Велик ли путь “внутренней чистоты”?

Пока в России и на Западе обращаются к мудрости древнекитайской философии и космологии, пробираясь сквозь абстрактные заросли Дао Дэ Цзина, в Китае набирают популярность тренинги нейролингвистического программирования (НЛП). Традиционные механизмы регулирования взаимоотношений между членами семьи или коллегами не успевают модернизироваться вслед за изменениями в обществе, что заставляет современных китайцев искать решения в практиках и техниках за рубежом. Редактор Магазеты Дарья Бокова решила узнать подробности из первых рук и взяла интервью у сотрудницы одного из китайских НЛП центров “Zhong Ying Zhi Dao” (中莹之道). 

Неизвестный даосизм. Часть 3

Управление государством у Лао-цзы

Люди всегда хотели справедливого государства. Но все мятежи и революции обозримого прошлого в итоге оборачивались бюрократией. Как гласит высказывание Бисмарка: «Революцию замышляют романтики, делают фанатики, а плодами её пользуются мерзавцы». Так почему же, несмотря на справедливое негодование возмущенного народа, он всегда оказывается «крайним», невзирая на количество кровавых попыток сбросить с себя ярмо рабства?

Современное общество не дает ответа на этот вопрос, предпочитая гасить недовольство «электората» разнообразием выборов и богатством расцветок «калейдоскопа кандидатов». Эту ширму сегодня принято называть «демократией», тогда как двух основных принципов афинской демократии – выбора в управление того, кого знаешь лично (а значит и ответственности избранного) и участия почти каждого гражданина в делах управления (обилие государственных должностей в Древних Афинах приводило к тому, что каждый гражданин за свою жизнь не раз занимал различные должности, приобщаясь к управлению государством и постоянно участвуя в его жизни) современная имитация никак не реализует.

В результате «самой справедливой формой управления» сегодня считается выбор неизвестно кого и практически с завязанными глазами (исключение составляют лишь первые лица государства, да и то, как правило, уже после того, как они проявили себя в процессе реального управления, постфактум). Остальная середина и низ выбранной пирамиды практически ничем не отвечают перед своими избирателями, посвящая подавляющее большинство своего времени борьбе элит за доминирующее влияние. Круг обратной связи разрывается и так до следующих выборов, когда “народные избранники” вдруг вспомнят, наконец, что надо что-то сделать, чтобы не лишиться своих мест.

Лао Николаевич Толстой, или как в России познали Дао

«Я было хотел начинать учиться по-китайски». Именно так однажды написал Толстой в своем дневнике. И эта фраза не была порывом врожденной страсти к самообразованию или стариковской блажью, выучить китайскую грамоту Лев Николаевич захотел, стремясь как можно лучше понять учение другого знаменитого старца – Лао-цзы. ((Вот это мотивация, не правда ли? Каждый, кто когда-нибудь преподавал китайский меня поймет.))

Повеление Неба. От Конфуция к Толстому

Наш давний друг и писатель Владимир Бондаренко от правил свою статью “Повеление Неба”, специально для читателей Магазеты.

В одной из своих лекций Михаил Бахтин отметил: «Жизнь Толстого была необычайно органической, с точки зрения индийских мудрецов — классической. Юность он посвятил наукам. В последующие годы предался кутежам и разгулу. В 35 лет женился и занялся приобретением богатства и славы . На склоне лет — отрекся от мирской суеты и посвятил себя служению Богу».

В эту мирскую суету Лев Толстой включал даже написание «… дребедени многословной вроде „Войны и мира“ я больше никогда не стану». Это был путь из писателей в философы. Но и в философии он делает упор на мыслителей и пророков древнего Востока. Как он пишет: «Отброшено всё посредственное, осталось одно самобытное, глубокое , нужное , остались Веды, Зороастр, Будда, Лаодзе (Лао-Цзы), Конфуций…». Это было как бы второе рождение уже не писателя , а оригинального философа Льва Толстого. Произошло это в восьмидесятые годы Х1Х века. И продолжалось до конца жизни. Уже на последнем году жизни в 1910 году его секретарь и друг Д. П. Маковицкий записал в своем дневнике (от16 августа): «Вчера вечером была игра, каждый записывал на один листок двенадцать самых великих людей, а на второй — самых любимых, исключая Христа и Толстого. Л.Н. и Софья Андреевна написали только по одному листку, у них одни и те же любимые и великие люди. Л.Н. написал: «Эпиктет, Марк Аврелий, Сократ, Платон, Будда, Конфуций, Лао-Тзе, Кришна, Францисск Ассизский, Кант, Шопенгауэр, Паскаль».