Регулярное обновление гардероба и в Китае, и в России уже вошло в число базовых потребностей. Целая индустрия «быстрой моды» работает для удовлетворения массового шопоголизма, и значительная часть производственных мощностей фаст-фэшн располагается в Китае. Однако помимо роста благосостояния и занятости населения, текстильная промышленность имеет и не столь очевидные для покупателей последствия: она отравляет окружающую среду и здоровье миллионов людей. И одно из самых грязных текстильных производств — выпуск джинсов. Как производят джинсы в Китае и почему это портит нашу карму, мы побеседовали с Ксенией Сидоренко, дизайнером одежды и автором проекта по переработке деним UseDem.

Ксения Сидоренко - основатель проекта UseDem. Фото: Алина Кочетова
Ксения Сидоренко — основатель проекта UseDem. Фото: Алина Кочетова

 Питер — Китай — Индия — снова Китай

В Шанхае я оказалась совершенно пошло. Обучившись на дизайнера, я приехала сюда делать абсолютную копию Victoria’s Secret Show. Была такая организация, которая привозила моделей-девушек, и они в ночных клубах показывали шоу, как будто Victoria’s Secret. Я делала костюмы, а потом мы ездили с шоу по Китаю. Каждый день мы выезжали в шесть утра на самолете-поезде-автобусе в новый город. Дальше у нас был чек-ин в отеле, чек сцены, чуть-чуть сна в позе зю. Потом шоу всю ночь, и на следующий день — другой город.

Через месяц я попросилась в офис — шить новые костюмы, а через полтора года ушла в другую компанию. Тоже одежду делать, но в производственном формате — в Sela. Поработала у них два месяца и уехала жить в Индию. Я уезжала с абсолютно четким ощущением, что в эту страну я никогда больше не вернусь. У меня прям было такое: терпеть не могу в Китай. Но через полгода вернулась, потому что мне стало понятно, что этот город, его сила, динамичность, перспективы мне интересны.

В Индии у меня было время, чтобы остановиться (тогда мне было 27) и просто понять, для чего я это делаю. Мы же рождаемся и бежим в школу, в институт, очнулись, а уже старость. Я сейчас понимаю, почему у иностранцев после школы есть gap year, когда они останавливаются и думают, что вообще делать. Причем они это делают где-нибудь далеко от дома, где родители не говорят, что надо делать. И я думаю, что это у меня и произошло.

Я вернулась в Китай с абсолютно другим настроем. Было понимание, что я хочу. Я увидела его абсолютно по-другому, увидела 100-процентные возможности того, как я могу здесь раскрыться, как человек творческий. И не только в том бизнесе, ради которого я приехала сюда.

Четыре месяца я искала работу. Нашла ее в точно такой же компании, как и раньше, — делать джинсы. Но хотя я делала абсолютно те же дизайны (там ничего не меняется, джинсы — это джинсы), но у меня было понимание того, что я хочу это делать по-другому.

А три года назад я поняла, что не могу больше делать джинсы для «фаст-фудовских» компаний. Я хочу заниматься этим там, где делают это осознанно, для тех компаний, которые берегут природу во всех отношениях: электроэнергия, вода, ресурсы земли. Или я не буду делать их вообще.

Сейчас я не делаю джинсы.

Синие реки джинсового города

Работник фабрики собирает камни после стирки джинсов. Источник: greenpeace
Работник фабрики собирает камни после стирки джинсов. Источник: greenpeace

Когда я работала на Melon Fashion (Love Republic, Befree, Zarina) менеджером по джинсовому ассортименту, каждый месяц, иногда каждую неделю я ездила в Гуанчжоу. Там есть целый джинсовый город (新塘镇, Синьтан — Прим. Ред.). Я приезжала туда, показывала работникам, как делать лекала, что и как надо править, проверяла продукцию, проверяла ткани.

Весь процесс производства джинсов я знаю изнутри — с людьми, которые реально это делают. Два дня в Гуанчжоу на фабриках мне стоили нормального дыхания на неделю. Нос, глотка — все заложено. Это химикаты, которыми люди дышат каждый день. Я думаю, что это в силу незнания, на что это влияет. Или у людей есть ощущение безысходности.

Они работают без всякой защиты на руках, без масок, без ничего. Самое страшное, что на фабрике есть — это пульверизатор камнями. Это огромная труба как у пожарных — из нее вылетает песок со скоростью огромной, джинсы лежат на поверхности стола, и когда они пролетает мимо поверхности джинсов, они делают такие пошарпанности. Выглядят очень красиво. Это производство самое опасное — ты дышишь камнями. Даже химикаты, которые распыляются, не так сильны, как эти камни. У них такая комната с окошком, где стоит человек и целый день стреляет по джинсам песком. Называется это sand-blast.

В производстве джинсов есть несколько этапов, где больше всего используют воду. Первый — само выращивание хлопка. Чтобы ускорить производство, придумали химикаты, которые ускоряют рост хлопка. Эти химикаты попадают в землю и вместе с реками распространяются на те поля, где растут продукты питания. А потом в округе рождаются трехрукие дети.

Поэтому сейчас существует органический хлопок — хлопок выращенный медленным способом, как он всегда растился. Представляете наш мир, наш постоянная гонка за потреблением сделала так, что нормальные вещи стоили дорого, потому что люди забыли, как это делать. Органический хлопок — это хлопок, выращенный без химикатов для ускорения роста хлопка. Вот и все.

Потом когда хлопок вымывается, используется вода. Дальше — покраска полотна. И самое страшное — это стирка. Джинсы сначала шьются из сырца. Это цвет такой темно-темно-синий деним. И этот деним шкрябают руками с наждачкой, используют пульверизаторы с химикатами, которые делают всякие пятна, эффекты. Их защепляют всякими степлерами, а потом вся конструкция поступает в стиральные машины, где их стирают с камнями и химикатами. И на это уходит много воды: прополаскивать, закреплять и т. д.

Синие реки - самые видимые последствия джинсового производства в Синьтане. Источник: greenpeace
Синие реки — самые видимые последствия джинсового производства в Синьтане. Источник: greenpeace

Самое страшное в дениме — сколько используется воды. Город джинсов в Гуанчжоу называют городом синих рек, потому что вода там реально синяя. Сейчас устанавливают очистители воды. Но будут стоять десять фабрик, которые очищают воду, и одна фабрика, которая делает джинсы по доллару. И она будет весело спускать эту грязную воду в речку, и эффект будет практически тот же самый.

Что происходит последние годы. Все те фабрики, которые не смогли пройти стандарты качества по очистке воды, воздуха и т. д., они были все закрыты. Произошел кризис. В Китае стало дорого производить одежду, и все дружно побежали в другие страны мира. Всякие Бангладеши, Узбекистаны, Пакистаны, Индии, вот эти все страны — это Китай 15 лет назад. Производить там дешево, никто не контролирует. Они готовы засрать свои страны, лишь бы поднять свою экономику.

Цена культуры потребления

Ксения Сидоренко. Фото: Алина Кочетова
Ксения Сидоренко. Фото: Алина Кочетова

Существует много инноваций, которые позволяют стирать джинсы в CO2, когда ты используешь минимальное количество воды. Существует лазерная обработка, когда эффекты делаются не руками, а лазером. Ты с одной стороны кладешь джинсы, с другой — выходят абсолютно готовое изделие со всеми эффектами. Существуют инновации, но это все очень дорого. Мы идем в H&M, в Zara и все другие компании, где мы ожидаем купить джинсы дешевле. Мы идем за джинсами, которые стоят 100 юаней. Чтобы произвести джинсы за 100 юаней, ты никогда не будешь использовать все эти инновации.

И это делается намеренно. Делаются плохие вещи, чтобы ты пришел очень быстро за следующей. Это заложено в идее бизнеса фаст-фэшн. Это так сделано, чтобы джинсы развалились, футболка потеряла свой вид, покрылась катышками, принт отвалился и ты пришла за новой.

Есть компании, которые в производстве и цене закладывают, что их одежда будет на века. Есть замечательный пример компании Patagonia, которая даже в рекламной кампании говорит: не покупай нашу куртку — иди и почини предыдущую. Их проект называет Worn Wear: если что-то случилось с твоей курткой, то ты можешь прийти и починить в их магазинах. Их одежда создается для того, чтобы служить всю жизнь. Она стоит определенных денег, но ты понимаешь, что эту вещь ты будешь носить всю жизнь.

Вы даже не представляете какие репорты пишут в больших компаниях, такие как H&M. Какие у них программы. Это просто очень больших денег стоит, поэтому огромные компании, чтобы становится хорошими, должны развернуть этот танкер в другую сторону. И это очень сложно. Особенно, если это компания, которая продает в каждом городе мира.

Изменения начинаются, когда мы осознанно подходим к процессу. Так, обычно в магазине вырабатывается дофамин, который возбужденно дергает наш мозг: ты думаешь, что сейчас, когда ты купишь эту одежду, ты получишь радость. Но самое интересное, что это возбуждение — это самый приятный момент. В момент, когда ты платишь за одежду в магазине, ты уже несчастен, потому что ты уже не хочешь эту покупку.

В чем фишка экологичной жизни? Ты должен заставить себе делать это медленно, обдуманно и предпродуманно. Обдуманно — это значит в моем рюкзаке сейчас лежит пакет из ткани, с которым я пойду на рынок. А если я его забыла, то придется использовать пластиковый пакет. Ты должен всегда себя контролировать.

В Китае основная масса людей — на стадии потребления. Даже когда я приехала сюда 8 лет назад, этого состояния еще не было. Сейчас это происходит прорыв состояния, когда ты можешь купить все, что угодно, когда угодна, где угодно, и это будет доставлено в течение одного дня.

Они настолько готовы тратить деньги, что им абсолютно не интересны последствия этого процесса. У меня в офисе есть девушки, которые покупают одежду каждый день. Они каждый день получают коробки с одеждой, девушки, которые работают в компании, где ты можешь брать одежду бесплатно. Я хожу вся в образцах. Я не покупаю одежду, потому что я беру ее на работе. Я думаю, если люди, которые в этой сфере работают и видят, как это все производится, абсолютно неосознанные, то что говорить о людях, которые абсолютно не касаются этого процесса.

Я могу сказать точно, такое поведение людей от того, что у них нет знаний. Информации. Об этом должны говорить с экранах телевизоров, об этом должны говорить в школах. Я была очень приятно удивлена, когда пришла на лекцию в international school (международную школу), и дети знали о переработке мусора больше, чем я. Это меня настолько обрадовало. Но это международная школа, где 90% — иностранные дети, европейцы, азиаты, но не китайцы. Это информация должна вкладываться следующему поколению как база, показываться все эти грязевые океаны, просто объяснять, все почему. Дети не знают, если им не объясняют, им не показывают. Что уж говорить о взрослых, если они не интересуются этим.

Чистка кармы

Мой проект UseDem не предлагает решения. Он пытается замести следы. Я решила почистить карму после того, что я наделала за 10 лет. Я пришла к этому случайно. Любой проект — это результат огромной деятельности за спиной, но это абсолютно случайное событие. Как произошло?

Мне сказали, чтобы я вычистила свой шоу-рум: у меня там все было завалено образцами изделий и ткани. Я сложила все в коробки, и рука моя не поднялась донести это до мусорки. Налепила адрес своей квартиры и отправила себе домой. Потом когда пришла домой, села на эти коробки и стала думать, что же с этим делать, потому что это занимает всю мою квартиру. И первое, что я сделала, — это был пуфик такой большой, из кусочков ткани.

Одни старые джинсы — один новый рюкзак. Источник: UseDem
Одни старые джинсы — один новый рюкзак. Источник: UseDem

А второе — это был рюкзак. Друг прислал мне фотографию джинсового рюкзака, я сказала, что такого страшного рюкзака никогда не видела, и решила сделать хороший, нормальный. Я сделала рюкзак и обнаружила, что он поместился как раз в одни джинсы.

Главная идея проекта UseDem — у каждого человека в шкафу есть джинсы, которые он уже не носит, не будет их надевать, но какая-то невидимая нить связывает его с этим джинсами, и он не хочет с ним расставаться. И мое решение — не выкидывать, не закапывать, не отдавать другому, а раз уж вас связывает такая любовь — сделать из джинсов рюкзак. И продолжать носить их на спине.

Сейчас я делаю не только рюкзаки. Я бы с удовольствием делала свои рюкзаки, усовершенствовала их до посинения. Но маркет диктует делать разные большие, маленькие элементы для того, чтобы продавать их. Ведь не каждый человек носит рюкзаки.

Еще у меня есть уроки: ко мне люди приходят со своими вещами, и я предлагаю, как их можно оживить. Есть такой процесс. Когда я прихожу к человеку домой, и мы разбираем полностью шкаф. Выкидываем то, что не надо носить, а то, что можно переделать и сделать модно-стильно-молодежно. Мы приходим ко мне домой и переделываем. Я работаю еще как стилист. Я вижу, что сто лет назад человек мог надеть это, потому что это было модно. Сейчас можно это переделать, например, отрезать рукава, сделать абсолютно другой ворот. У меня последняя была трансформация. Моя ученица пришла с алым пальто, в талию, с воротом, солнце-клеш. Мы сделали прямое пальто алого цвета, а я потом еще бантики сделала на новогоднюю елку из остатков.

 Осознанное потребление начинается с детства. Источник: UseDem
Осознанное потребление начинается с детства. Источник: UseDem

UseDem работает не только под заказ. Мы собираем джинсы секонд-хэнд, мы собираем джинсы с фабрик, которые не прошли контроль качества, и делаем из них рюкзаки. У нас в магазине есть сток. Но я по-прежнему работаю в офисе, но не делаю джинсы, пытаюсь помочь компании с их sustainable (экологически рациональным) проектом.

Сейчас UseDem — это компания, зарегистрированная торговая марка. С эмблемой и все-все-все. Если я захочу уехать от сюда, то я с удовольствием передам какого-нибудь человеку эту компанию, чтобы она существовала здесь. Но я с удовольствием открою ее также в другом месте.

Я вижу свой проект как метод и способ переработки текстильной продукции, и этим методом могут пользоваться люди везде, потому что джинсы есть у всех, шить умеют везде. Если вы видели на моем воркшопе за 2 часа вы можете сделать сами без швейной машинки себе сумку, с которой можете путешествовать. Идея проекта распространить понимание, что вы можете перерабатывать свои отходы и шить сами. Обучать людей, что они могут сами переделать свою одежду и возобновлять их жизнь, а не бежать в магазин.

Для заглавной иллюстрации использовано фото Алины Кочетовой.

Wǒ ❤ Magazeta

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

 

  • 21
  • 51
  •  
  •  
  •  
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписчики
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Kris Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новые старые популярные
Уведомления на
Kris
Гость
Kris

Очень интересно, действительно, потребление просто зашкаливает :( Спасибо, что поделились этим проектом.