Магазета Культура Книги Чжоу Цзожэнь. Часть 3. «Свободные ноги» и «О чае»

Чжоу Цзожэнь. Часть 3. «Свободные ноги» и «О чае»

Художественный перевод

-

Чжоу Цзожэнь (周作人, 1885-1967) — китайский прозаик, поэт, литературный критик и переводчик. Он был младшим братом Лу Синя (鲁迅), признанного основоположника современной китайской литературы, а также принимал участие в «Движении 4 мая», выступая с позиций обновления культуры. Сегодня он считается одним из лучших мастеров очерков и эссе своего времени. Тем не менее, он обречен находиться в тени своего более известного старшего брата. Для того, чтобы скорректировать эту диспропорцию, вниманию читателей предлагается подборка текстов Чжоу Цзожэня «Свободные ноги» и «О чае».

Источник: mirfactov.ru

Свободные ноги

Я больше всего люблю не перебинтованные женские ножки. Я знаю, что это предложение немного странное и вызовет негодование у особо раздражительных людей. Поверхностный взгляд на женщин — это та дурная манера, что укоренилась среди испорченной китайской молодежи. Только литературные поденщики вроде Ли Ливэна могут писать о перебинтованных женских ногах как о главном достоинстве, что определяет цену женщины. Все это идет вразрез с моими представлениями — я ненавижу эту отвратительную традицию!

Пусть современные интеллектуалы и заявляют, что западные дамы также «жертвуют телом ради красоты», облачаясь в тесные корсеты, и вреда от этого куда больше, чем от бинтования ног. Но я по-прежнему твердо стою на своем и считаю, что любая деформация тела лишь уродует человека и является ничем иным, как варварским пережитком прошлого. Бывает, я выхожу на улицу радуясь, ощущая себя молодым побегом, чьи корни берут начало в древнейшей цивилизации, но вдруг мой взгляд падает на неуклюже переставляющую крошечные ножки женщину. В тот же миг, вся моя культурность и просвещенность испаряется без следа.

Если она стара, это означает, что мои предки преклонялись перед ее уродливой красотой; если же она молода, то и мои ровесники ничем не лучше. Как бы то ни было, мне никак не отделаться от этого варварства. Передо мной будто проплывает заросший плющом и ощетинившийся острыми прутьями силуэт, но я не говорю ни слова. Мне остается лишь проводить взглядом эту фигуру и смиренно принять варварские стандарты, заданные нашим обществом. Каждый раз, когда я выхожу из дома, мне приходится лицезреть подобные явления, и не могу сказать, чтобы это меня радовало. Девушки с не перебинтованными ногами — простите мне мой излишний восторг, я просто не могу сдержать своих чувств при виде вас!

Август 1921 г. Из сборника «Таньху»

Ссылка на оригинал.

Источник: tea-terra.ru

О чае

Писать о чае приятно — оттого я и выбрал эту тему. Обычно, когда я пишу статьи, сперва появляется замысел, и я придумываю структуру: о чем написать сначала, что оставить на потом, после этого пишу черновик, переписываю, а затем — дополняю. Есть пространные заголовки, вроде «Беззаботного скитания» Чжуан-цзы или взятые из того же текста фразы: «Конские копыта» или «Осенний разлив». Есть также некоторые современные авторы, что начинают писать, лишь когда придумают конкретный заголовок. А в Англии есть человек по фамилии Миллинг (密棱), который придумывает заглавие к уже напечатанному тексту просто перелистав страницы словаря и выудив оттуда подходящее сочетание. Например, попадись ему «золотая рыбка», то и текст он называет «Золотая рыбка». Этот способ тоже заслуживает внимания, но то профессиональные эссеисты — свобода, вот основа их творчества. Новичку такое не под силу, скорее всего выйдет шаблонное сочинение, наподобие экзаменационных од. Когда я писал эту статью, то решил сперва продумать идею, а уж потом взялся за письмо. Такой подход мне кажется наиболее правильным. Но заголовок показался мне настолько удачным, что я дал волю перу во вступлении.

Вообще-то, я не то что бы особый ценитель чая. Количество сортов, что я пробовал сравнительно невелико, да и качеством они не отличались. Еще Су Дунпо призывал наслаждаться вином в меру, так и у меня с чаем. Если верить книгам, чаю древние пили очень много. В эпоху Тан говаривали: «Выпьешь семь чаш – будто ветром обдаст», а чаши те были отнюдь не с наперсток. Таким образом, люди Шести династий все питали пристрастие к чаю. Я же могу выпить всего одну чашу; к тому же я не пробовал чаю, что заваривается с засоленным имбирем, и не знаю каков он на вкус. Похож ли он на то лекарство от простуды, что я пил в детстве? Говоря о качестве, мне все одним миром мазано – ведь пью я только зеленый чай, обычно Лунцзин. Более изысканные сорта я не просто не пробовал, но даже и в глаза не видел. Какой уж из меня ценитель…

С детства я пил только местный чай, что зовется Бэньшань. Листья его скатаны в комочек и не похожи на прямые ровные листья Лунцзина. Цена тоже невысока – 160 вэней за цзинь. В последнее время в Пекине снова начал продаваться этот чай под новым красивым названием «Капли росы», здесь же его не достать. Так что приходится по-прежнему обходиться Лунцзином, самой простой его разновидностью. Таких листьев как «Цицян» и «Цюэшэ» я не встречал. Если повезет, то в городе можно достать Билочунь, но это вряд ли. Однажды друг из Цзянси подарил мне чай сорта Люань, а приятель из Аньхоя угостил меня «Тайпин Хоукуем». Хоть эти чаи и доставили мне наслаждение, но попробовать их еще раз мне так и не довелось.

Еще один друг, на этот раз из Гуанси, бывало угощал меня разными чаями со своей родины. Среди них были сорта довольно низкого качества из Хэншаня, гуйпинский Сишань и несколько видов Баймао – все неплохие, формой напоминающие чаши, с густым ароматом, какой присущ черным чаям. Кроме того, он рассказывал, что в Синани есть сорт Кудин – из щепотки его листьев можно получить очень насыщенный настой, однако, весьма горький. Мой бывший ученик как-то раз привез мне из города этот чай, но то был не настоящий синаньский Кудин. Он не в меру горчил, заваренные листья размером напоминали лопухи, а цвет и вовсе был не зеленым, но каким-то охровым. У нас такой обычно собирают на курганах и называют Гоупу. Что до пекинских цветочных чаев, то я их никогда не любил. Мало того, что запах от них никчемный, так и вкус немногим лучше.

Выше я поделился своим опытом относительно чая, но разве этого достаточно, чтобы писать о нем? Я же сказал, что это всего лишь хороший заголовок, и я совсем не знаю, как правильно пить чай, а просто балуюсь им. Другими словами, мне просто нравится время от времени писать об этом. Прочитав те несколько статей о чае за моим авторством, многие решили, будто я действительно разбираюсь в этой теме. На днях заходил ко мне один студент и говорил, что его преподаватель утверждал, якобы я горячо люблю чай и прекрасно в нем разбираюсь. Лишь познакомившись со мной он смог убедиться в обратном. Я возразил ему: «Ну а как же? Твой преподаватель всего лишь был очарован моими статьями о чае. Как писал Мэнцзы: «Лучше вовсе не читать книг, чем во всем доверять им». Сейчас ты на собственном опыте мог убедиться в правдивости этой цитаты. Не стоит всецело доверять тому, что написано в статьях». Как я уже не единожды говорил, чай это хорошая тема и только — пишется о нем легко. Я же больше люблю давать волю перу, а не просто надуваться чаем чашка за чашкой.

27 января 1964 г. Гонконг. Вечерняя газета. Из сборника эссе «Чжитан» (知堂集外文·四九年以后)

Ссылка на оригинал.

Для заглавной иллюстрации использовано фото TripSavvy.

Авторы и переводчики: Иван Алексеев и Роман Лашин

Часть 1. «Духи и дотошные предписания»
Часть 2. «Первая любовь» и «Остывший кипяток»

Другие художественные переводы в Магазете

Вам понравилась наша статья? Поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомления на
- РЕКЛАМА -
Китайские сайты для вашего бизнеса

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться