- РЕКЛАМА -
Магазета История Наследие Лизы Хардун — китайской дочери французского матроса, жены еврея-олигарха и самой...

Наследие Лизы Хардун — китайской дочери французского матроса, жены еврея-олигарха и самой богатой женщины Востока

Архитектура Шанхая №150

-

Если есть в истории Шанхая человек, чью судьбу точнее всего описывает выражение «из грязи в князи», то это Лиза Хардун (Liza Hardoon). Ее происхождение точно неизвестно, но по утверждению самой Лизы, она была дочерью китайской проститутки и французского матроса, бесследно покинувшего порт Шанхая. Бойкая полукровка Ло Цзялин (罗迦陵) рано потеряла мать и несколько лет торговала цветами и сексуальными услугами, пока на пути ей не попался местный олигарх Силас Хардун (Silas Hardoon), которому она стала верной женой и музой.

Лиза Хардун. Источник: Shanghai Library Archive

«Лиза Хардун Билдинг» // Liza Hardoon Building // 迦陵大楼

Адрес: 99 East Nanjing Road и 346 Middle Sichuan Road / 南京东路99号 & 四川中路346号(открыть в baidu map)
Год постройки: 1938
Нынешнее состояние: офисное здание

Рисунок будущего здания работы Перси Тилли. Источник: minguotupian.com

Свое состояние Хардун выстроил с нуля, спекулируя сначала опиумом, а затем недвижимостью, причем самой мелкой ее формой – аркадными домами (лилунами 里弄), которые покомнатно арендовали небогатые шанхайцы. Хардун числился одним из четверки еврейских «королей Шанхая», причем был самым эксцентричным из них во многом под влиянием жены, которая убедила иудея Хардуна перейти в буддизм, возвести храм и кельи для монахов на территории семейного поместья и брать на воспитание сирот. Бездетная пара взрастила в общей сложности двадцать детей китайского, европейского и смешанного происхождения. Вся семья и монашеское подворье размещались в огромной усадьбе в традиционном китайском стиле в западной части Шанхая (на его месте впоследствии построили Дворец Советско-китайской дружбы).

Силас и Лиза Хардун в окружении усыновленных детей. Источник: source unknown

Лиза и Силас не ограничивались обустройством семейного гнезда и щедро вкладывались в общественные проекты. Синагога «Бет Ахарон» возведенная невдалеке от Банда в 1927 году, была личным проектом Лизы и ее подарком еврейской диаспоре Шанхая – естественно, на деньги супруга (здание не сохранилось).

Деловой центр Шанхая в 1946 году. Источник: George Lacks

После смерти мужа в 1931 году Лизе пришлось судиться с его багдадской родней, утверждавшей, что по законам крови наследовать еврейские состояния могут только иудеи. Однако в глазах шанхайского судьи Хардуны были британскими подданными, и Лизе досталось многомилионное состояние мужа, которое сделало ее «самой богатой женщиной Востока». В нынешнем эквиваленте она была бы долларовой миллиардершей.

Вид здания со стороны Нанкинской улицы. Источник: Shanghai Sunday Times

Овдовев, Лиза Хардун посвятила себя филантропии и щедро одаряла буддийские религиозные и образовательные проекты, что снискало ей любовь шанхайской публики. В августе каждого года на Лизин день рождения сквозь ворота ее резиденции, обвитые гирляндами цветов и лампочек, целый день тянулась вереница признательных почитателей, несших свитки со словами благодарности.

Вид здания в наши дни. Источник: heritage-architectures.com

Вдова не только тратила состояние Хардуна, но и преумножала его, и лучшим вложением в Шанхае всегда оставалась недвижимость. В 1934 году Лиза занялась строительством офисной высотки в самом центре делового центра Шанхая – на юго-восточном углу Нанкинской и Сычуаньской улиц.

Самый оживленный перекресток Шанхая в 1920-е годы; снесенный позднее магазин Холл и Хольц – вдали слева. Источник: Virtual Shanghai

Этот перекресток на главной улице города и ближайший к набережной заслуженно назывался «the busiest corner» – самый оживленный угол Шанхая: «Такого интересного перекрестка нет нигде в мире. Жужжат автомобили с безукоризненно одетыми ездоками, звенящие трамваи проталкиваются сквозь толпу беспечных пешеходов, которые бормочут проклятия себе под нос. Но это не Запад, поэтому мы также видим извозчиков, тянущих свои рикши, рабочих-кули, толкающих тачки, крестьян с бамбуковыми шестами, к концам которых подвешены корзинами овощей, а также красножилеточного муниципального уборщика, китайского клерка в длинном платье и круглых очках и наконец юркого наперсточника, который чудесным образом растворяется в воздухе под строгим взором сикха-полицейского в красном тюрбане».

Полицейский на углу Нанкинской и Сычуаньской улиц, около 1917 года; на фоне – здание магазина Холл и Хольц. Источник: University of South California

За угловой участок в самом ходовом месте города Лиза уплатила немалую сумму – миллион и сто тысяч серебряных таэлей. В эту цену вошел также старый колониальный магазин «Холл и Хольц» (Hall & Holtz) на участке, который тут же пошел под снос.

Здание Лизы Хардун до снятия лесов в 1937 году. Источник: Harrison Formanl

Возведение 12-этажной офисной высотки с нескромным названием «Лиза Хардун Билдинг» (Liza Hardoon Building) обошлось хозяйке в полтора миллиона таэлей. Проект выполнил личный архитектор Лизы, англичанин Перси Тилли (Percy Tilley), который ранее разработал помпезный склеп для захоронения останков Силаса Хардуна. Роскошное снаружи здание внутри было экономно распланировано – ряды небольших кабинетов и много естественного света. В верхней части здания разместилось пятьдесят крошечных квартир для аренды.

В июне 1937 года со здания сняли леса и оно явилось глазам публики. Однако нападение японцев на Шанхай в августе задержало ввод в эксплуатацию, и офисы открыли двери лишь в марте 1938 года. Первый этаж и бóльшую часть кабинетов занял американский банк «Чейз» (Chase Bank).

Траурная арка над Bubbling Well Road в 1941 году. Источник: Horst Eisfelder

После возведения своего рукотворного памятника Лиза Хардун прожила недолго. Она скончалась в возрасте 77 лет от хронического туберкулеза, который в Шанхае косил даже обеспеченных и благополучных. В день ее похорон по улицам Международного сеттльмента шествовала пышная процессия, а над улицей Bubbling Well Road (нынешняя West Nanjing Road), вознеслись мемориальные арки, усыпанные белыми цветами и обвитые гирляндами огней – достаточно высокие, чтобы под ними свободно проходил двухэтажный автобус.

Верхняя часть здания, где располагались квартиры. Источник: Shanghai Art Deco Twitter

В наши дни усадьба Хардунов уже стерта с лица земли, двадцать усыновленных Хардунами сирот продолжили свою жизнь за пределами Китая, но небоскреб Jialing Dalou (迦陵大楼 — в современном написании) остается самым крупным архитектурным памятником шанхайской женщине.

Для заглавной иллюстрации использована фотография Силаса и Лизы Хардун в окружении усыновленных детей. Источник: source unknown copy

Еще больше статей о знаковых постройках Шанхая здесь, а архивные фотографии можно найти тут

Вам понравилась наша статья? Поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Катя Князева
Катя Князеваhttps://avezink.livejournal.com/
Я журналист, историк и краевед. Выросла в Сибири, училась в Корее, прожила десять лет в Китае, переехала в Италию. Жизнь в Азии породила интерес к урбанистике и истории. В Шанхае я фотографировала архитектурное наследие, уходящее в прошлое, экспериментировала с раритетными советскими камерами и просроченной пленкой, опубликовала иллюстрированный атлас старого города в двух томах. В Италии исследую историю русской эмиграции и учусь в аспирантуре.
Подписаться
Уведомления на
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x