Магазета Культура Книги Чжоу Цзожэнь. Часть 2. "Первая любовь" и "Остывший кипяток"

Чжоу Цзожэнь. Часть 2. «Первая любовь» и «Остывший кипяток»

Художественный перевод

-

Чжоу Цзожэнь (周作人; 1885-1967) — китайский прозаик, поэт, литературный критик и переводчик, который приходится младшим братом Лу Синю (鲁迅), признанному основоположнику современной китайской литературы. Чжоу Цзожэнь также принимал участие в «Движении 4 мая», выступая с позиций либерализации и обновления культуры. На сегодняшний день он считается одним из лучших мастеров короткой формы (очерков, эссе и др.) своего времени. Тем не менее, как раньше так и сейчас, он обречен находиться в тени своего старшего брата. Для того, чтобы несколько скорректировать эту диспропорцию, вниманию читателей предлагается вторая часть подборки текстов Чжоу Цзожэня — перевод произведений «Первая любовь» и «Остывший кипяток».

Источник: russian.news.cn

Первая любовь

Тогда мне было четырнадцать лет, а ей что-то около тринадцати. Меня под присмотром второй жены деда, нареченной Сун, отправили жить в дом Хуапай, что в Ханчжоу. По соседству жила семья Яо, а она приходилась им дочерью. Ее настоящая фамилия была Ян, из тех Янов, что жили неподалеку от ворот Цинбо. Наверное, потому что она была третьим ребенком, ее все называли Третьей. У четы Яо не было детей, поэтому они решили взять ее под свою опеку, и двадцать дней каждого месяца она жила в их доме. Нареченная Сун, хоть и ладила с женой торговца бараниной по фамилии Ши, что жил поодаль, однако, на дух не переносила старуху Ян. Но Третью это совсем не заботило, и она все время приходила к нам провести время. Она обычно сперва поднималась наверх, чтобы обменяться парой любезностей с нареченной Сун, а уж потом спускалась вниз и вставала рядом со столом, где я сидел со слугой Жуань Шэном. Держа на руках большую кошку по кличке «Трицветик», она смотрела, как я упражняюсь в каллиграфии по прописям Лу Жуньку.

- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Я не то что ни разу не заговорил с ней, но даже ни разу не попытался украдкой посмотреть на ее. Наверное, тогда у меня уже испортилось зрение, но на то была и другая причина. Хоть у меня и возникло, казалось, само собой, чувство близости, оно же и не давало мне взглянуть на нее, словно на яркий свет. Сейчас я будто бы припоминаю острый подбородок, черные глаза, худенькую фигурку и маленькие ножки этой юной девушки. Она ничем особенно не выделялась, но то чувство, что она пробудила во мне, сделало ее первой в моей жизни. Она впервые заставила меня полюбить кого-то, кроме себя. Мое желание еще не обрело четких форм, но уже неотрывно связало меня с ней. С моей первой любовью.

Тогда я был, что называется, «гадким утенком», и прекрасно это сознавал. Однако, это не могло заставить меня любить ее меньше. Всякий раз, когда она, прижимая к себе кошку, бросала взгляд на меня, старательно выписывающего иероглифы, дрожь пронзала мое тело, и оттого я еще сильнее сжимал кисть и с небывалым усердием налегал на прописи. В такие моменты призрачные мечты и надежды наполняли меня радостью. Конечно, я не спрашивал, любит она меня или нет, да я и сам не мог до конца разобраться в своих чувствах. Само ее существование было счастьем для меня, я был готов на все ради нее. Тогда это чувство было реальным, и это она одарила меня им. То, что она никак не могла узнать об охватившей меня страсти, делало эту любовь мимолетной и невесомой, не запятнанной тем, что обычно происходит между мужчиной и женщиной.

Однажды вечером, нареченная Сун вновь разразилась гневной тирадой в адрес семьи Яо, и вдруг ни с того ни с сего добавила:

«А эта их девчонка, Третья, просто никчемная, порченая она, не иначе как на роду ей написано опуститься да в шлюхах ходить!»

Я не совсем понимал, что значит «шлюха», но услышав это, подумал про себя: «Если ей суждено опуститься, значит я обязан спасти ее!»

Полгода пронеслись незаметно. В июле-августе моя мать заболела и мы вынуждены были покинуть Ханчжоу и вернуться домой. Спустя еще месяц, слуга Жуань Шэн отпросился у хозяев и по дороге заехал к нам. Рассказывая о делах дома Хуапай он между прочим упомянул: «А у Янов то, Третья девчонка, заболела холерой да померла.»

Тогда, представив ее безжизненный лик, я опечалился. Но в тоже время мне отчего-то сделалось легче, словно тяжелый камень упал с души…

Сентябрь 1922 г. Из «Книги дождливого неба»

Ссылка на оригинал.

Источник: laowai.ru

Остывший кипяток

Летом хорошо бывает выпить стакан холодной воды. Но не стоит пить ее некипяченой, если уж пить, то сперва следует вскипятить, а затем дать остыть. Лучше всего, конечно, бросить в горячую воду лед, но сейчас простые люди не могут позволить себе такую роскошь — приходится ждать, пока остынет. Да, можно и потратиться на минералку, но не стоит брать сладкую газировку. Как мне кажется, нет никакой необходимости в таком изобилии вкусов: мята, полынь, жимолость, черноголовка и чай – все они проигрывают простой остывшей кипяченой воде.

Но я не хочу уподобляться Эзоповой лисе, что не могла достать виноград, и потому утверждала что он еще не созрел. На самом деле я часто пью холодные напитки – не только летом, но и в самые студеные зимние дни. Это всего лишь моя вредная привычка, не стоит брать с меня пример. От моей странности есть и польза – с холодным чаем я могу съесть какую угодно еду, хоть бы и остывшую, а после даже живот не болит. Неудобство же заключается в том, что жарким летом горячий чай попросту не лезет в горло: стоит мне только дождаться, когда напиток чуть остынет, как расторопный слуга тут же заботливо подливает мне свежего отвара. Мне не остается ничего другого, как продолжать давиться горячим настоем. Я люблю хороший чай, но и не расстраиваюсь, когда его нет. Достаточно простого остывшего кипятка.

На севере нет дождевой воды для питья, приходится пить из скважин. Колодезная вода там имеет соленый привкус, на ней можно готовить еду, но нельзя заваривать чай. Водопроводная вода хоть и безопасна для здоровья, но отдает хлоркой, что мне не слишком нравится. Если скважина глубиной около 30 метров, то вода из нее чистая, сладковатая, идеально подходит для всего. В старину на весь город было всего две-три подобных скважины, но сейчас можно пробурить таких сколько угодно.

Август 1950 г. Из сборника эссе «Чжитан» (知堂集外文·亦报随笔)

Ссылка на оригинал.

Для заглавной иллюстрации использовано фото 5-five-5.blogspot.com.

Авторы и переводчики: Иван Алексеев и Роман Лашин

Часть 1. Духи и дотошные предписания
Часть 3. «Свободные ноги» и «О чае»

Другие художественные переводы на Магазете.

Вам понравилась наша статья? Поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

3 КОММЕНТАРИИ

3
Оставить комментарий

avatar
2 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
1 Подписчики
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
Madman’s NestАлександр МальцевSerGelik Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новые старые популярные
Уведомления на
Madman’s Nest

Почему про автора перевода ничего не написано?

SerGelik
SerGelik

Дорогие админы, почему нет дат создания статей? Очень неудобно читать, не зная новая это статья или старая. Или может это я плохо ищу?)

Александр Мальцев

Дорогой SerGelik, мы считаем что даты важны в новостях или в афише, но статьи у нас зачастую «вечнозеленые», поэтому дата написания только отвлекает читателя.

- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться