Революционная опера в современном Китае

У китайской культуры есть удивительное свойство “переваривать” все и вся, причем это относится и к чужеродным практикам и явлениям, так и собственным, но отдаленным по времени. Пока в одних обществах предпочитают забывать и отторгать чуждое для нынешней самоидентификации (будь то собственные обычаи столетней давности или нормы заокеанских современников), в Китае не спешат принимать решение, пока не попробуют это “переварить”. Примером “всеядности” китайской культуры можно назвать и оперные постановки времен Культурной революции, которые находят место не только на современной театральной сцене, но и в популярных сериалах.

8 книг о гениях Китая

Ничто не говорит о культуре, истории и современности страны так красноречиво, как гении, их умопомрачительные идеи и отношение к ним в обществе. Уникальность, феноменальность, неоднозначность – вот, что является отличительными чертами не только живых людей, но и исторических, политических и экономических феноменов. Редакция Магазеты подготовила восемь книг о гениях Китая.

Ван Гуанъи: очеловечивая Мао

Годовщина образования КНР – хороший повод обратиться к проблеме переоценки исторических событий и деятелей в современном китайском искусстве. Безусловно опыт 50-70-х годов в новом тысячелетии уже перестает быть острой темой, волнующей сердца и умы: на многие вопросы уже найдены ответы, что-то утратило свою актуальность, а на смену пришли новые проблемы. Тем не менее, большинство мэтров современного искусства в Китае в 80-90-е прошли через этап переосмысления и Культурной революции, и культа Мао Цзэдуна. В их числе Ван Гуанъи (王广义), чья серия работ “Мао Цзэдун: красная сетка” является одной из самых известных в Китае и за его пределами.

Медаль от председателя Мао или Как советский лётчик влюбился в Китай

От редакции:
Статья о русском солдате и его китайской истории попала к нам из Биробиджана от Виктора Антонова

История эта неожиданно пришла ко мне из уст матери одной моей знакомой. Отыскав редакционный телефон, Елена Вениаминовна вдруг пригласила меня в гости, пояснив: «Перебирая вещи своего отца-фронтовика я нашла его награды, о которых раньше не знала. И среди них — медаль самого от Мао Цзэдуна! Приходите, пожалуйста — вам будет интересно». Конечно я отправился в гости.

НАГРАДНОЙ НЕКОМПЛЕКТ

На столе лежали, аккуратно разложенные, медали, наградные книжки, какие-то удостоверения и старые фотографии. Медали были знакомые, уважаемые: «За победу над Германией», «За победу над Японией», «50 лет в Вооружённых Силах СССР», «20 лет Победы в Великой Отечественной войне»… Такие есть у многих ветеранов Второй мировой.
Не помню почти, чтобы отец когда надевал, — говорила тем временем Елена Вениаминовна. — Только много лет спустя после войны видели его «при параде» на День Победы. Да вот фотография, — произнесла моя собеседница и положила на стол чёрно-белое фото.
На снимке группа лётчиков в парадной форме с рядами наград на кителях. Вениамин Валентинович тут уже немолод, но заметно выделяется среди сослуживцев своей «фактурой» — почти двухметровым ростом и широченными плечами. А ряд наград на груди весьма впечатляющ. Очевидно, что на столе передо мной лежало далеко не всё с того «иконостаса».

Мао в искусстве. К 120-летию председателя.

"Четыре сезона: лето", фрагмент, Лю Дахун, 1991
Официальный портрет Мао Цзэдуна с 1960 по 1966, группа художников при участии Чжан Чжэньши

Сегодня, 26 декабря, мир празднует 120-летний юбилей со дня рождения Великого Кормчего, поэта, политика, военного стратега Мао Цзэдуна (毛泽东, 1893-1976). Трудно представить в истории искусства Китая XX века более мощного источника вдохновения для творчества, в том числе и художников, чем Председатель Мао. Как же его образ раскрывался в изобразительном искусстве в разные моменты истории?

В память о ресторане “Пекин” в Москве (1957-1997)

Сталин и Мао слушают нас (из песни “Москва-Пекин”)

1 октября 1949 года на митинге на площади Тяньаньмэнь в Пекине было провозглашено образование Китайской Народной Республики. Москва откликнулась заверениями в дружбе и похожей на гимн торжественной песней «Москва – Пекин» (1949 г., музыка В. Мурадели, слова М. Вершинина), в которой утверждалось: «Русский с китайцем братья навек».

“Ой, цветет калина” – сериал о китайско-советских отношениях

Начало фильма начинается с описания 50-х годов ХХ века. 1 октября 1949 Мао Цзэдун  провозгласил создание Китайской Народной Республики. СССР, одно из первых государств, официально признавших КНР, стал активно содействовать развитию и процветанию соседней страны. В феврале 1950 был подписан договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи. В Китай направлялись лучшие советские ученые и разработчики, китайские студенты получили уникальную возможность обучения в Советском Союзе. Нередко можно было услышать: “Китаец и русский – братья навек”…

Этика и эстетика китайского плевка

С самых первых минут жизни в Китае меня обескураживали две распространенные привычки шанхайцев – плеваться всюду и носить парадные пижамы. К пижамам на улице я постепенно привык, а вот к плевкам – не очень. Когда Китай в моем представлении вышел за пределы «детского» Шанхая, я понял, что плюется весь Китай. Но почему?

Independent: Он вывел Китай из изоляции

Вот таких людей надо знать в лицо, как мне кажется. Ведь не попади Хуан Хуа в китайское правительство, может не пошла бы 改革开放 Дэн Сяопина, зависевшая от иностранных инвестиций и того, как Запад примет коммунистический Китай. А Хуан Хуа был министром иностранных дел с самого начала дней сяопиновых. И за отведенный ему срок и с США помирился, и с Японией, и Индией, и даже с Советским союзом. Простите, что под катом много букв, но это интересно. Не удержался.

Хуан Хуа был первым человеком, к кому обращались иностранные государства, желавшие установить контакт с Китаем

Хуан Хуа сыграл центральную роль в формировании современной китайской международной политики, сумев восстановить дипломатические отношения между Китаем и США и значительно повлияв на размораживание отношений с Советским союзом; он также принимал участие в мирных переговорах, положивших конец Корейской войне. Он был послом КНР в нескольких странах, а затем и первым постоянным представителем своей страны в ООН. Под венец своей карьеры он был премьер-министром и вице-премьером Китая. Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер восхищался «дипломатическими способностями, проницательносью и цепкостью» Хуан Хуа и называл его «одним из самых способных госслужащих из всех, когда либо повстречавшихся ему» и «другом, которому можно доверять».

Сладкое слово – “демократия”

Почти сразу после смерти Мао Цзэдуна новое руководство КНР заговорило об окончании «культурной революции». В октябре 1976 года ЦК КПК было опубликовано информационное сообщение о разгроме «банды четырёх». Это было фактическим отказом от проводившейся в течение десяти лет политики. На III пленуме 11-го созыва в 1978 году состоялся окончательный поворот от «перманентной революции» к строительству — в истории современного Китая начался новый этап. Через три десятилетия после смерти Великого Кормчего во всё ещё коммунистическом Китае заговорили о демократии.