Вот такие лаоваи: Китаист Володя

Серия очерков про иностранцев в Китае

Говорят, что черты лица у людей, которые скоро умрут, за некоторое время до смерти становятся совершенно четкими, можно сказать параллельными, т.е. и правая, и левая стороны являются зеркальным отображением друг друга.

Вот такие лаоваи: Стриптизерша Нонна

Серия очерков про иностранцев в Китае

Назовем ее Нонной. Собственно, почему бы и нет? Нонна для нее – очень подходящее имя. Такое все мягкое, рыхлое, здоровое, такое чувство, что если возьмешь в руки и сожмешь, почувствуешь всю сочность, всю мякоть… Так и Нонна – девушка из небольшого российского городка, находящегося на границе с Китаем.

Китайский “Аспирин” (阿司匹林)

За те два года, что проучилась в Чунцине, я, подобно каждому второму иностранцу в Китае, купила множество дисков с фильмами. Единственное отличие в том, что я их покупала в Carrefour ((家乐福 - французская сеть гипермаркетов, распространенная в Китае)), где в течение долгого времени был громадный лоток с дисками по 2 юаня каждый. Конечно, за такую цену там не было новинок кинематографа, фильмы порой были более чем странные, в основном, “чудинки” китайского кинематографа с его романтическими комедиями, сладкими как патока и с неимоверным количеством прямой морали – вот как надо делать, а вот как не надо. Тем не менее, рыться в этой громадной куче было очень интересно, я ощущала себя эдаким первооткрывателем, кино-золотоискателем. Порой я проводила не менее часа около этой секции рядом с такими же как и я оптимистами, надеющимися на шанс выкопать что-то особенное.

Как закалялась сталь (китайский вариант)

Публикуем третий, после стихотворения и “Крошки…”, литературный пост на сложную тему – В.О.

Ли И никто никогда не восхищался. Чем восхищаться-то, сказали бы ее соседи, ее мать, сестра и многие другие соотечественники – жители деревни, в которой Ли И родилась, где работала с утра до ночи на уборке, прополке, высадке, и откуда всеми силами хотела вырваться на волю, в город.

Прелести преподавания английского языка китайским детям

Вообще никогда не думала, что когда-либо мне придется преподавать английский язык в Китае, да еще и детям, но жизнь преподносит сюрпризы и порой берёшься за то, что ты никогда не делал, и возможно, уже не сделаешь.

Во время моей учебы в Китае возник вопрос дополнительных финансов и их поисков. Так как большинство моих товарищей преподавали английский, то путь подработки был выбран довольно быстро и меня так же быстро рекомендовали в одну из школ.

Семь вещей, от которых не спастись

Всякая древность есть хранилище мудрости.
— Китайская пословица

Когда я училась в Чунцинском университете, мне посчастливилось встретить много прекрасных учителей, обладающих знаниями и желающих передать эти знания студентам. Но моим самым любимым учителем был и остается Ван Фэн — учитель от Бога, постоянно пытающийся что-то рассказать нам интересное, как-то расширить наш кругозор. Большое ему спасибо за все.

Несмотря на то, что учитель Ван атеист, он, тем не менее, очень серьезно изучал буддизм, конфуцианство, христианство и ислам. Пытался в какой-то мере на основе этого провести параллели между народами, понять, откуда исходят основные характеристики менталитета китайцев и европейцев. Бог ему в помощь, как говорится. Однако, эта заметка не о его исканиях, а о семи вещах, от которых невозможно спастись (в буддизме).

Языковой партнер для лаовая

Приятным пятничным утром предлагаю всем насладиться этим мягким гонзо, повествующем о непростых кросс-культурных межгендерных отношениях.

Прочитав определение гонзо-журналистики как стиля, характеризующегося глубокой субъективностью, выступлением в качестве непосредственного участника повествования, использованием личного опыта и эмоций, а также использованием цитат, сарказма, юмора и преувеличения, я и решила описать данный случай из моего опыта проживания в Китае и общения с местным населением, а именно населением мужского пола. Обещаю личный опыт, эмоции, и весьма субъективный стиль повествования, а уж насчет сарказма и юмора – как получится.

Современная поэзия Китая: основоположник символизма 顾城 (Гу Чэн)

Гу Чэн в его знаменитой высокой “шапке поэта”

Помнится, на одном из уроков чтения на китайском языке, мы заговорили о китайской современной поэзии. Заговорили не сразу — от какого-то одного значения слова перешли к фразе, которая содержала данное слово, потом наш учитель, очень увлекающийся человек и интересный рассказчик, вспомнил строку из одного стихотворения эпохи Тан, а потом как-то странно посмотрел на нас, развернулся и убежал. Через несколько минут прибежал обратно, но уже с целой кипой маленьких книжек. Оказалось, это все были сборники стихов современных поэтов Китая. Предложил нам каждому выбрать какую-то одну книжку и найти особенно понравившееся стихотворение.

Должна признаться, что я выбрала самую маленькую и тоненькую книжку – тексты из учебника замучаешься читать, а тут еще поэзия! Лучше бы поскорее звонок, и обед, ведь это последняя пара… Открыла книжку на середине, и сразу взгляд упал на двустишие, очень понятное и очень глубокое по смыслу:

生活是靛蓝的 / Жизнь цвета индиго (четвертая часть)

我和劳力结了婚。那个邮差的名字是劳力。很奇怪,他真的是“劳力”——每天辛辛苦苦地工作,用自己的劳动挣钱。我的名字也很奇怪因为它没有真实的表现。我叫天莹。这个名字只给我痛苦——什么天,什么莹呢? 我是盲人!我连自己的鼻子也看不见!但劳力说他爱这种名字,也觉得它很适合我… 傻子,很快你就要死去而我继续活,继续永远地活!

可是为什么他每当吻我,每当把我的脸放到他手心,每当告诉我是他唯一的爱,我就耽误他的死亡?为什么那时候我会告诉自己:“明天吧,让他明天死吧”?是不是我的心爱上了他?不行,这个完全不行。但为什么我说这话时,在我灵魂住的鬼大声笑着呢?

生活是靛蓝的 / Жизнь цвета индиго (третья часть)

我身边没有很多男人。我爸爸很早就去世了。他不能忍受弟弟的死亡,也不能忍受我没救他这个事实。我妈呢……我从未知道过我妈。爸爸说了他在路上找到了我。未妈妈的小宝贝躺着在脏的路上——这是我妈对我做的事。这是她对我的爱情。我不恨她、我不责备她。没有这个必要。

所以我住在我伯伯的家。他很疼我,他觉得我很漂亮。每个星期六他的爱人去大超市买东西。每个星期六我和伯伯做爱。从10点早上到12点钟我伯伯在我的屋子里,在我上面。我会感觉到他的汗,我听得到他说出的声音,我的皮肤被他的身体摩来摩去。我当然不爱他。我需要的是住的地方,所以我租给他我的身体。身子不重要,重要的是灵魂。我黑色有鬼的灵魂。我们做的不是爱,我们做的是生意。