский Аньян продвигают в «первые столицы» страны.

Владения Шан были завоеваны в 11 веке до нашей эры племенем чжоу. К этому моменту центрами этого племени были поселения Фэн (沣) и Хао (镐), расположенные напротив друг друга на берегах небольшой речки Фэнхэ (沣河), притока Вэйхэ, на берегах которой стоит нынешний Сиань. Фэн и Хао можно рассматривать как первую в истории Китая городскую агломерацию, поскольку фактически это было единое поселение – западная столица чжоуских ванов в своих наследственных землях, известная как Цзунчжоу (宗周, иероглиф 宗 в данном случае означает «храм предков»). В центре же своих новых владений, посреди недавно покоренных народов, чжоуские ваны основали как бы «и.о. столицы» – город Чэнчжоу (成周). Позднее в 15 километрах к востоку от Чэнчжоу был построен новый город, получивший название Ванчэн (王城). Его также называли Лои (洛邑, т.е. «город на реке Ло») – это и есть будущий Лоян.

Так, из чисто практических соображений, была заложена практика сосуществования двух столиц – западной и восточной. Западная всегда находилась где-то в районе Сианя, а восточная – в районе Лояна. Двор правящей династии периодически переносился с одной столицы в другую, и тогда это становилось вехой, которая делила период правления той или иной династии надвое. Причем, как правило, столица переносилась с запада на восток, соответственно «западная эпоха» предшествовала «восточной».

В период Западной Чжоу домен вана находился на западе – в Цзунчжоу, а после 771 года до нашей эры, в период Восточной Чжоу, на востоке – в Лояне, причем там дворец вана располагался то в Чэнчжоу, то в Ванчэне. В это время, как известно, власть чжоуских правителей становится чисто номинальной и наступает длительный период раздробленности той этнополитической общности, которую мы потом начнем называть Китаем.

лоян
История Китая такая древняя, а столицы полностью разрушались так много раз, что от самых ранних из них ныне остались только неясные очертания стен. Лоян.

У множества уделов было множество столиц. Назовем лишь наиболее значимые центры. Столицей владения Ци (齐国) был город Линьцзы (临淄) – ныне один из районов города Цзыбо (淄博) в провинции Шаньдун. Центром северного владения Янь (燕京) – город Цзи (薊), расположенный на месте современного Пекина (который еще называли Яньцзин (燕京) – т.е. «столица Янь»). Центрами княжества Чу (楚国) были города Ин (郢) и Чэнь (陈) – оба на территории нынешнего города Цзинчжоу (荆州) в провинции Хубэй. Столицей одного из т.н. «срединных княжеств» Чжао был город Ханьдань (邯郸) в провинции Хэбэй. Столицей «полуварварского» княжества Шу (蜀国), возможно связанного с загадочной археологической культурой Саньсиндуй, был город Чэнду. Наконец, столица западного княжества Цинь (秦国) находилась на бывших родовых землях чжоу – в городе Сяньян (咸阳) в нескольких километрах от бывшей западночжоуской столицы Цзунчжоу (Фэнхао).

Имперские столицы

Княжество Цинь в 221 году до нашей эры окончательно завоевало все остальные княжества Поднебесной и превратилось в империю Цинь (大秦帝国). Столица находилась там же – в Сяньяне. Примечательно происхождение названия города: он находился к югу от гор и на северном берегу реки, то есть был в положении «дважды ян», крайне благоприятном с точки зрения фэншуй. Ныне это одноименный пригород Сианя с населением около 1 миллиона человек. Здесь же расположен сианьский аэропорт, так что обозреть места, откуда «есть пошла» китайская империя можно из окна аэропортового автобуса-экспресса.

Столицей империи Сяньян являлся до 206 года до нашей эры, после чего был полностью разрушен и сожжен во время гражданской войны против власти династии Цинь. Основатель следующей династии Хань (汉朝) построил свою столицу не на руинах Сяньяна, но в непосредственной близости. Так образовался великий город «Вечного спокойствия» — Чанъань (长安, будущий Сиань), служивший империи столицей в ее самые блестящие годы.

Считается, что в период Западной Хань помимо основной столицы было еще пять «второстепенных столиц», расположенных в богатых региональных центрах, бывших столицах удельных княжеств, в т.ч. в Линьцзы, Чэнду и Лояне. Именно в Лоян была перенесена столица в 25 году нашей эры после гражданской войны, вызванной мятежом Ван Мана и восстанием «краснобровых». (Любопытно, что реформы «узурпатора» Ван Мана не обошли и Чанъань – на короткое время изменилось иероглифическое написание столицы, (常安) вместо (长安), «спокойствие» вместо «вечного» стало «постоянным»). Так или иначе, столица снова была перенесена на восток, а исторический период стал называться Восточная Хань.

В 3 веке нашей эры империя развалилась на три части – начался воспетый в знаменитом эпосе период Троецарствия. Столица царство Вэй (魏国, он же Цао-Вэй 曹魏) располагалась там же, в Лояне. Столица царства Шу (蜀国, оно же Хань-Шу 汉蜀) – в Чэнду. А центр царства У (吴国, оно же Сунь-У 孙吴) на месте будущего Нанкина, в городе Цзянье (建邺).
Объединение страны произошло при династии Цзинь (晋朝), названной так в честь древнего царства, на территории которого находилась ее столица. Вы будете смеяться, но это снова был Лоян. После того, как в 317 году в ходе вторжения сюнну Лоян пал, а династия потеряла контроль над северной частью страны, столица была перенесена на юго-восток от Лояна – в Нанкин (он к тому моменту уже назывался Цзянькан (建康)).

Еще сто лет (317-420 гг.) север Китая был разделен между различными «варварскими государствами», а на юге правила династия Восточная Цзинь (сами ее правители естественно называли ее просто «Цзинь»). В 420 году пала и она – начался период Северных и Южных династий (南北朝), когда по одной династии правило и на севере, и на юге. Центром южного Китая неизменно был Нанкин. На севере же знаменитая буддистская династия Северная Вэй (北魏) примерно 100 лет правила из города Пинчэн (平成) – это в районе современного города Датун (大同) на севере Шаньси, а потом «переехала» в хорошо нам известный Лоян. После распада Северной Вэй ее восточные последователи правили из города Ечэн (邺城, район современного Ханьданя), после чего переместили столицу южнее, в район Аньяна, а западные – из Чанъани, которая к тому моменту вернула свое былое экономическое и культурное значение.

В 581 году Ян Цзянь, выходец из одной из северных династий, смог снова объединить всю страну и основал династию Суй (隋朝). Спустя несколько веков ее сменила династия Тан (7-10 века), правление которой стало временем расцвета средневекового Китая. Имперская столица в это блестящее время находилась в Чанъане (некоторое время она называлась Дасин (大兴)), которая фактически заново на новом месте была отстроена Ян Цзянем. А Лоян выполнял функции вспомогательной «восточной столицы». При Тан статус «третей столицы» империи получил город Цзиньян (晋阳), расположенный на месте современного Тайюаня, значение которого возросло еще в период Северных и южных династий.

Известно, что танская Чанъань была самым населенным и по всей видимости самым богатым городом мира. Ее территория была многократно больше территории, охваченной стенами минского времени, которые сохранились в центре Сиани до наших дней. Во всяком случае, Большая и Малая пагоды диких гусей находятся на значительном расстоянии от городских стен минского времени. Есть основания полагать, что один только комплекс зданий, связанных с императорским дворцом, занимал территорию, на которой расположен современный центр города. Чанъань была важнейшим торговым центром Великого шелкового пути. Лоян же был его крайней западной точкой.

dayanta
Танские пагоды Чанъани чудом сохранились, а вот со времен династии Хань не осталось ничего. Современный Сиань.

В годы гражданской войны, связанной с мятежом Ань Лушаня, обе столицы были разрушены, потом восстановлены, но во время восстания Хуан Чао – разграблены и сожжены вновь. Забегая вперед, скажем, что ни Чанъань (будущий Сиань), ни Лоян, от такого «двойного удара» уже не восстановятся. Богатейшее архитектурное наследие этих городов, служивших столицами империи почти полтора тысячелетия, кроме уже упомянутых пагод диких гусей, потеряно.

В период раздробленности, последовавший за падением династии Тан (Пять династий и десять царств: 907-960 гг.), экономические центры страны сместили в другие города. Прежде всего, это Бянь (汴, также Бяньлян 汴梁 и Далян 大梁) на территории современного Кайфэна (开封, Хэнань), в месте пересечения Хуанхэ и Великого канала. Здесь находились столицы большинства мимолетных династий этого периода. Центры удельных государств, отколовшихся от империи, как правило, совпадают с современными региональными центрами: это Янчжоу (扬州) в Цзянсу (царство У), Нанкин (царство Нань Тан), Ханчжоу (царство У Юэ), Чанша (царство Чу), Фучжоу (царство Минь), Гуанчжоу (царство Нань Хань), Чэнду (царства Цянь Шу и Хоу Шу), Тайюань (царство Бэй Хань) и так далее.

В 960 году династия Сун (宋朝) вновь объединила Поднебесную и правила ей из Кайфэна до 1126 года, когда воинственные чжурчжэни захватили всю северную часть страны. Императорский двор, как водится, бежал на юг и основал свою новую столицу в городе Линьань (临安) на берегах озера Сиху. Ныне это город Ханчжоу. Период Северной Сун сменился на период Южной Сун.

200833117397989_2
Такой Кайфэн нынче можно увидеть только на картинах. Но северосунская живопись слишком прекрасна, чтобы упускать возможность ее разместить.

Westlake-81
Зато Ханчжоу, хоть и был столицей Китая только одну династию (да и то, только южного), сохранил немало своего столичного шарма, воспетого в сунской поэзии.

Внезапно: лирическое отступление

Здесь уместно следующее лирическое отступление. Вообще-то говоря о «династиях» все мы делаем известное допущение. Хань, Тан, Сун и так далее – все это названия государств (империй), а не правящих в них домов (родов, семей, династий). В империи Хань правил дом Лю (刘), в империи Тан – дом Ли (李), а в империи Сун – дом Чжао (赵). Термин «династия», которым мы обозначаем целые исторические периоды, это дань традиции, которая была установлена самими китайцами, но это не совсем «династия» в европейском понимании этого слова, когда та или иная семья приходила к власти в неком государстве со сложившимися границами и народами. Китайские «династии» — это и есть государства, причем не локального, а универсального по своей сути характера. Император китайской династии правил не Китаем, он правил всем миром – всем, что «имеется под Небом», на что, будучи «сыном Неба», имел полное право.

Понимание этого факта очень важно для разграничения «китайского» и «некитайского» в истории. Кем себя ощущали китайцы? В империи Хань они ощущали себя «народом Хань» (汉族), в империи Тан – «людьми Тан» (唐人) и так далее. (Неслучайно самые великие династии породили этнонимы, которыми наравне с термином «хуася» (华夏), называли себя китайцы вплоть до нашего времени). Самого слова «Китай» для китайцев не существовало! И Sina/Cina и его производные, и монгольское Хятад/Cathay и его производные, это слова, появившиеся извне, они не являются отражением самоидентификации местного населения, как чаще всего бывает в истории. Не существовало и понятия «нация», как не существовало и возможности «включить» ханьцев и соседние народы в некую условную «китайскую нацию» (т.е. сделать то, что ловко провернули в начале 20 века идеологи новой Китайской республики). Поднебесная – весь мир, который делится на подданных императора и его вассалов. Ежели и были иные категории народов, то в Китае предпочитали это не замечать.

Хотя периодически приходилось. Китай и ранее-то завоевывали, а с начала второго тысячелетия нашей эры начали делать это просто-таки с завидной регулярностью. Из 1015 лет, прошедших с 1000 года нашей эры, 732 года северный Китай был частью различных чужеземных государств, а 364 года китайского государства как такового вообще не существовало – в это время он был частью Монгольской, а затем Маньчжурской империй.

Иначе говоря, кидани, тангуты, чжурчжэни, монголы и маньчжуры не были китайцами, как и не была их история частью китайской. Но по описанным выше причинам, китайцам сложно было считать их историю историей чего-то «отдельного» (потому что не могло быть ничего отдельного от этой истории; ведь если наступала эпоха Юань – она наступала во всем мире!) С известными оговорками и допущениями, нам ничего не остается как вслед за придворными историографами затронуть в своем рассказе и эти, вполне себе «некитайские», государства.

Столицы китайские и не очень

Кидани основали империю Ляо (辽国), которая в 10-11 веках контролировала большую часть северного Китая. Как и положено вчерашним кочевникам, кидани имели несколько «столичных поселений»-ставок, из которых самая главная, называемая китайцами Хуанду (皇都) или Шанцзин (上京), находилась где-то на просторах Внутренней Монголии (ни одна из версий мне не кажется убедительной), а т.н. «южная столица» (南京) находилась на месте нынешнего Пекина.

Первая столица чжурчжэней – город Хуйнин (会宁), как его называют в китаеязычных хрониках – находилась на месте нынешнего Ачэна (阿城) в 29 км к юго-востоку от Харбина. По мере захвата киданьских и сунских территорий чжурчжэни передвигали свои столицы на юг. В результате главной, т.н. «средней столицей» (Чжунду 中都), стал будущий Пекин. Все последующие завоеватели и даже сами китайцы неизменно строили свои столицы именно здесь.

tianningsi1
Пагода храма Тяньнинсы стоит в Пекине еще со времен, когда этот город был одной из столиц государства киданей.

Ставка великого хана монголов до того, как они завоевали Китай в 13 веке, находилась в Каракоруме на севере современной Монголии. Хубилай провозгласил себя великим ханом на курултае, который он собрал в своей собственной ставке в городе Кайпин (开平, также Шанду 上都). Позднее, уже после того как Хубилай перенес свою столицу в Пекин, который при монголах стал называться «главная столица» (大都, или по-монгольски «Ханбалык»), Шанду сохранил свой статус как «вторая столица империи Юань». В 1276 году там побывал Марко Поло, благодаря описанию которого этот город стал в западной культуре символом богатства и роскоши. Правда, под слегка искаженном названием – Занаду (англ. Xanadu). Ныне территория Занаду относится к городу Чифэн (赤峰, Внутренняя Монголия), его руины являются объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Пекин (Даду) служил столицей монголам вплоть до 1368 года, когда восстание Чжу Юаньчжана изгнало их назад в свои степи. Чжу Юаньчжан стал императором Хунъу (洪武), основал династию Мин и перенес столицу в город Интяньфу (应天府) на месте нынешнего Нанкина. Долго время на статус «второй (северной) столицы» претендовал Кайфэн, но все изменилось в годы, предшествующие восхождению на престол императора Юнлэ (永乐). Придя к власти в результате мятеж против собственного племянника, он был заинтересован в укреплении собственных позиций, поэтому перенес столицу в район своей ставки, откуда он управлял войсками, сражавшимся в монгольских степях. То есть в Пекин, который впервые получил это название (北京), но был также известен как Шуньтяньфу (顺天府) и просто «Столичный город» (京市). Так столица Китая оказалась не посередине страны, чего во все времена желали ее правители, а на ее северной периферии.

Нанкин сохранял статус «второй столицы» и именно тогда за ним закрепилось название «Южная столица» (Наньцзин 南京). Однако императорский двор все равно находился на крайнем севере, в непосредственной близости от своих воинственных северных соседей.

В конце концов это и сыграло с династией Мин плохую шутку. В 1644 году при очень сомнительных обстоятельствах, рассказ о которых заслуживает отдельного поста, столица была захвачена маньчжурами. Так как маньчжуры пришли к власти под лозунгами не просто завоевания (хотя по сути таковым оно и было), а восстановления «вселенского мира и спокойствия» после восстания Ли Цзычэна, убившего последнего минского императора, то они немедля перенесли свою столицу в столицу Вселенной – то есть в Пекин. Их изначальная столица – город Шэнцзин (盛京), ныне Шэньян, остался «столицей в родовых землях маньчжуров», куда китайцам запрещено было селиться. Негласный статус «летней столицы» приобрел город Чандэ (承德), т.е. «Передающий (императорскую) добродетель» в горах к северу от Пекина. Местный дворец также является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Что касается Нанкина, то при цинах он свой «столичный статус» утратил и был переименован в Цзяннин (江宁).

20 век

«Столичное название» ему было возвращено, когда 1 января 1912 года здесь была провозглашена Китайская республика, а Сунь Вэнь (он же Сунь Ятсен) стал ее первым «временным президентом». Спешка, с которой революционеры обтяпали все в Нанкине, понятна, если учесть, что официально маньчжурская династия от власти еще не отказалась, а «козыри в рукаве» были необходимы для торга с Юань Шикаем – главнокомандующим армией и человеком, в руках которого была более-менее реальная власть в стране. После того как Сунь Вэнь отказался от президентских полномочий в пользу Юань Шикая, республиканская столица вновь была перенесена в Пекин. На этом настаивал сам президент, так как только в родном городе в окружении своих войск он мог быть уверен в крепости своей власти.

После разрыва между Юань Шикаем и Гоминьданом центром «революционного правительства» был Гуанчжоу, с января 1927 года – Ухань, а с февраля 1928 года – вновь Нанкин. Тогда же, весной 1928 года, Пекин был захвачен войсками генерала Ян Сишаня, союзника Гоминьдана, который немедленно лишил Пекин его «столичного иероглифа» 京 – Бэйцзин превратился в Бэйпин (北平).

xiaoling_3
20 век неожиданно вернул Нанкину столичный статус, которого у этого города не было со времен минского императора Хунъу. На фото — его гробница.

Нанкин оставался столицей Китайской республики в 1928-37 годах (это время вошло в историю как «нанкинское десятилетие») и в 1945-49 годах. После начала войны с Японией республиканское правительство вынуждено было эвакуироваться сначала в Ухань, а затем в Чунцин, который и был столицей Китая вплоть до окончания войны. На оккупированных территориях японцы основывали свои «марионеточные государства» — таковые существовали в Пекине (Временное правительство Китая), Нанкине (Реформированное временное правительство), Чжанцзякоу (张家口, государство называлось Мэнцзян, а сам город был известен по своему монгольскому названию Калган). Но самым известным прояпонским марионеточным государством безусловно является «национальное государство» маньчжурского народа Маньчжоу-го, основанное в 1932 году со столицей в Чанчуне, который по этому случаю был переименован в «Новую столицу» (Синьцзин 新京).

После разрыва с Гоминьданом в 1931-34 годах китайские коммунисты также сформировали свое «государство в государстве». Сначала это была Центральная революционная база со столицей в поселке Жуйцзинь (瑞金, юг провинции Цзянси). В 1934 году коммунисты покинули Жуйцзинь и отправились в свой знаменитый «Великий поход» на север страны. Те, кто таки дошел, сделали новой «красной столицей» тот самый городок Яньань на Лессовом плато, с которого и начался наш рассказ.

Наконец, после захвата Бэйпина именно там сконцентрировались новые власти, а 1 октября 1949 года он официально (под названием Бэйцзин) стал столицей Китайской Народной Республики. По-другому вряд ли было возможно. Нанкин твердо ассоциировался с прежним режимом. В извечной борьбе Севера и Юга на этот раз победил Север. Ну а Нанкин решили больше не переименовывать. Так впервые в китайской истории появился «нестоличный» город со столичным названием.

Вместо вывода

Итак, как мы видим, столиц у Китая действительно много. Одних только т.н. «гуду» (古都, то есть классических «древних столиц») насчитывается шесть: это Чанъань (Сиань), Лоян, Пекин, Нанкин, Кайфэн и Ханчжоу. Не говоря уже о стольных городах различных локальных династий и удельных владений, столицах соседних народов, расположенных ныне на территории Китая и городах, служивших «вспомогательными столицами».

Единого центра, к которому тяготело бы китайское государство, не существует. Столицы часто переносились, причины могли быть разными: от разливов рек, как это было, по всей видимости, в глубокой древности, до завоеваний и опустошения после гражданских войн. Сочетание чисто конъюнктурных факторов привело к тому, что столица последней китайской императорской династии оказалась в Пекине – городе, который ранее чаще был столицей соседних враждебных государств. Схожие мотивы привели к тому, что именно здесь, далеко не «в центре Поднебесной», столица находится сейчас.

Другая особенность – частые смены названий, по которым можно проследить всю «биографию» той или иной столицы. Это «вечный город» Рим во все времена был Римом: от Ромула до Берлускони. А вот Пекин за свою долгую историю был и Цзи, и Яньцзином, и Чжунду, и Даду, и Бэйпином. Наличие или отсутствие «столичных иероглифов» 京 и 都 – еще одна фишка столичной ойконимии. В зависимости от расположения относительно других важных городов «столичные города» могли превращаться из «центральных» в «северные» или «западные» (например, на месте Пекина был и Наньцзин, и Бэйцзин, Чанъань, потеряв свой центральный статус, превратилась в Сиань).

Наконец, как мы видим, во все времена столица не была единым центром, в которой концентрировалось все богатство страны. При определенных династиях количество «вспомогательных столиц» доходило до пяти. «Виной» тому как традиционное китайское пристрастие к нумерологии, так и чисто практические соображения, восходящие еще к чжоускому завоеванию. То же самое мы видим и в современном Китае, в котором наравне с «главной столицей» (Пекин) есть и «восточная столица» (Шанхай), и «южная столица» (Гуанчжоу), и «западная столица» (Чэнду), и «северная столица» (Шэньян).

Прим. автора: Материал для данной статьи в свое время собирался по крупицам в различных китаеязычных справочниках, использовались работы отечественных историков К. Васильева «Истоки китайской цивилизации» и Л. Васильева «Древний Китай», однако наиболее полезной оказалась попавшая в мои руки совсем недавно монография санкт-петербургского исследователя Б.Г. Доронина «Столичные города Китая» (СПб, 2001), которая содержит исчерпывающий материал по данной теме.

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Иван Зуенко

Живу во Владивостоке. Выпускник Восточного института ДВГУ. Преподаю на кафедре Тихоокеанской Азии ДВФУ, совмещая науку с работой в сфере журналистики, пиар-проектов и выставочно-конгрессной деятельности. Профессионально интересуюсь Китаем — прежде всего, историей и политикой. В Поднебесной бываю наездами, но не исключаю, что когда-нибудь задержусь там на подольше.

Иван Зуенко
2015-03-07 18:22:23
Полина, спасибо за высокую оценку )) Научными исследованиями я занимаюсь сооовсем по другим темам. Я специализируюсь на современности, 80-90-х годах и в целом на вопросах организации и функционирования власти в Китае. Эта работа, а также предыдущие, опубликованные на "Магазете" - это скорее "науч-поп" - очень интересный для меня жанр, в котором моей квалификации по традиционному Китаю хватает (чего не всегда скажешь о подлинно научных исследованиях по данному направлению). К сожалению, нормального китаеведческого науч-попа от квалифицированных специалистов в России практически нет, так как любителям не хватает "академизма", а профессионалам-историкам не хватает всего остального (желания, времени, способности писать человеческим языком и т.д.) - возможно поэтому даже то немногое, что появляется, оказывается, насколько я могу судить, востребованным. Буду по мере возможности работать в этом направлении и дальше. Что касается публичного выступления - думаю, для этого материала подходит только формат лекции, так как на конференции всю эту фактуру в короткое выступление не вставишь. Материал ведь по большей части справочный. В общем, доволен форматом. Жаль только feedback в этот раз не такой активный - нет уточняющих вопросов, поправок, замеченных ошибок и так далее.
Полина Струкова
2015-03-07 11:18:15
На мой взгляд, это один из тех стоящих материалов, который хочется рекомендовать всем, изучающим язык, культуру, историю. Писали ли вы научное исследование по этой теме? Думаю, что это прям-таки готовый доклад для какой-нибудь серьёзной конференции. Благодарю, многое почерпнула из вашей статьи.
lihaidisan
2015-03-10 09:18:04
Иван, как обычно - круто! Как на лекции побывал! Твоим студентам наверное везёт, если твой материал ток по полочкам разложен! В нашу с тобой бытность материал то и дело скатывается в сторону эроса, но от этого тоже не становился не интересным. В любом случа, в голове бы у меня было меньше исторической каши, если бы материал подавался как у тебя. Ещё раз спасибо!
Вадим Сонин
2015-03-02 20:33:10
Спасибо, очень емко и компактно! Теперь понимаю, почему ваши студенты сетуют, что регулярно приходится расшивать головные уборы) Тема очень благодатная, даже термин 两(双)京制 попадался. Интересно, можно ли сказать, что если до определенного момента основная ось столиц была "запад-восток" (условно, Сиань-Лоян), то с актуализацией северной угрозы она трансформировалась в "север-юг" (условно, Пекин-Нанкин)? Или же мы натягиваем сову на глобус? В нашем отечестве тоже сформировалась "система двух столиц" с определенными историческими функциями и парадигмами развития. Можно ли сказать, что вся эта история с одновременным наличием двух столиц есть нечто специфически восточное?
Иван Зуенко
2015-03-03 20:41:31
О! За похвалы вступлению - особое спасибо )) Про "варваров" - специально не стал делать исчерпывающий обзор по этому аспекту (например, нет тангутов и государств на территории Синьцзяна), так как это не самоцель, конечно, но раскрыть "варварскую", "степную", "иноземную" сущность столичного статуса Пекина мне кажется было довольно весело ))
Иван Зуенко
2015-03-03 20:42:57
И в продолжение баловства... )) Если уж по сути, то столицей настоящего Китая должен быть Нанкин. Столицей по принципу "центр Поднебесной" должен быть Сиань - можно даже в Чанъань переименовать снова по этому случаю. Альтернативный "ход конем" - это столица в Ланьчжоу. Что-то из разряда Астаны и Бразилиа.
Иван Зуенко
2015-03-03 20:38:47
Вадим, привет! Очень, очень интересное замечание. Я думаю вот что: Для Китая с его философией дуализма идея "двухстоличного устройства", двух центров единого государства, кажется естественной. Для древнейшего "прото-Китая", расположенного в долине Хуанхэ, естественным кажется размещение этих двух центров по оси "Запад-Восток" - так как Хуанхэ течет с запада на восток. Ситуация в период Чжаньго с ее коалициями "по вертикали" и "по горизонтали", а фактически против западного царства Цинь или против восточного царства Ци, в общем-то в ту же тему. Парадигма меняется в Троецарствие, что является реакцией на освоение долины Янцзы. А формирование северного и южного центров китайской цивилизации (фактически "долина Хуанхэ" vs "долины Янцзы") связано с событиями 4 века, когда династия Цзинь теряет контроль над севером и бежит на юг. С тех пор китайский Север неизменно трансформируется, вбирая в себя этническую и культурную компоненту степных народов. То есть твоя мысль кажется мне совершенно верной, если только уточнить, что актуализируется не "северная угроза", а вообще состояние, когда "север" перманентно находится под властью выходцев из-за Стены, а "юг", с одной стороны, сохраняет черты "рафинированного" Китая, но на самом деле также трансформируется в сторону от некого "эталона" древнего Китая в силу тесных этнических контактов с аборигенными народами (протомалайскими, мяо-яо, аустроазиатскими и т.д.) То есть выстраивание 两京制 я вижу как ответ на эту объективную ситуацию. Причем "ответ" в большей степени эмоциональный, символический, нежели имеющий значение в практике. А с точки зрения дальнейшего увеличения столиц, меня тут осенила непроверенная пока гипотеза, что общая тенденция должна быть такова: появление новых "столичных центров" связано с "завоеванием" (ну, или вообще, обстоятельствами прихода той или иной династии к власти), причем чем меньше ресурсов у завоевателей и чем больше их "добыча", тем сильнее тенденция к мультицентризму в политической системе.
андрей дерябин
2015-03-03 11:11:40
Вполне исчерпывающе, спасибо! Особенно приятно вступление - по своеобразной стилистике, ну и лирическое отступление - лично мне по известным автору причинам. Опять же, за то, что указаны столицы северных варваров - отдельный решпект. Жду второго блюда из меню.
Моисеев Сергей
2015-03-04 15:38:50
Ах, хорошо! Такого исчерпывающего материала по столицам и "династиям" ещё не читал. Но, несмотря на то, что в примерно половине городов я уже побывал сам, много материала через меня прошло по династической истории, у меня все-равно остается ощущение, что история т.н. Китая для меня всё-равно нечеткая, какая-то сложная и расплывчатая. Правда, признаюсь, что История для меня всегда была таковой ㋛. Я вот подумал, что было бы здорово, если бы информация (текст) сочетались с более наглядным визуальным рядом, например, с картами. Надо будет причитать ещё раз с поиском по карте КНР, наверное. А в общем, огромное спасибо за качественный материал! 〠