- РЕКЛАМА -
Магазета Культура Книги Интервью с Майком Фу, переводчиком «Сахарских историй» Саньмао

Интервью с Майком Фу, переводчиком «Сахарских историй» Саньмао

Мировые границы на замке, но мы знаем, как попасть в Сахару!

-

В свете пандемических, политических и социальных потрясений, которые обрушились на нашу планету как из рога изобилия, многие поклонники китайской литературы пропустили одно из ярких литературных событий этого года – выход в свет сборника автобиографических рассказов тайваньской писательницы Саньмао «Сахарские истории» на английском языке. Инна Островская взяла интервью у Майка Фу, переводчика этого произведения, и узнала, как возникла идея проекта, какие трудности перевода пришлось преодолеть и почему русскоговорящей аудитории будет интересно познакомиться с творчеством Саньмао.

Саньмао[1] (三毛) — это литературный псевдоним тайваньской писательницы и переводчицы Чэнь Маопин (陳懋平, позже имя было сокращено ею до Чэнь Пин). Она родилась в 1943 году в провинции Сычуань в семье юриста, в шесть лет с родителями переехала на Тайвань. Еще в детстве Саньмао зачитывалась древней китайской и мировой классикой, но оценки в школе и отношения с учителями оставляли желать лучшего, потому родители позволили дочери сделать перерыв в учёбе. Семь лет Саньмао занималась самообразованием, рисовала, играла на пианино, изучала иностранные языки. Она владела английским, японским, немецким, французским и испанским языками.

После недолгой учёбы в Университете китайской культуры в Тайбэе Саньмао уехала в Испанию, потом в Германию, жила и работала в Америке, вышла замуж на испанца Хосе Мария Керо-и-Руис. С ним она и попала в пустыню Сахара — место, о котором мечтала с детства. Здесь она прожила три года. Именно в пустыне была написана её самая счастливая глава жизни, богатая яркими, радостными, порой трагичными и волнительными странствиями, ставшими источником сюжетов для более 20 книг Саньмао. Первые очерки Саньмао о Сахаре появились в газете «Ляньхэбао» в 1974 году, каждый рассказ был словно глоток свежего воздуха для женщин консервативных тогда обществ Тайваня, Гонконга и материкового Китая.

Саньмао и Хосе Мария Керо-и-Руис в пустыне

В 1979 году Хосе трагически погибает во время дайвинга, убитая горем Саньмао возвращается на Тайвань, пытаясь найти спасение в работе, преподавании и написании книг. По поручению тайваньских издательств писательница совершает путешествие в Центральную и Южную Америку, но и это не спасает её от глубокой депрессии. Ударом для всех поклонников Саньмао стало известие о том, что после успешно проведённой операции её нашли повешенной в собственной палате. Ей было 47 лет.

Майк Фу и «Сахарские истории»

Жизнь и творчество Саньмао до сих пор рождает множество вопросов, вызывает восхищение уже не одного поколения читателей. Несомненно, с переводом «Сахарских историй» на английский язык почитателей творчества Саньмао станет ещё больше. Книга была переведена Майком Фу и выпущена в свет издательством Bloomsbury Publishing, британское издание вышло в ноябре 2019 года, а американское — в январе 2020-го.

Интервью Инны Островской с переводчиком Майком Фу

Как специальный корреспондент Международного радио Тайваня в Нью-Йорке я, Инна Островская, решила связаться с переводчиком «Сахарских историй» Майком Фу, который также живёт в Большом Яблоке, и записать интервью для нашей радиостанции и расшифровать его для читателей «Магазеты».

В послесловии переводчика Майк Фу рассказывает о своём детстве. Родившись в Китае в провинции Хубэй, Майк попал Америку в возрасте пяти лет после непродолжительного пребывания в Европе.

— Я вырос на Восточном побережье и какое-то время жил на Среднем Западе, учился в университете в Калифорнии, окончил аспирантуру в Нью-Йорке. Около 20 лет назад мои родители вернулись в Китай, что позволило мне чаще бывать на родине и, конечно, способствовало лучшему овладению китайским языком и изучению китайской культуры и литературы. Примерно тогда же я начал заниматься переводом с китайского языка на английский.

«Сахарские истории» стали подарком на мой день рождения, ранее я никогда не слышал о Саньмао. Вы понимаете, я вырос в Америке, ничего не знал о литературе на китайском языке. Помню, как брал эту книгу каждый день и читал в нью-йоркском метро, и вдруг обнаружил глубокую эмоциональную связь с автором, её голосом, с рассказами… Я был шокирован, узнав, что никто никогда не переводил это произведение на английский язык. Рассказы произвели на меня такое глубокое впечатление, что я подумал, было бы здорово перевести их на английский язык. Хотя у меня не было ни малейшего представления, как это делается, эта мысль не оставляла меня. И я начал искать пути для реализации этой идеи.

О женщине с тремя именами

— Интересно, что Саньмао – это литературный псевдоним, который Чэнь Пин позаимствовала у героя-странника популярного в Китае комикса, автором которого был известный в 1930-е годы иллюстратор из Шанхая Чжан Лэпин (张乐平). В обычной жизни муж и иностранные друзья обращались к Саньмао по имени Эко, то есть это было второе имя, которое быстро прижилось. А Чэнь Маопин — это имя, данное при рождении. В детстве она сократила его, потому что иероглиф 懋 (мао) было трудно писать. Мне кажется, три разных имени — это стороны её идентификации в жизни и творчестве. В любом случае, как бы мы ни называли автора, она была удивительной личностью. Саньмао вдохновляла молодёжь того времени, особенно женщин, она стала символом духа независимости, бесстрашия, объектом подражания и обожания, образом межкультурной свободы и жила очень интересной, насыщенной жизнью.

Саньмао с мартёшками

— Многие видели Саньмао гордой и недоступной, но из интервью с ее близкими складывается ощущение, что она была очень нежной, заботливой и чувствительной личностью. Какой увидели её вы?

— Думаю, она точно была добросердечным человеком, в ней жило неисчерпаемое чувство эмпатии к людям. Конечно, она была чувствительна, как и все писатели. Все мы чувствительны от природы. Не думаю, что Саньмао была недоступной, она была простой, могла заговорить с любым прохожим.

Я был на Канарских островах, где Саньмао и Хосе жили, покинув Африку. Был и в их доме, общался с их соседями и встречался с их друзьями той поры. Некоторые их воспоминания забавны. Например, одна тайванька, которая в 80-е годы была подростком, помнит, что Саньмао была яркой, значимой фигурой китаеязычного сообщества на острове, довольно прогрессивной, сидела на коленях Хосе в ресторане. Саньмао всегда была сама собой независимо от обстоятельств. Может, кто-то назовёт это вызывающим, скандальным, ведь традиционно китайские женщины не проявляли чувств на публике.

Саньмао и Хосе

Ещё один интересный момент — испанское правительство на Канарах только недавно узнало об истинной причине огромного потока тайваньских и китайских туристов на их острова, а именно туда, где жили Саньмао и Хосе. Многие блогеры записывают там видео, приезжая отдать дань памяти, в результате дом писательницы стал туристической достопримечательностью. В 2016 году, когда я там был, такого потока ещё не было, думаю, недавние переводы Саньмао на испанский и каталонский языки, мой перевод на английский, а также перевод коллег на польский язык, способствовали росту интереса к жизни Саньмао.

— Вы уже сказали, что в 1980-е годы Саньмао была иконой, ролевой моделью для женщин Тайваня, Гонконга и материкового Китая. Можно ли провести некие параллели между Саньмао и современным травел-блогерами и IT girls?

— Если бы Саньмао жила в наше время, в последнюю очередь она была бы IT girl, возможно — тревел-блогером. Думаю, она бы так же занималась литературой, отдавала бы предпочтение своим интересам и устремлениям. Безусловно, в социальных медиа у неё было бы много поклонников, но я не смогу назвать её инфлюенсером, потому что это определение слишком поверхностно, чтобы описать масштаб её влияния на китаеязычное общество в 70-80-е годы. Подобных авторов сейчас нет. Уверен, что Саньмао с энтузиазмом воспользовалась бы возможностями современного мира (по крайней мере теми, что были у нас до пандемии) — путешествовать по разным странам, узнавать новые места и культуры, общаться с людьми с разным бэкграундом.

Трудности перевода

— В целом в переводческой работе, а особенно в переводе с китайского на английский язык, много трудностей. Саньмао очень часто использует китайские пословицы и идиомы, также в её рассказах много аллюзий к древней китайской поэзии, много упоминаний китайских исторических личностей. Для меня это стало вызовом: надо было вычислить непонятные иноязычному читателю вещи, объяснить эти явления и понятия в сносках или примечаниях ясно, но без лишнего углубления. Это оказалось сложно.

Кроме того, Саньмао пишет по-китайски о своем опыте проживания в испанском районе мусульманской Африки, говорящей по-арабски. Поэтому в тексте много транслитераций арабских слов, и чтобы их понять и перевести, мне надо было провести дополнительные исследования, даже просить о помощи носителей арабского языка. Это большая работа, но очень увлекательная, столько простора для перевода. Огромное удовлетворение, когда находишь подходящее слово, верную интерпретацию.

Саньмао в пустыне

— В мой сборник рассказов на китайском языке включены письма Саньмао из Сахары родным на Тайвань. Планируете ли вы перевести и эти письма?

— Я переводил последнее тайваньское издание «Сахарских историй» 2011 года, оно было без писем. Интересно будет когда-нибудь перевести дополнительные записи, связанные с рассказами из Сахары, письма или другие документы, но планов сделать это именно сейчас у меня нет.

Саньмао – определенно та писательница, которая заслуживает вашего внимания. К сожалению, пока не существует перевода её рассказов на русский язык, но есть переводы на английском, испанском, каталонском, голландском, польском, японском и корейском. Если вы читаете Саньмао впервые, то несомненно она удивит вас: своей жизнью, приключениями, прогрессивностью взглядов, юмором, теплотой и добротой. Она особенная, и её творчество никого не оставит равнодушным.

Пока границы многих стран закрыты, вы можете начать свои приключения, открыв книгу «Сахарские истории». Вас мгновенно унесёт в дюны, обдаст горячим песчаным ветром, пробегающая рядом ящерица коснётся хвостом вашей ноги. От неожиданности вы даже вскрикнете, но смех окруживших вас берберов и мальчик, протягивающий тёплую лепёшку, подскажут, что никто вас тут не обидит.

За чтением произведений Саньмао

Автор: Инна Островская, доктор гуманитарных наук, переводчик и журналист «Международного радио Тайваня»

Фото предоставлены автором.

Редакторы: Анастасия Потиевская и Полина Струкова

Wǒ ❤ Magazeta

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

Примечания

  1. Прим. ред.: традиционно имя 三毛 записывается в русском языке как «Сань Мао», но в данном материале мы пошли навстречу автору и по настоянию оставили авторский вариант «Саньмао».[]
- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Аватар
Редакцияhttp://magazeta.com
Редакционный аккаунт для важных сообщений
Подписаться
Уведомления на
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x