«На тибетского монаха надо учиться 26 лет»

Интервью с тибетским монахом

Знакомьтесь. Это Джамьянг (འཇམ་དབྱངས་, кит. 嘉央). Он настоящий тибетский монах.

Джамьянг живёт в монастыре под названием Тхоле (མཐོ་ལས་དགོན་པ་, кит. 陀乐寺), который находится на высоте более 3 тысяч метров в Хайнань-Тибетском автономном округе (海南藏族自治州).

Линъиньсы: один храм – полторы тысячи лет истории (и легенд)

China, Zhejiang province, Hangzhou, Lingyin temple, statues of Buddha

В погожий воскресный день выбраться от Линъиньсы обратно в город трудно. Хотя монастырский комплекс расположен недалеко от центра Ханчжоу, но сочетание потока туристов-паломников с узкими дорогами западного берега Сиху превращает 10-минутную поездку в 1,5-часовое приключение. Нам повезло. Таксистка согласилась добросить нас до Восточного вокзала: хотя ей надо сдавать машину напарнику, но белокурый малыш на руках и убедительность китайской подруги оказались вескими доводами.

Дойче кунг-фу, или Shaolin Tempel Berlin

Совсем недавно я, путешествуя по безднам раздела “видеозаписи” вконтакте, наткнулась на небольшой документальный фильм о шаолиньском центре в Берлине. “Интересно”, – подумала я и решила посмотреть этот фильм.

Вольнодумец в рясе

На досуге попалась мне под руку хорошая книга, с историей жизни одного из основоположников отечественной синологии, русского дипломата, востоковеда и путешественника отца Иакинфа, в миру Никиты Яковлевича Бичурина. Убежденный атеист и вольнодумец, по иронии судьбы всю жизнь связанный с церковью, Иакинф был не только большим ученым, но и неординарной личностью со сложной судьбой.

Письма священника о китайском языке.

На Проза.ру появился перевод отрывка из письма священника-иезуита, который оказался в Китае и столкнулся с китайским языком. Бедняга, наверное попытался распространять Слово Божие, но он очень рано разочаровался в китайском языке.

„Китайский язык весьма труден. Могу вас заверить, что он ничем не похож ни на один известный язык. У каждого слова всего одно окончание; мы не найдём в нём ничего из того, что наши склонения указывают нам: ни род, ни число. У глаглолов ничто не помогает нам понять, кто именно совершает действие, в одиночку или с другими. Одним словом, у китайцев каждое слово — и существительное и прилагательное и глагол и наречие в единственном и множественном числе, в мужском и женском роде и т.д. Тому, кто слушает китайскую речь, приходится быть начеку и угадывать смысл судя по обстоятельствам. Прибавьте к этому тот факт, что весь китайский набор слов ограничен тремя сотнями с небольшим, и что они произносятся столькими способами, что обретают восемьдесят тысяч различных значений, которым соответствует такое же количество иероглифов.