5 необычных книг о Китае

О Китае за последние 20 лет на английском языке написано и издано много. Стремительное развитие страны привлекает внимание широкой аудитории, а также способствует увеличению академических исследований и публикаций. Благодаря этим двум факторам, растет и число научной и научно-популярной литературы о различных аспектах китайской цивилизации.

Мы выбрали пять книг, которые вполне могут быть интересны и специалисту, и читателю, мало знакомому с китайской культурой и историей. Предупреждаем, что каждую из них написана с определенной степенью одержимости автора предметом исследования или повествования, поэтому читаются они легко как роман и могут стать причиной бессонной ночи. Начнем?

“О чём думают в Китае?”

В этом году в Китае пройдет 18-й съезд партии, на котором будет принято решение, кто на ближайшие несколько лет станет у руля этой огромной страны. В связи с этим возрастает количество дискуссий по поводу политического курса Китая, его развития и целесообразности сохранения коммунистического режима как такового.

Разные века, одинаковые нравы

Обзор книг «Белый Шанхай» Эльвиры Барякиной и «Шанхай. Любовь подонка» Вадима Чекунова

К современной прозе я отношусь с некой предвзятостью. Но эти две книги заслуживают внимания, особенно, тех кто интересуется Китаем, его историей и современностью. Надо сказать, что с литературной точки зрения, лично я отдаю предпочтение Эльвире Барякиной.

“Китай недоволен”, книга “中国不高兴” по-русски

В прошлом году Магазета уже рассказывала про китайские бестселлеры «中国不高兴» и «中国可以说不». Вчера на сайте Института Дальнего Востока РАН была опубликована электронная версия книги Ю. М. Галеновича “О чем пишут авторы сборника “Китай недоволен”.

“Авторы настаивают на том, что они не «инакомыслящие». Они всего лишь выражают мнение части военного и партийного истеблишмента, возможно «опережая» официальную точку зрения. При издании рассматриваемого сборника их рекомендуют следующим образом.

Это – Сун Сяоцзюнь – сотрудник центрального телевидения КНР, военный обозреватель телевизионного канала «Фэнхуан», со связями особенно в ВМФ КНР. Его называют человеком, который, в обстановке сложного переплетения самой разнообразной информации и «тяжелых поветрий» в идеологии, способен умело вести поиск и обнаруживать источник опасности, находить путь к наращиванию мощи государства.
Он выступает в качестве лидера «фанатов военной мощи» Китая, с презрением относится к всякого рода оторванным от реалий рассуждениям, к тому, что именуется им «литературщиной».

Это – Ван Сяодун – человек, резко критикующий тех, кто в Китае «выступает против своих», обладающий признанным в Китае даром убеждения.

Это – Сун Цян – один из главных авторов нашумевшей в свое время в Китае книги «Чжунго кэи шо “бу”» – Китай может сказать свое “Нет”». В последние годы имеют высокий рейтинг его телевизионные репортажи на исторические темы. Он полагает, что «самоистязание» при згляде на историю ведет к искажению исторической памяти, к пораженчеству и новому «Скотному двору».

Это – Хуан Цзису – драматург, автор пьесы «Че Гевара», обществовед, заместитель главного редактора китайского издания журнала «Гоцзи шэхой кэсюе цзачжи» – «Журнала международных общественных наук».

Это – Лю Ян – ученый, активно выступающий в средствах массовой информации с самостоятельными расследованиями; специализируется в области культуры, истории, экономики; сочетает в себе таланты рациональности и эмоциональности.”

via Восточное Полушарие

Нравы и обычаи китайцев (из книги “Китай, как он есть”)

На сайте “Русского клуба в Шанхае” опубликована 4-ая глава из книги Льва Арнольдова “Китай, как он есть”. Книга написана в 1933 году. Как точно автор описывает китайский характер, мышление и образ жизни Китайцев. Прошло почти 80 лет, а почти ничего не изменилось.

Хотя, в основе своей, Китай остался тем же, каким был при Цинской (маньчжурской) династии, в особенности тот вековечный пласт народной толщи, который служит фундаментом для страны и который вряд ли сильно расшатали за эти десять последних лет китайские и некитайские агенты третьего коммунистического интернационала, надо учесть все-таки, что современный прогресс техники и всемирная переоценка моральных ценностей оказывают свое действие даже на консервативное в основе китайское население, даже, в известной степени, на крестьянство.