Интервью с Майком Фу, переводчиком «Сахарских историй» Саньмао

В свете пандемических, политических и социальных потрясений, которые обрушились на нашу планету как из рога изобилия, многие поклонники китайской литературы пропустили одно из ярких литературных событий этого года – выход в свет сборника автобиографических рассказов тайваньской писательницы Саньмао «Сахарские истории» на английском языке. Инна Островская взяла интервью у Майка Фу, переводчика этого произведения, и узнала, как возникла идея проекта, какие трудности перевода пришлось преодолеть и почему русскоговорящей аудитории будет интересно познакомиться с творчеством Саньмао.

Чудо-остров. 5 главных плюсов жизни на Тайване

Остров Тайвань, Формоза или Прекрасный остров, как назвали его португальские мореплаватели. Инна Островская, журналист Международного радио Тайваня, уже тринадцать лет живет на Тайване. Героями её передач побывали многие русскоговорящие жители и гости острова, которые рассказывали ей о своих впечатлениях и жизни здесь. На основе их рассказов и собственных впечатлений, Инна Островская составила топ-5 плюсов жизни на Тайване.

Как материковый Китай пускает щупальца на юге: если не можешь построить мост — рой тоннель

Запуск поезда в Гонконг стал большим событием прошлого года не только для жителей южного Китая: скоростные поезда из специального административного района теперь связывают бывшую британскую колонию ещё и с Пекином, Шанхаем и Куньмином. Также много внимания в прошлом году было уделено открытию трансграничного надводного моста между Чжухаем, Гонконгом и Макао. Магазета подготовила обзор этих и других многообещающих инфраструктурных проектов на юге Китая.

Поезд на материк

Станция «Западный Коулун, Гонконг» (香港西九龙站, Hong Kong West Kowloon Railway Station) – это пассажирский терминал, находящийся под юрисдикцией Гонконгской железнодорожной компании, конечный пункт скоростной ж/д линии ГуанчжоуШэньчжэнь—Гонконг и один из интегрированных транспортных узлов в Гонконге. Поезда отсюда уходят по нескольким направлениям, главным образом, через северный вокзал в Шэньчжэне, путь до которого из центра Гонконга занимает около 20 минут.

Здание ж/д станции Западный Коулун в Гонконге. Источник: news.haiwainet.cn

Сам проект был предложен в 2000 году властями Гонконга, а строительство масштабного комплекса началось в 2011 году. Тем не менее, только к 2017 году было достигнуто соглашение о том, что пограничные посты материкового Китая и САР Гонконг будут расположены в здании ж/д вокзала. Так, переход сразу двух границ для пассажиров осуществляется прямо на территории Гонконга по системе “一地两检” (досл. “одно место две проверки”).

Схема работы системы “一地两检”. Источник: 人民网-四川频道

Официальный запуск состоялся 23 сентября 2018 года, что вызвало ажиотаж среди тех, кто часто посещает Гонконг, а также среди любознательных туристов: билеты по некоторым направлениям были распроданы на недели вперёд, что сравнимо, пожалуй, только с «всекитайским предновогодним перемещением» – чуньюнь. Сегодня поезда чаще всего идут по коротким маршрутам в Шэньчжэнь, Гуанчжоу, Сямэнь, также есть рейсы продолжительностью 7-9 часов в Пекин, Шанхай и Куньмин с малым количеством остановок.

https://www.youtube.com/watch?v=P7CnquEV4Og
Экскурсия по станции Западный Коулун, Гонконг

В поездах используются китайские юани, китайские системы платежей, объявления написаны на путунхуа и английском, без использования кантонского и традиционных иероглифов. На рейсах продаются товары «с материка». Объясняется это и тем, что большую часть пути поезд идёт именно по материковой части Китая.

Схема движения скоростных поездов со станции Западный Коулун на запад и восток через северный вокзал в Шэньчжэне

Новый вокзал представляет собой целый комплекс зданий, в которых находятся не только служебные помещения и зоны пограничного контроля, но и развлекательный центр, кафе и рестораны, зона отдыха, парк для прогулок, смотровая площадка и, конечно же, торговые центры для многочисленных туристов с материка, приезжающих сюда тратить деньги. Впрочем, станция расположена буквально в центре города, здесь есть метро и прочие удобства, а между частями комплекса устроены мосты-переходы.

Смотровая площадка на здании нового вокзала. Источник: beta.landscape.cn

Говоря цифрами, на вокзале есть 28 касс для продажи билетов не только на рейсы из Гонконга, но и по всему материку, работает 12 платформ для 15-ти линий, здесь установлено 75 эскалаторов и 125 лифтов. В среднем пропускная способность трансграничного ж/д вокзала достигает 51 тысячу человек в день. Таким образом, станция West Kowloon в Гонконге – это одна из крупнейших подземных железнодорожных станций в мире. Вокзал больше похож на международный аэропорт, чем на простую ж/д станцию.

Внутри здания. Источник: beta.landscape.cn

Как и в случае с мостом Чжухай-Гонконг-Макао, вокзал предназначен для туристического потока и разгрузки популярных пограничных переходов со стороны Шэньчжэня – Лоху и Футянь.

Мост к «Вратам Ада»

Несмотря на то, что ещё 100 лет назад остров Хайнань из-за жаркого климата, удалённости от материка и слабого развития здесь цивилизации был мало пригоден для жизни и служил местом ссылки, сегодня это важная стратегическая точка южного Китая. На острове находится космодром Вэньчан, здесь реализуются программы нефтедобычи, внутреннего туризма, экологичного производства, широкомасштабного строительства, – и всё это нужно снабжать и поддерживать. Сейчас помимо авиарейсов через пролив налажено паромное сообщение (в том числе и перевозка обычных ж/д вагонов), но планы ускорить и упростить связь с материком обсуждались здесь не одно столетие.

Проект морского моста через пролив Цюнчжоу (琼州海峡跨海大桥) фигурирует в китайском интернете в качестве сравнения с новым уже открывшимся мостом Чжухай-Гонконг-Макао. Пользователи спорят, почему мост на Хайнань начали строить раньше, но он до сих пор не открыт, и правда ли, что из-за трансграничных проектов урезают бюджет внутренним инфраструктурным проектам, откладывая их до лучших времён.

Известный как «Золотой водный путь», пролив Цюнчжоу расположен в непосредственной близости от Вьетнама, а ширина его в среднем составляет 30 км. Планируется, что мост через этот пролив будет иметь двойное назначение: авто и ж/д сообщение через морской пролив. Рассчитанный объём инвестиций в проект составляет более 140 млрд юаней. Из-за сложности установки колонн надводного моста в этом районе власти Китая также рассматривают возможность строительства тоннеля через пролив Цюнчжоу (琼州海峡跨海隧道). Капиталовложения в этом случае достигнут 150 млрд юаней. После долгих обсуждений проект был одобрен.

Кроме инвестиций, проект моста на Хайнань требует сотрудничества соседствующих провинций на самых разных уровнях, а также серьёзных научно-технических исследований для обеспечения безопасности и сохранения экологического баланса региона. Как известно, Хайнань – самая экологически чистая провинция Китая, и охране окружающей среды здесь уделяют огромное внимание.

https://www.youtube.com/watch?v=Nz0Bq9FwzzU
О проекте моста простыми словами

Предполагается, что дорога соединит мыс Дэнлоу (灯楼角) в уезде Сюйвэнь (徐闻) на юге провинции Гуандун и мыс Даолунь (道伦角) в бухте Чэнмай (澄迈) к северу от Хайкоу. После завершения строительства пересечь пролив Цюнчжоу можно будет всего за 20 минут; через паромную переправу это занимает до 5 часов в зависимости от погодных условий. Строительство актуально здесь ещё и потому, что пассажиропоток порта Хайань (海安) в провинции Гуандун, куда приходят груженые машинами и людьми паромы из Хайкоу, составляет около 6 млн человек в год. И этот поток продолжает расти.

Схема инженерных проектов транспортного сообщения материка и острова. Источник: travel.163.com

На иллюстрациях проекта моста в сети можно увидеть несколько линий, связывающих провинции Хайнань и Гуандун, совмещённые тоннель и мост, а также ответвления от моста, идущие на запад провинции Хайнань (на самом деле используется фото моста в Циндао). Но как будет выглядеть финальная конструкция, сказать сложно, возможно это будет и комплексный проект. Несомненно, все части этого плана рано или поздно будут осуществлены.

Так, поэтапное строительство дороги через пролив Цюнчжоу началось в 2012 году, а завершение проекта и открытие для движения планируется в 2025 году. Инженеры отмечают, что “тянут время”, чтобы изучить международный опыт строительства подобных сложных объектов. Главным назначением станет транспортировка продукции и различных товаров на Хайнань с материка.

Дотянуться до Тайваня

Тайваньский пролив, как логично следует из названия, располагается между о. Тайвань и побережьем провинции Фуцзянь. В северной его части устье имеет ширину около 200 км и постепенно расширяется к югу до 410 км, а в самой узкой точке составляет всего 130 км в ширину.

Проект тоннеля через Тайваньский пролив (台湾海峡隧道) был предложен в 1998 году и до сих пор не завершён, но строительство сразу трёх подземных линий движения транспорта уже началось. Планируется, что самая короткая, северная линия, соединит уезд Пинтань (平潭岛) провинции Фуцзянь и город Таоюань (桃园) на острове Тайвань; протяжённость тоннеля составит 122 км. Средняя линия протяжённостью 127 км соединит Путянь (莆田) и Тайчжун (台中), а южная, самая длинная, протянется на 174 км между о. Сямэнь и тайваньскими о. Цзиньмэнь (金门), о. Пэнху (澎湖) и городом Цзяи (嘉义). Кроме того, в планах фигурирует строительство дополнительной средней линии и сочетание подводных тоннелей с надводными мостами на опорных островах в проливе.

Три линии подводных тоннелей между материком и Тайванем. Источник: pczy.org
Дополнительная средняя линия транспортного сообщения. Источник: www.tunnelling.cn

Эксперты и учёные с обеих сторон возлагают особые надежды на среднюю линию тоннелей через Тайваньский пролив из-за удобного расположения автотрасс и возможностей для масштабного строительства в этой части провинции Фуцзянь.

Тайваньский пролив имеет несколько отличительных особенностей, в сравнении с Цюнчжоуским или Бохайским проливом. К примеру, здесь расположены острова, на которые может опираться маршрут, а также на территории проекта периодически наблюдается высокая сейсмическая активность и тайфуны. Именно вероятность землетрясений и суровые климатические условия стали главным вызовом для проектировщиков тоннелей. Впрочем, исторически в этом районе не было крупных землетрясений силой более 7 баллов, поэтому прогноз благоприятный – инженеры уже предложили соответствующие решения для полной безопасности передвижения по подземным каналам.

О строительстве подводных тоннелей в провинции Фуцзянь, в том числе и на Тайвань

Помимо несомненных экономических выгод для обеих сторон есть и политический аспект. Проектировщики отмечают, что данные тоннели между материковым Китаем и Тайванем – исключительно гражданский объект, предназначенный для удобства населения и мирного экономического развития. Тоннели не могут быть использованы для военного наступления ввиду их хрупкости и легкости блокировки одной из сторон, даже при условии, что их конструкция будет включать мосты и переправы с обеих сторон.

Несмотря на изначальное отсутствие интереса со стороны Тайваня, в 2013 году стороны пришли к соглашению и продолжили строительство с новой силой. Дата открытия тоннелей назначена на 2030 год, стоимость проекта, тем не менее, не уточняется.

Для заглавной иллюстрации использовано фото xinhuanet.com.

Вам понравилась наша статья? Поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Почему тайваньцы не хотят жить на материке

Китайское правительство активно привлекает молодых тайваньцев на материк. Казалось бы, образовательные гранты и карьерные возможности, подкрепленные общим языком и культурой, должны гарантировать стабильный поток переселенцев. Но большинство тайваньцев с трудом интегрируются в местное общество и предпочитают возвращаться домой. Причины – в переводе статьи Sixth Tone – Why Young People From Taiwan Struggle to Adjust to Mainland Life.

За последние десять лет многие молодые тайваньцы переехали на материк, преследуя образовательные и карьерные возможности. Хотя нет доступных достоверных статистических данных о количестве тайваньцев, проживающих в настоящее время в материковом Китае, очевидно, что их привлечение является приоритетным для правительства Китая. Но несмотря на целый ряд государственных программ по привлечению и интеграции молодых людей из Тайваня в материковое общество, многие из них по-прежнему считают свое пребывание здесь временным опытом, после которого они планируют вернуться домой.

Почему так мало молодых людей из Тайваня, даже среди тех, кто годами живет в материковой части Китая, хотят поселиться на материке насовсем? Задавшись этим вопросом, доцент института исследования Тайваня Сямэньского университета Чэнь Чао совместно с тайваньскими экспертами Цай Ицунем и Чжан Суйсинем провели опрос, чтобы узнать об опыте жизни тайваньцев в Китае.

Для этого они разразработали 18 показателей интеграции, охватывающих четыре основные категории: профессиональная или академическая интеграция, бытовая интеграция, культурная интеграция и психологическая интеграция. Было получено 213 ответов как от тайваньцев, живущих на материке, так и от тех, кто вернулся на остров.

Результаты показывают, что тайваньская молодежь, как правило, плохо интегрирована в материковое общество. В исследовании их называют «прагматичными передвижниками». «Прагматичные» – потому что молодые тайваньцы включаются в жизнь общества ровно настолько, насколько это необходимо для выживания и не развивают психологическую привязанность к своему новому дому. «Передвижники» – потому что, в отличие от мигрантов, они мало заинтересованы в том, чтобы обосноваться действительно надолго или пустить корни. Их пребывание на материковой части Китая характеризуется быстротечностью, мобильностью и неопределенностью.

Ответы на вопросы анкетирования показали, что в процессе интеграции молодые тайваньцы сталкиваются с тремя основными проблемами.

Во-первых, не смотря на общий язык и многочисленные культурные сходства, тайваньцы редко участвуют в повседневной жизни местных сообществ. Причина не в том, что они не могут принять участие в совместной деятельности (у них для этого есть все лингвистические и культурные инструменты), а в том, что большинство из них считают себя посторонними.

Частично это происходит из-за того, что их опыт проживания на материке не всегда является позитивным. Некоторые респонденты выразили разочарование работой государственных структур, склонностью работников на местах к перекладыванию ответственность друг на друга и связанными с этим трудностями в решении проблем. В частности, очень немногие студенты по обмену решают остаться на материке после выпуска.

Исключением из этого правила являются дети тайваньских бизнесменов, чьи родители живут и ведут бизнес на материке. Выросшие между островом и материком, они с большей вероятностью считают материковый Китай своим домом или, по крайней мере, одним из них, и, следовательно, лучше интегрированы.

Во-вторых, молодые люди из Тайваня не обязательно разделяют ценности материковых китайцев. Несмотря на широкое культурное сходство, существуют принципиальные различия в том, как эти две группы осознают мир и относятся к нему. В течение десятилетий Тайвань и материковый Китай были отрезаны друг от друга и, естественно, развивались по разным траекториям. Хотя молодые тайваньцы в общем признают материковые ценности, это не означает, что они готовы адаптироваться или изменять свои собственные убеждения, чтобы лучше им соответствовать.

Наконец, хотя молодые тайваньцы и выражают интерес и озабоченность делами местного сообщества, эти проявления не следует ошибочно принимать за чувство принадлежности или привязанность. Значительная часть респондентов выразила «интерес к местным новостям» и «готовность внести свой вклад в жизнь сообщества». Некоторые даже проявили заботу на практике, делая пожертвования материковым благотворительным организациям и участвуя в волонтерской деятельности.

Многие респонденты из числа вернувшихся на Тайвань хотели бы однажды вновь посетить места на материке, где они жили. Но лишь некоторые из них готовы вернуться туда надолго. Большинство респондентов также не считают, что по-настоящему принадлежали к материковому сообществу.

Длительное проживание где-либо может вызвать заинтересованность судьбой этого места на базовом уровне, и многие тайваньцы на самом деле интересуются жизнью сообществ, к которым принадлежат. Но все же не считают материк своим домом, а себя не считают мигрантами.

Одним из возможных решений этой проблемы будет повышение осведомленности о предлагаемых возможностях, которые ждут тех, кто останется на материке. Правительство Китая вкладывает значительные средства в программы по привлечению и удержанию квалифицированных специалистов из Тайваня, но многие ничего не знают об этих программах. Большинство из них узнали о карьерных возможностях на материке от своих друзей, и лишь немногие упоминали такие каналы, как объявления о работе или соцсети.

Это значительно ограничивает эффективность текущей политики и позволяет сделать предположение, что правительство должно инвестировать в агитационные кампании или научиться рекламировать на платформах, используемых тайваньцами, таких как Facebook.

Если китайское правительство хочет убедить молодых людей из Тайваня обосноваться на материке, в первую очередь необходимо лучше организовывать продвижение среди широких масс, общение между людьми, а так же образовательный и культурный обмен. В настоящее время местная и государственная политика слишком сфокусированы на предоставлении возможностей для работы и учебы. Хотя это важно, но этого недостаточно для того, чтобы бросить вызов укоренившимся стереотипам тайваньцев о том, что такое жизнь на материке, или помочь им понять существующие культурные различия.

Следует также предпринять шаги для повышения уровня идентификации молодых тайваньцев с местными сообществами на материке. В процессе исследования стало ясно, что, в то время как их идентификация с материком в целом достаточно слаба, молодые жители Тайваня все же выражают заботу обо всем, что происходит в обществе, в котором они живут. Придавая этим связям большее значение, можно убедить больше молодых тайваньцев обосноваться на материке в будущем.

Важно понимать, что если есть план, чтобы они отождествляли себя с материком, то нужно дать тайваньской молодежи больше, чем просто экономические выгоды, необходимо дать им права. Например, поощрять их участие в разработке местной политики или местных консультативных слушаниях. Но это проще сказать, чем сделать, поэтому потребуются дальнейшие исследования, прежде чем будет возможно приступить к формулированию какого-либо плана.

В январе 2019 года Си Цзиньпин обратился к тайваньцам: «Мы сердечно приглашаем молодых жителей Тайваня, чтобы они лелеяли, преследовали и реализовывали свои мечты на материковой части нашей родины». Если действительно хочется расстелить приветственную ковровую дорожку, сначала необходимо честно взглянуть на те барьеры, которые мешают интеграции тайваньской молодежи.

Оригинал статьи здесь

Перевод: Ксения Коновец

Для заглавной иллюстрации использовано фото LIFE IN TAIWAN.

Вам понравилась наша статья? Поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Тайвань. Что посмотреть, куда поехать

Введение экспериментального безвизового режима на Тайване для граждан РФ до августа 2019 года даёт понять всем, раздумывавшим о посещении этого особенного острова, что время настало. Магазета рассказывает о том, что же стоит посмотреть в столице Тайваня, какие ещё города посетить и зачем?

Востоковедение, китайская деревня и тайваньская семья

Возможно ли отделить исследователя и предмет исследования? Насколько антрополог, погружающийся в изучаемую им культуру, может сохранять беспристрастность? Насколько эта культура может поменять его и даже стать не просто частью жизни, а самой жизнью? С этими вопросами автор Магазеты Елизавета Абушинова обратилась к востоковеду Екатерине Завидовской, чьи научные изыскания привели к семейной жизни на Тайване.

Китайские фильмы на неделю: премьеры апреля – мая

Китайские фильмы — хороший способ провести время, глубже погрузиться в китайскую культуру и попрактиковать язык. Магазета выбрала главные премьеры апреля–мая и рассказала о них в коротких рецензиях. В этом выпуске — китайская “Ирония судьбы”, фэнтези о Чингисхане, тайваньско-японское “Гостеприимство” и гонконгский неонуар.

Зачем учить традиционные иероглифы?

Только начинающим знакомство с письменным китайским языком может показаться жуткой идеей то, что существует еще более сложная версия иероглифов. Да, то, что подавляющее большинство иностранцев изучает на языковых курсах и в университетах, является упрощенным вариантом китайской письменности. И хотя простые иероглифы стали стандартом в КНР, наравне с ними существует другая реальность — традиционная письменность, которая используется не только в Гонконге, Макао и на Тайване. Но стоит ли игра свеч — зачем тратить силы для изучения более сложной формы, когда существует упрощенный вариант?

Чэнь Чэнпо и Резня 228

2 февраля 1895 года в тайваньском городе Цзяи, когда остров еще был оккупирован японцами, в семье учителя родился будущий художник Чэнь Чэнпо (陈澄泼, 1895-1947). У него рано умерла мама, поэтому воспитанием Чэнпо занималась его бабушка. До тринадцати лет он обучался дома и лишь после поступил в школу. В 1913 году Чэнь Чэнпо уехал в Тайбэй учиться в педагогическом институте, после чего вернулся преподавать в родную школу в Цзяи. Но спустя несколько лет он решает оставить преподавательскую деятельность и посвятить себя полностью живописи.

Boshiamy IME – проще пареной репы!

Наверное, в давнем споре «Что же всё-таки лучше, структурные или фонетические методы ввода иероглифов?» никогда нельзя будет окончательно поставить точку. Большое количество иероглифов (13 тыс.) в символьном наборе Big5 породило разнообразное число структурных методов ввода, особенно развитых на Тайване. Классическим и наиболее известным из структурных методов ввода китайских иероглифов является метод Cang Jie (倉頡). Однако помимо структурных и фонетических методов ввода существует ещё и промежуточная категория – структурно-фонетические методы ввода. Типичным представителем этого класса систем ввода является метод Boshiamy (嘸蝦米). О нём я и хотел бы рассказать сегодня.