Роберт ван Гулик, предисловие к «Знаменитым делам судьи Ди», часть 3

Судья Ди

Первое дело можно назвать «Двойное убийство на рассвете» — жестокое убийство, совершенное из корысти. Это дело знакомит нас с опасной жизнью торговцев шёлком, которые скупают сырец за бесценок в сезон сбора шёлка в провинции Цзянсу, а затем выгодно перепродают его на севере страны. Эти странствующие торговцы — требовательные покупатели и хитрые дельцы. Они отлично умеют драться и хорошо знают все опасности и ловушки на дорогах Китая. В этом деле читатель оказывается на знаменитом Шёлковом пути, пролегающем через провинцию Шаньдун, и знакомится с плутоватым управляющим складами с шёлком, хозяевами постоялых дворов, разбойниками и всеми теми, кто кормится с большой дороги.

Роберт Ван Гулик, предисловие к «Знаменитым делам судьи Ди», часть вторая

Начало статьи читайте здесь.

А если, в дополнение к вышеперечисленному, еще и вспомнить,  что автор считает за данность осведломленность читателя с судебной системой, манерами и традициями Китая, то станет ясно, что переводить китайский детектив для западного читателя – всё равно что переписать его от начала до конца. И даже в этом случае перевод будет изобиловать сносками. Это верно, что время от времени попадающиеся сноски добавляют детективной истории весомости и правдимости, как,  например, в детективах Стивена Ван Дайса, однако, пространные сноски на каждой второй странице вряд ли придутся читателю по душе.

Таким образом, перед тем как представить перевод китайского детективного романа западному почитателю этого литературного жанра,  мне необходимо было найти некий детектив, в котором было бы как можно больше чистой дедукции и как можно меньше тех специфических черт китайского детектива, которые я описал ранее.

По моему мнению, всем этим требованиям отвечают «Знаменитые дела судьи Ди» – китайский детектив 18 века, написанный неизвестным автором.

Роберт ван Гулик и судья Ди

Недавно в одном из букинистических магазинов мною был отрыт ценнейший раритет — переизданный в семидесятых годах в Нью-Йорке экземпляр «Знаменитых дел судьи Ди» (Celebrated cases of judge Dee (Dee Goong An) An authentic eighteenth-century Chinese detective novel) Роберта Ван Гулика.  Гулик был  человеком очень интересной судьбы и одним из выдающихся умов востоковедения 20 века. Родом из Голландии, своё детство он провёл Индонезии, где его отец служил врачом. Еще в детстве Роберт овладел разговорным малайским, яванским и китайским языками  и решил связать свою судьбу с Востоком. Подробно на персоналии Гулика останавливаться не буду,  в интернете довольно много информации о нём, хотя бы русскоязычная статья в Википедии. Гулик был автором фундаментального труда «Сексуальная жизнь в древнем Китае», книги «Гиббон в Китае»,   монографии об индийской тайнописи «сиддхам»,  писал о китайском инструменте цин, тушечницах, в которых прекрасно разбирался,  перевел китайский учебник юриспруденции XIII века, написал диссертацию о японском лошадином божестве Хаягрива, список можно продолжать и продолжать. Однако, широкому читателю Гулик известен прежде всего как автор серии детективов о судье Ди.  В 1941—1945 годах Гулик работает над переводом китайского детектива 18 века,  главный герой которого, судья Ди — реальный исторический персонаж династии Тан. В 1949 в Токио наконец выходит первый полноценный перевод китайского детектива с предисловием и послесловием Гулика, в семидесятых книгу переиздают в Нью-Йорке после чего выпуск детектива прекращается и она становится раритетом. «Знаменитые дела судьи Ди» были переведены и на русский язык, однако, во всех попавшихся мне вариантах предисловие Гулика отсуствует. Возможно, для обывателя потеря невелика, однако, я считаю, что для китаистов предисловие является интересным страноведческим и культуроведческим материалом. Ниже привожу свой перевод небольшой части предисловия Гулика.

Ши Тешэн

Ши Тешэн родился в 1951 году в уезде Чжо (ныне г. Чжочжоу), провинции Хэбэй, в 16 лет он заканчивает школу уже в Пекине и через 2 года его, как и 17 миллионов других молодых городских соотечественников, отсылают «В горы и сёла» на «трудовое перевоспитание» в рамках Культурной революции. Ши направляют в уезд Яньчуян провинции Шэньси, где он работает на заводе.

В 20 лет Ши теряет подвижность обеих ног (по одной версии в результате производственной травмы на заводе, где он работал, по другой — в автомобильной аварии). Он возвращается обратно в Пекин, где для него наступает долгий и мучительный период привыкания к новой жизни в коляске. С 1974 по 1981 гг. он работает на пекинском заводе по строительству дорог «Синьцяо», в этот же период он начинает писать.

Юй Хуа

«Путь культурного развития, который Европа шла 400 лет, Китай проскочил за 40, это я описал в своём романе».

— Юй Хуа о романе «Братья»

Пять лет назад этот роман был ошеломительно популярен в Китае, его читали все, и продавали везде. Мне хочется рассказать поподробнее о его авторе, одном из наиболее стоящих писателей современной китайской литературы.

Юй Хуа родился 3 апреля 1960 года в г.Ханчжоу (провинция Чжэцзян) и был вторым, младшим, ребёнком в семье. Спустя несколько лет семья переехала в уездный городок Хайянь, где, по словам Юй Хуа «…сбылась мечта отца, который всегда мечтал получить место хирурга» , сам Юй Хуа Хайань не любил и отзывался о первых годах детства в Ханчжоу как лучших годах своей жизни. Оба родителя будущего писателя были врачами, что в известной степени предопределило выбор Юй Хуа. В 16 он заканчивает школу и 2 года учится на дентиста, после чего до 1983 года работает по специальности. Позже во многих интервью он признавался: «Открытый рот — одно из самых отвратительных зрелищ во всем мире» .