Что такое сянци, или Китай ещё не открыт!

Имею честь представить нового автора Магазеты, Льва Ульяновича Кислюка. Лев Ульянович написал эту замечательную статью про китайские шахматы «Сянци» специально для Магазеты.

Несмотря на существующий в настоящее время повышенный интерес к Китаю, за пределами самого Китая почти никто ничего не слышал о сянци -китайских шахматах, хотя две другие китайские национальные игры — вэйци (го) и маджонг (мацзян) довольно широко известны во всем мире. Однако сянци нисколько не уступают им в популярности, а возможно, даже превосходят их. В этом можно убедиться, гуляя по улицам китайских городов — рано или поздно, но игроков и болельщиков вы обязательно встретите. Кстати, теперь это возможно и у нас — например на ВДНХ/ВВЦ в хорошую погоду нередко можно встретить около павильона, торгующего китайскими товарами, людей, поглощенных этой игрой. Сянци — неотъемлемая часть китайской жизни, в этой игре отразилась история Китая и менталитет китайцев, и потому без знакомства с сянци познание Китая будет неполным.

Но сянци популярны не только в Китае. В них издавна играют в соседних с Китаем странах, а во Вьетнаме они являются такой же национальной игрой, как и в самом Китае. Интересно, что от сянци «родились» национальные шахматы Кореи и Японии (причем корейские шахматы настолько близки к сянци, что их часто называют вариантом последних).

Начиная со второй половины прошлого века и в Европе, и в Америке, не говоря уже об Азии, наблюдается рост интереса к сянци. С 1980г. один раз в 2 года по сянци проводится розыгрыш кубка Азии. Учитывая все это, а также то, что только в Китае в сянци играет, хотя бы время от времени, не менее 500 миллионов человек, китайские шахматы по мировой популярности вполне сравнимы с шахматами европейскими. Уже одно это оправдывает интерес к сянци. Если же к этому добавить, что китайские шахматы, в отличие от шахмат европейских, это игра национальная, и, следовательно, для иностранца сянци не только развлечение и спорт, но и путь к постижению Китая, то знакомство с этой игрой для всех, кто более или менее интересуется Китаем, становится очень желательным. Но что же такое сянци, и как они возникли?

Относительно возникновения сянци существуют разные точки зрения, но все они сводятся к двум теориям: 1) сянци ведут свое происхождение от индийских шахмат; 2) сянци возникли независимо задолго до новой эры. В пользу теорий первой группы говорит то, что у сянци есть ряд общих черт с шатранджем (арабо-персидскими шахматами), ведущим свое происхождение от чатуранги — древнеиндийской шахматной игры. Однако известно, что еще в глубокой древности, задолго до появления чатуранги (а это произошло в V веке) в Китае были настольные логические игры (в частности, игра под названием «любо»), черты которых можно проследить в сянци. Первое надежное упоминание о сянци датируется VIII веком.

Отметим, что первый иероглиф в названии китайских шахмат — «сян» имеет основное значение «слон», а второй иероглиф — «ци» означает «игра», поэтому китайские шахматы иногда называют «игрой слонов».

В сянци, как и в европейских шахматах, доска имеет 64 квадрата, у каждого игрока 16 фигур, из которых одна является главной, и с ее гибелью партия проиграна. Все это, а также многое другое, роднит европейские и китайские шахматы. Однако и велики различия между ними. Поэтому западный шахматист, начиная играть в сянци, испытывает особое очарование от сочетания новизны и давно известного.

Даже самый беглый взгляд на доску с фигурами в начальной позиции (см. фото) показывает, как далеки, несмотря на некоторое сходство, шахматы китайские и европейские.

Начальная расстановка фигур в сянци

Во-первых, в сянци фигуры стоят не внутри квадратов (как в европейских и многих других шахматах), а на точках пересечения вертикальных и горизонтальных линий. Именно эти точки являются полями доски для сянци. Общее число полей составляет 90, что почти в полтора раза превышает число полей на европейской шахматной доске. Второе явное отличие заключается в том, что фигуры представляют собой круглые фишки одного размера, похожие на шашки (и потому сянци иногда ошибочно называют шашками, а не шахматами), на которых иероглифами нанесены названия фигур. Один игрок играет красными фигурами, другой — черными, однако сами фишки, как правило, одного цвета, а принадлежность фигур различают по цвету иероглифов на них. Первый ход делают обычно красные. Третье бросающееся в глаза отличие — это сложность китайской доски. Посреди доски мы видим полосу — это «река», на которой обычно помещаются две иероглифические надписи следующего содержания: «граница Хань» (Хань — одно из названий китайского государства) и «река (на границе) Чу» (Чу — княжество, отделившееся в древности от Китая), следовательно, игра как бы воспроизводит борьбу Китая с мятежниками. На обеих половинах доски мы видим квадраты размером 3×3, в которых прочерчены диагонали. Это «дворцы». Все это делает китайскую шахматную доску похожей на географическую карту. Четвертое очевидное отличие — это разные иероглифические обозначения по крайней мере некоторых красных и черных фигур, занимающих одинаковую начальную позицию (а это естественно одинаковые фигуры, различающиеся только цветом). И, наконец пятое отличие, которое нельзя не заметить, это начальное расположение фигур не в два, а в три ряда. Перейдем теперь к описанию игры. На середине задней «стенки» обоих дворцов стоят короли. Собственно говоря, это не короли, а полководцы. Для китайцев была недопустима мысль о наличии на доске двух равноправных монархов. Китайцы рассматривали шахматную доску как своеобразную модель реального мира, в котором китайский император — это верховный правитель всех обитаемых земель, а главы всех остальных государств — это его вассалы («на небе — одно солнце, на земле — один правитель»). Поэтому наличие на доске двух равноправных главных фигур — это замаскированный призыв к бунту против китайского императора. Мы условно будем называть эти фигуры королями, но китайцы называют красного короля верховным главнокомандующим (генералиссимусом, фельдмаршалом), а черного — просто генералом (это как бы предводитель мятежного войска). Ходит король на соседнее поле по вертикали и горизонтали, но только в пределах дворца. Но хотя король и является «узником дворца», он обладает уникальным свойством «дальнодействия»: оба короля не могут одновременно стоять на одной и той же вертикали, если между ними нет других фигур. Этот запрет позволяет королю, не выходя из дворца, участвовать в подготовке мата (не давая королю противника занять ту вертикаль, на которой стоит он сам) и связывать фигуры противника (не позволяя противнику уводить фигуры с такой вертикали).

По обе стороны от короля стоят две фигуры, которые мы будем называть ферзями. Значение китайского иероглифа для этих фигур многозначно: мудрец; помощник высокого ранга; советник; воин-аристократ. Этим же иероглифом обозначается японское слово самурай, а это, как известно, одновременно и воин, и высокообразованный человек, часто занимающий высокие административные посты. Заметим кстати, что эту фигуру при переводе с китайского называют и телохранителем, и мандарином (это название высокопоставленного чиновника в старом Китае). Ходят ферзи на соседнее поле по диагонали. Они, как и король, не могут покидать дворца. Однако если королю доступны все девять полей дворца, то для ферзей доступны только углы дворца и его центр, т.е. всего лишь пять полей из девяти.

Дальше по сторонам (уже вне дворца, но вплотную к нему) стоят слоны. Собственно говоря, только для черных эта фигура обозначается иероглифом «слон», для красных же для ее обозначения применяется другой иероглиф, имеющий очень много переводов, в частности «изображение, фигура» и «министр». Ходит слон по диагонали через одно поле (на соседнее поле он встать не может!). Если соседнее поле по диагонали занято какой-нибудь фигурой, то ход слона в этом направлении блокирован. Слонам запрещено переходить через реку. Для слона доступно на доске только 7 полей.

Хотя китайский шахматный слон гораздо слабее слона в европейских шахматах, но все же одно преимущество у китайского слона перед его европейским собратом есть. Действительно, в европейских шахматах один слон ходит только по белым полям, а другой — только по черным, и потому слоны поддерживать друг друга не могут. А в сянци такая поддержка возможна и очень часто применяется.

Интересно, что если слонов «выпустить гулять» по всей доске, то красные и черные слоны не смогут бить друг друга. То же самое верно и для ферзей. Может быть, именно поэтому для этих фигур и были введены «территориальные ограничения»?

Дальше на флангах, рядом с углами, стоят кони. Китайские шахматные кони почти не отличаются от западных, и у тех, и у других начальный и конечный пункты траектории хода совпадают. Однако китайский шахматный конь, в отличие от европейского не может перепрыгивать через фигуры. Поэтому необходимо уточнить траекторию хода китайского коня. Эта траектория состоит из двух шагов (шаг — это перемещение на соседнее поле): первый — по вертикали или горизонтали, и второй — по диагонали. Т.е. траектория представляет собой ломаную линию, состоящую из двух отрезков: первый — «прямой» (по вертикали или горизонтали) и второй — «косой» (по диагонали). Если в точке излома траектории стоит другая фигура, то ход коня по этой траектории невозможен.

В углах доски, на привычных для западного шахматиста местах, стоят ладьи. Ладья — это единственная фигура сянци, которая ходит точно так же, как и ее аналог в европейских шахматах. Заметим, что китайцы называют эту фигуру колесницей.

На передовой линии стоят, как им и положено, пешки. Черные и красные пешки всегда обозначаются разными иероглифами. Пешки имеют право ходить прямо вперед на соседнее поле, а, перейдя реку, пешка усиливается, приобретая дополнительное право делать ход на соседнее поле по горизонтали вправо и влево. В отличие от европейских шахмат, пешка бьет точно так же, как и ходит. Пешка никогда не может ходить назад, поэтому, дойдя до последней горизонтали, пешка обречена ходить только по ней (т.е. только вправо-влево) до конца игры. Подчеркнем, что в сянци принято говорить об усилении, а не о превращении пешки после перехода реки, т.е. пешка всегда остается сама собой. Это очень удобно по сравнению с европейскими шахматами, в которых превратившуюся пешку надо заменять другой фигурой, а для этого часто требуется дополнительный комплект.

Перейдем, наконец, к среднему ряду, в котором стоят самые экзотические фигуры — пушки. Ходы без взятия пушка совершает точно так же, как и ладья. Однако атаковать (т.е. бить или шаховать) пушка может только тогда, когда между ней и ее жертвой стоит любая другая фигура, называемая очень образно — лафет. При этом сама пушка, ее лафет и ее жертва должны располагаться на одной вертикальной или горизонтальной прямой. «Съедая» вражескую фигуру, пушка перепрыгивает через лафет. Особо подчеркнем, что в любом случае пушка передвигается только прямолинейно по вертикали или горизонтали. Пушки позволяют создавать комбинации, немыслимые в других шахматных играх, они очень оживляют и ускоряют игру, и возможно, что именно для этого они и были придуманы. Пушка — единственная фигура в сянци, которая бьет не так, как ходит. Любопытно, что пушка появилась в китайских шахматах задолго до появления у китайцев огнестрельного оружия (хотя порох китайцам и был знаком до этого). В те времена эта фигура ассоциировалось с механическим метательным орудием (катапультой, баллистой и др.).

Выигрыш в сянци возможен не только матом, но и патом (поражение засчитывается тому игроку, чей король попал в пат). Давать вечный шах с повторением позиции можно только три раза подряд, а тому, кто дает такой шах в четвертый раз, засчитывается поражение. Однако четырехкратное повторение позиции подряд без вечного шаха — это ничья. Ничья присуждается и тогда, когда имеющийся материальный перевес не достаточен для того, чтобы добиться победы. Вот примеры таких ничейных окончаний: одинокому королю противостоят король и пушка, или король с одним или двумя слонами и/или с одним или двумя ферзями, или король с любым числом пешек на последней горизонтали.

Выше говорилось, что знакомство с сянци позволяет лучше познать Китай. Приведем теперь некоторые доказательства этого. Собственно говоря, одно из таких доказательств можно найти там, где дается описание королей-полководцев. А вот и некоторые другие.

Играя в сянци, не следует впадать в крайности, увлекаясь либо только нападением, либо только защитой. Игра должна быть сбалансирована, иначе, даже имея большой материальный перевес, можно быстро проиграть. Но ведь баланс, гармония между противоположными началами — это основополагающая позиция китайской философии, неотъемлемое свойство китайского мышления. Кстати, объясняется такая особенность сянци очень легко, без всякой мистики: ведь король ограничен в своем передвижении стенами дворца, и бывает, что стоит лишь на один ход утратить инициативу, как противник «приканчивает» малыми силами твоего плохо защищенного или маломаневренного короля.

Некоторое сходство между китайскими шахматами и шатранджем напоминает нам о Великом шелковом пути, значительная часть которого проходила по арабским и персидским землям.

Выше уже говорилось, что китайская шахматная доска напоминает карту. Но если присмотреться повнимательнее, то оказывается, что она напоминает не просто карту, но карту Китая! Действительно, на доске имеется расположенная горизонтально река. Но ведь аналогичное положение занимают на обычной географической карте и две великих китайских реки — Хуанхэ и Янцзы, протекающие в основном в широтном направлении.

Остановимся еще на одной отличительной черте сянци. Дело в том, что в китайских шахматах можно обнаружить в скрытом виде некоторые идеи одной из главных религий Китая — буддизма. Если сравнить число названий фигур в сянци и число священных сокровищ буддизма, то мы получим одну и ту же цифру — 7. Для начала приведем номенклатуру фигур сянци: король (полководец), ферзь (советник), слон, конь, ладья (колесница), пушка, пешка. А теперь взглянем на перечень священных буддистских сокровищ: могущественный военачальник (удачливый полководец), мудрый советник, чудесный слон, конь со сверхъестественными способностями, летающая в любую точку мира колесница, царственная супруга (царица) и волшебная драгоценность. Эти семь сокровищ имеет, согласно учению буддистов, каждый чакравартин — идеальный правитель, устанавливающий на подвластных ему землях царство справедливости. Как видим, по первым 5 пунктам имеются фактически прямые текстуальные совпадения. А что касается двух оставшихся пунктов, то предлагается такой вариант соответствий: пушка→царица, пешка→драгоценность.

Попытки отыскать следы буддизма в шахматах с помощью священных сокровищ буддизма предпринимались и раньше. Но для этого привлекались такие варианты шахмат, в которых число наименований фигур отличалось от семи, и потому в процессе доказательства делались произвольные натяжки. Однако только в китайских и корейских шахматах число названий фигур совпадает с числом священных сокровищ буддизма. Но, учитывая, что корейские шахматы — это по существу вариант шахмат китайских, то будет справедливо утверждать, что именно в сянци наблюдается воздействие буддистских идей. Отметим также, что учение Будды прочно обосновалось в Китае за несколько веков до появления сянци в их нынешнем виде, следовательно, буддизм имел достаточно времени для наложения своего отпечатка на эту игру.

Подводя итог нашему краткому знакомству с китайскими шахматами, укажем, что они позволяют лучше понять шахматы европейские (ведь все познается в сравнении). Кстати, в самом Китае в настоящее время популярность европейских шахмат неуклонно возрастает, как и популярность китайских шахмат во всем остальном мире, в том числе и в России. Укажем к примеру, что в Москве уже в течение нескольких лет проводятся любительские турниры по сянци, а недавно была создана Российская федерация китайских шахмат.

Автор: Лев КИСЛЮК

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Лев Кислюк

Я родился в 1936 г. 10 декабря в Москве. Имею высшее техническое образование. В настоящее время на пенсии. Интересуюсь странами Дальнего Востока и нетрадиционными (для нас) шахматами, в первую очередь японскими (сёги), китайскими (сянци) и корейскими (чанги). По нетрадиционным шахматам мною опубликован ряд материалов, в частности книга «Игра японских героев». В ней описаны в основном сёги, но также и их ближайшие шахматные родственники – сянци, чанги и макрук (таиландские шахматы). В Магазете выложена моя книга по сянци. В 1999 г. я принимал участие в 1-ом Всемирном форуме любителей сёги в качестве делегата от России. В 2000 г. я участвовал во Всемирной Олимпиаде интеллектуальных игр в Лондоне. Мною создана на базе международных (т.е. европейских) шахмат новая шахматная игра «корона», в которой я постарался наилучшим образом отразить неотъемлемые черты конфликтных ситуаций. Описание «короны» вошло во второе издание «Энциклопедии шахматных вариантов» (Д.Б. Притчард, Англия).

Antonio BARRA
2010-10-03 08:36:31
Здравствуйте, Лев Ульянович! меня тоже очень интересуют корейские и китаиские шахматы. Я живу в Поьще но можна играть по переписке на сайте dualpose.com. Җду вас. Моя кличка Insei. С уважением, Antonio BARRA
Лев Ульянович
2010-10-08 14:46:03
Добрый день, Антонио. В ближайшее время я зайду на сайт, указанный Вами. Кстати, я немного знаю польский язык, но говорить и писать на нем не отваживаюсь. Но Вы можете, если хотите, писать мне и по-польски. Всего наилучшего. Лев Кислюк