Гроты Драконовых ворот – плюс в карму императору

Лунмэнь

Более тысячи лет назад утес на берегу реки Ихэ стал местом грандиозного проекта, цель которого добавить “плюсов в карму” правящей династии и отдельным личностям. За почти 250 лет склон был украшен буддийскими скульптурами – более 100 000 изображений, высотой от нескольких сантиметров до 17 метров. Гроты Лунмэнь (龙门石窟) потеряли свою сакральную значимость еще в середине 8 века, но и сейчас – спустя двенадцать столетий – они рассказывают истории павших династий и исчезнувших культур. Антрополог и фотограф Лена Килина отправилась в морозный Лоян, чтобы запечатлеть один из самых значимых памятников мировой истории – гроты Драконовых ворот.

Буддизм проник в Ханьскую империю (206 до н. э. — 220 н. э.) вместе с купцами из Центральной Азии, где он получил распространение раньше. Первое письменное свидетельство наличия буддийского сообщества датируется 65 годом н. э. В отличие от даосизма – народной религии, учение Будды сначала завоевывало сердца элит, а лишь со временем набирало популярность в других слоях общества. Также, скорее всего, первое время Будда воспринимался как еще одно даосское божество, просто обитающее на Западе, и для большинства и сейчас он остается объектом поклонения, способным защитить или принести удачу, а не учителем философских истин.

Тем не менее, учение через переводы и пилигримов постепенно проникает и в беседы, и в головы, а буддийские монахи все чаще становятся собеседниками высшего света ханьцев уже во время следующей единой династии – Цзинь (265-420). Во время последующего периода “феодальной раздробленности” буддизм получает распространение у правящего круга северных кочевников, в числе которых и род Тоба из племени сяньби.

Вступив в союз с империей Цзинь против других кочевников, род Тоба получает титул и собственное царство в придачу – Дай. Оно просуществовало 60 лет, а в конце концов было завоевано другим варварским государственным образованием. Царство Дай вполне могло бы кануть в Лету, последовав примеру многих других, если бы не внук последнего князя, который возвратил независимость и основал династию Северная Вэй.

Хотя правители Северной Вэй активно привлекали ханьцев к госуправлению, но в течение 3-4 поколений на важнейшие посты их не выдвигали. Но спустя век правления начинается процесс китаизации: вводят китайские фамилии, заставляют учить иероглифы, носить китайскую одежду и даже переносят столицу в старый ханьский город — Лоян.

Более тысячи лет назад утес на берегу реки Ихэ стал местом грандиозного проекта

В 493 году, когда новой столицей династии стал город на берегу реки Ихэ, буддизм уже был буквально государственной религией: и двор, и сам император, и многие жители поклонялись Будде. Свидетельство значимости буддизма на государственном уровне можно найти недалеко от старой столицы Северной Вэй – Пинчэна (современного Датуна). Там буквально за 30 лет (с 465 до 494) было создан огромный пещерный комплекс – 252 ниши с 51 000 статуй.

Более 2300 ниш и 100 000 буддийских скульптур

Перенос столицы потребовал благословения высших сил, а лучший способ заручиться их поддержкой – финансировать строительство пещер с буддийскими скульптурами. Первым донором и, по всей видимости, инициатором проекта стал один из родственников императора и по совместительству буддийский монах Хуэйчэн. Как отмечено в его выгравированном посвящении, он надеялся, что буддаугодное дело окажет духовную поддержку императору и правящей династии в их непростом решении по переносу столицы.

От нескольких сантиметров

Самый древний комплекс – в пещере Гуян (古阳洞) — включал 8 больших статуй Будды, причем семь из них выполнены в традиционном для Центральной Азии стиле, а восьмой – с уникальными китайскими чертами (одеянием и положением рук). По одной из версий, семь Будд символизировали шесть прошлых и одного настоящего императора Северной Вэй, а восьмой – будущего.

До нескольких метров

Заказчиками многочисленных скульптур и ниш выступали не только члены императорской семьи, среди патронатов немало аристократов и просто состоятельных жителей столицы. Часто нишу заказывали в честь умершего родственника — считалось, что это благоприятно скажется на его перерождении.

Центральный грот комплекса Биньян

Следующий комплекс – Биньян (宾阳洞) – был построен следующим императором Сюаньу в честь своих родителей. За 24 года работ в них приняло участие 802 366 мастеров. Оригинально планировалось сделать три скульптурные группы в трех гротах, однако из-за дворцового переворота и смерти главного мецената был завершен лишь центральный грот. Северная и южная пещеры были закончены уже при династии Тан. Три группы олицетворяли трех Будд: прошлого, настоящего и будущего. В центральном гроте два огромных барельефа с изображением императорской процессии были вывезены в середине 1930-х за рубеж. Сейчас оба находятся в США: один – в Метрополитен-музее Нью-Йорка, а другой – в коллекции музея Нельсон-Аткинс в Канзасе.

Не все Будды пережили 20 век в целости и сохранности

Самый же знаменитый грот Лунмэня – с огромным Буддой Вайрочана – был построен уже при династии Тан в 672-676 годах императрицей У Цзэтянь, на тот момент де-факто правительницей страны при пережившем инсульт императоре Гаоцзуне. Позже она даже приняла высший титул, став единственной женщиной-императором в истории Китая. Построенный в Лунмэне грот Фэнсянь (奉先寺) вполне отражает размах личности императрицы. В центре просторного грота (39 на 35 м) находится 17-метровая скульптура Будды, напоминающая внешне саму императрицу.

Самый большой грот Фэнсянь был построен при женщине-императоре У Цзэтянь
17-метровый Будда с 4-метровой головой и 1.5-метровыми ушами

У Цзэтянь умирает в 705 году, тогда же столицей империи вместо Лояна становится город Чанъань (современный Сиань). В 755 году во время восстания Ань Лушаня город подвергается разграблению, который сказывает на благосостоянии и города, и основных бенефициаров буддийского искусства.

Небесные цари охраняют стороны света

Вплоть до конца 19 века гроты Лунмэнь были вне особого внимания, пока не были “открыты” японскими студентами-искусствоведами. В последующие полвека к ним интерес проявляли японские археологи, европейские востоковеды и американские коллекционеры: активная фотосъемка позволила запечатлеть скульптуры в оригинальном виде, а бесконтрольный демонтаж и продажа барельефов и статуй на антикварном рынке навсегда нарушили внешний вид тысячелетних Будд, оказавшись более серьезным испытанием, чем века.

Фотографии: Лена Килина

Wǒ  Magazeta

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Автор: Ольга Мерёкина

Родилась во Владивостоке. Живет в Ханчжоу и Шанхае. BA (2007) востоковедение, MA (2014) современное искусство и кураторские исследования. Участник арт-коллектива Illumin8tors.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *