Наместники Дракона: как управляется современный Китай в регионах

34
709

Наместники Дракона: как управляется современный Китай в регионах - Магазета

Говоря о современном внутреннем устройстве Китая, мы зачастую не можем выйти из узких рамок анализа ситуации на самых верхах. Складывается ощущение, что абсолютно вся китайская политика сконцентрирована там, в центре Пекина, за воротами Чжуннаньхая. Однако заметим, что не меньшее, а в практическом отношении, возможно, и большее, значение имеет рассмотрение вопросов, связанных с тем, как функционирует власть в регионах.

Именно исследование китайской системы власти и управления на местах является основной сферой моих научных интересов. Если в двух словах, своей научной работой я хочу ответить на вопрос – как именно управляется Китай в регионах. Данный текст является попыткой дать краткий, в меру академический, в меру читабельный, обзор того, как это происходит на практике, и ответить читателям на вопросы, возможно возникающие у них при знакомстве с китайскими внутриполитическими реалиями.

- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Итак, под системой власти и управления на местах мы, с одной стороны, подразумеваем всю совокупность партийных и административных органов, действующих на всех уровнях административно-территориального деления (провинциальный, окружной, уездный и волостной). С другой стороны, имеем в виду тот слаженный и продуманный механизм, который обеспечивает реализацию властных решений, принимаемых как Центром, так и местными партийно-административными органами.

Говоря о Китае, следует отметить, что местная система власти (давайте иногда для упрощения говорить так) характеризуется тремя основными характеристиками. Во-первых, это сосуществование, а точнее сращивание, государственного аппарата и правящей партии. Во-вторых, это наличие нескольких уровней власти, соответствующих уровням административно-территориального деления, которые находятся между собой в четко регламентированных отношениях управления и подчинения. В-третьих, это наличие большого количества исключений, и отхождений от общей практики, что легко объяснимо, учитывая масштабы Китая и огромное значение местной специфики. Существует также целый ряд особенностей и нюансов, знание которых позволяет понять всю специфику работы китайской бюрократической машины — о них ниже.

Итак,знакомство с дуалистичным характером китайской системы власти вряд ли вызвало бы удивление у поколения людей, выросших в Советском Союзе – у нас было примерно то же самое. Между тем, по опыту работы со своими студентами, знаю, что для современной молодежи именно этот аспект вызывает непонимание и внутренний протест. О месте и роли правящей Коммунистической партии Китая (中国共产党, она же 中共) можно говорить часами. Если вкратце,  нужно понимать следующее: партийная система существует одновременно с государственной, тесно с ней переплетена, сплошь и рядом представлена одними и теми же людьми, но все же (!) представляет собой принципиально другую плоскость системы власти. И говоря о том или ином властном органе, той или иной персоналии, совершенно необходимо четко разделять партию и государство.Например, весьма ошибочно было бы сказать, что Президент России Путин встретился с генеральным секретарем КПК Си Цзиньпином (например), так как у товарища Си есть конкретный ответственный пост в государственной системе – он является заместителем Председателя КНР. А вот для контактов руководства «Единой России» с теми же людьми уместно использование их партийных должностей (члены Постоянного комитета Политбюро Центрального комитета, секретари провинциальных комитетов КПК и так далее).

Классический сюжет провинциальной политической фотографии: ответственные работники на фоне торжественной надписи. (Если бы над серпом и молотом была бы звездочка – это был бы флаг Советского Союза, а так – это флаг Коммунистической партии Китая).
Классический сюжет провинциальной политической фотографии: ответственные работники на фоне торжественной надписи. (Если бы над серпом и молотом была бы звездочка – это был бы флаг Советского Союза, а так – это флаг Коммунистической партии Китая).

На практике партийное руководство всегда выше административного. Этот факт объясняется не только некой политической философией, но и наличием вполне конкретного политического механизма. Глава местной администрации естественно входит в местный комитет партии (共产党委员会 или просто 党委), причем является заместителем первого секретаря парткома (党委副书记). Будучи подчиненным местного «партийного босса» по партийной линии, он естественно занимает нишу «руководителя № 2», тогда как первенство принадлежит секретарю парткома (党委书记 или 党委领导).

Наиболее характерный пример – распределение высших должностей в районах национальной автономии. Номинальным главой района является представитель местного нацменьшинства (например, в Яньбянь-корейском автономном округе губернатором всегда является кореец), но руководство в местном партийном комитете, а значит и реальная власть в регионе, принадлежит ханьцу. Считается, что «партийный босс» больше занимается местными вопросами, оставляя сферу внешних сношений для главы администрации, однако на практике сплошь и рядом приходится сталкиваться с исключениями из этого эмпирическим путем выведенного правила.

В условной иерархии ганьбу между партийной должностью секретаря провинциального парткома и административной должностью губернатора находится должность министра. Скажем, в свое время восходящая звезда китайской политики Сунь Чжэнцай был направлен руководить провинцией Цзилинь в качестве секретаря провинциального парткома из кресла министра сельского хозяйства (совмещается с должностью секретаря партийного комитета соответствующего министерства), а на его место в Госсовет отправился прежний губернатор этой провинции Хань Чанфу. Позднее Сунь был переведен на более ответственное место работы – в партком города центрального подчинения Чунцин, с перспективой перевода в центральные органы партии и государства по итогам следующего съезда КПК, а Хань был зачислен в кадровый резерв для выдвижения на должность руководителя провинциального парткома.

Другой классический сюжет – ответственный работник на трибуне и в цветах. (Бывший министр и нынешний провинциальный «партийный босс» Сунь Чжэнцай).
Другой классический сюжет – ответственный работник на трибуне и в цветах. (Бывший министр и нынешний провинциальный «партийный босс» Сунь Чжэнцай).

Несмотря на руководящую и направляющую роль КПК (и в этой фразе нет ни тени иронии), реальным рутинным управлением занимаются все же административные органы, которые в Китае представлены Народными правительствами (人民政府). Правило хорошего китаеведческого тона – не забывать об эпитете «народный», хотя по сути это такие же правительства/администрации, как и в российских регионах. Подавляющее большинство их сотрудников – своего рода наемные менеджеры на госслужбе, движение которых по карьерной лестнице зависит, прежде всего, от выслуги лет, и которые мало подвержены традиционной для руководящих кадров ротации. Одной из особенностей в их работе является наличие института государственных экзаменов на замещение должности, без сдачи которых резко подняться по чиновничьей иерархии невозможно (в отличие от России, где в вице-губернаторы Приморского края можно попасть с должности директора одного из московских домов культуры, например). Провинциальный партийный комитет находится в подчинении у центральных органов КПК, является ответственным за работу провинциальных органов власти и управления: Народного правительства и Собрания народных представителей (что несложно, учитывая, что там в руководстве сплошь члены партии), а также непосредственно руководит подчиненными ему окружными парткомами. Те в свою очередь находятся в том же положении, но на ступеньку ниже и руководят уездными парткомами. Те – волостными и так далее, вплоть до низовых партийных организаций, которые, как известно, должны создаваться во всех трудовых коллективах, где есть хотя бы три члена Коммунистической партии.

В любом случае, карьера делается не в Народных правительствах, а в партийных комитетах, и движение от одной руководящей должности к другой в рамках административной системы является лишь отражением успехов в партийном закулисье. Знаменитая практика ротации касается лишь высших руководителей местных правительств. Губернаторы в Китае, как правило, приезжие, тогда как вице-губернаторы и начальники департаментов чаще всего представляют местные кадры (что отнюдь не является признаком их происхождения из этой провинции, потому как родиться в одной провинции, учиться в другой, а начать работать вообще в третьей – нормальная практика для современного Китая). Председатели Народных правительств назначаются решением соответствующего Собрания народных представителей, но в реальности, конечно же, это решение предопределено заранее сделанным выбором по партийной линии (местный партком рекомендует местному СНП то, что было спущено ему сверху).

Антология классических сюжетов провинциальной политической фотографии продолжается: ответственные работники инспектируют.
Антология классических сюжетов провинциальной политической фотографии продолжается: ответственные работники инспектируют.

Народные правительства провинций подотчетны, с одной стороны, Собраниям народных представителей провинции, а с другой стороны, вышестоящему органу исполнительной власти – Госсовету. Аналогичная система действует на всех уровнях административно-территориального деления. Все, что ниже – комитеты сельских и городских жителей – относится уже к системе местного управления и работает по иным законам. Глав Народного правительства всегда уместно называть «председателями» (人民政府主席), а в некоторых случаях, в зависимости от статуса территории, «губернаторами» (省长, 州长) или «мэрами» (市长, 镇长). Аналога для китайских терминов «сяньчжан» (县长), «сянчжан» (乡长) и «цюйчжан» (区长), то есть понятий «начальник уезда», «волости» и «района» соответственно, в русском языке не существует, поэтому рекомендуется выкручиваться, обращаясь к полной должности чиновника: «Председатель Народного правительства ______ (нужное подставить)».

Законодательная власть на местах представлена Собраниями народных представителей (人民代表会议). Говоря о ней, следует отметить два момента: во-первых, именно через нее многонациональный народ КНР реализует закрепленное в Конституции право на обладание властью и, согласно китайской литературе, законодательная власть «ровнее» и «важнее» всех прочих; с другой стороны, как правило, органы законодательной власти, в основном состоящие из членов партии, служат лишь для «легализации» решений, ранее принятых на партийном уровне.

С точки зрения практики, важнейшей функцией СНП является назначение руководящих кадров. Всекитайское собрание народных представителей (全国人民代表大会 или 人大, читай: парламент) назначает Председателя КНР; провинциальное СНП — губернатора, окружное СНП – мэра и так далее. Это же касается их заместителей, а также руководства местных Народных судов и органов Народной прокуратуры. Кроме того, Собрания народных представителей направляют депутатов в вышестоящие органы законодательной власти. Непосредственно на прямых выборах избираются депутаты в СНП волостного уровня. Те в свою очередь из своего числа избирают депутатов в СНП уездного уровня, те – в СНП окружного уровня, те – в СНП провинций, и только на последнем этапе избираются депутаты ВСНП, которые за пятилетний срок созыва будут съезжаться в Пекин раз в год, причем постоянно законотворческой деятельностью будут заниматься только те из них, кто будет избран в Постоянный комитет. На практике система сплошь и рядом упрощается (например, в крупных городах несколько ступеней пропускается), но в любом случае, очевидно, что несистемные политики теоретически могут попасть в легистратуры низших ступеней, но не выше.

В системе власти и управления на местах существует ряд уникальных элементов. Например, Народно-политические консультативные советы (人民政治协调会议 или просто 政协). Эти органы формируются из представителей различных общественных организаций, социальных и этнических групп, так чтобы в них были представлены все слои населения. Товарищи, достойные быть туда избранными, подбираются специальным орготделом в структуре НПКС. Советы номинально выполняют совещательные функции при Собраниях народных представителей соответствующего уровня, но по сути являются лишь элементом имитации демократии и некой данью уважения корням современной китайской государственности (Народно-политическая консультативная конференция Китая 1-го созыва выполнила в 1949 году функции Учредительного собрания, а ее Программа до 1953 года выполняла функции «временной конституции»). На центральном уровне данный институт представлен Народно-политическим консультативным советом Китая, а на местах – НПКС соответствующих уровней. В отличие от Собраний народных представителей, различные НПКС различных ступеней не подчиняются друг другу; и отдельно взятый гражданин КНР (например, представитель нацменьшинства «элосыцзу» Николай Иванович Лунев) может стать депутатом Всекитайского совета напрямую.

Наместники Дракона: как управляется современный Китай в регионах - Магазета
Ответственные работники за работой. (Вот так скромненько выглядит обычное заседание городского Народно-политического консультативного совета).

Определенной спецификой отличаются так называемые районы национальной автономии. В Китае они представлены «автономными районами» (自治区), «автономными округами» (自治州), «автономными уездами» (自治县) и… «национальными волостями» (民族乡). Помимо чисто внешних признаков (использование местной письменности, большое количество государственных школ с преподаванием на местном языке), в таких районах предпочтение отдается кадрам из числа нацменов, и только нацмен может возглавить район в качестве председателя Народного правительства. Национальные волости по статусу ниже – реальной автономией местные нацменьшинства не обладают, хотя определенные внешние атрибуты «непохожести» сохраняются.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Иван Зуенко
Живу во Владивостоке. Выпускник Восточного института ДВГУ 2005 года. Раньше преподавал историю и политику Китая на кафедре Тихоокеанской Азии ДВФУ. Сейчас занимаюсь научными исследованиями в Институте истории, археологии и этнографии Дальневосточного отделения Российской академии наук. Стараюсь работать в разных направлениях: академическая наука, публичная экспертиза, науч-поп. Основные направления интересов: китайское общество в 1980-90-е, политическое развитие Китая, российско-китайское региональное сотрудничество, трансграничные проекты, Китай на постсоветском пространстве. Любимый город в Китае – Харбин. Любимый деятель китайского искусства – Цзя Чжанкэ. Любимое занятие в Китае – путешествовать и есть.

34
Оставить комментарий

avatar
14 Цепочка комментария
20 Ответы по цепочке
0 Подписчики
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
17 Авторы комментариев
ИльяВалентина АсмоловаДмитрийИванUngehindert Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новые старые популярные
Уведомления на
Илья
Илья

Да, да, мясо!!! Ещё давай!!!
Оч. круто))

Дмитрий
Дмитрий

Из всего этого я понял, что, если и договариваться, то сразу с кем-то из партии и желательно повыше :)

Иван
Иван

Ваня, только увидел твою статью. Молодец, очень обстоятельно у тебя получается. Надеюсь, когда-нибудь увидим твою книгу! А еще радует, что в родном институте так или иначе оседают молодые специалисты и дело не совсем загибается. Уважуха короче! Приедешь ко мне, выставлю тебе чистейшего эрготоу с тушеными яйцами!

VJet
VJet

спасибо, было очень интересно и познавательно.

Ольга Мерёкина

Иван Юрьевич, огромное спасибо за статью. На практике, думаю, что многие отмечали, что именно местные власти имеют огромные возможности для решения вопросов. Интересно, как у них обстоят дела со взятками?

И еще. Буквально вчера читала статью о одном из китайских миллиардеров. Он пытался вступить в партию в течение 18 лет! Это действительно настолько сложно? Мне почему-то казалось, что достаточно желания.

Иван
Иван

Среди книг есть еще сборник ИДВ РАН «Как управляется Китай» (М., 2001, 2004).
Поправлю немного — Гудошников ЛЕОНИД Моисеевич;-)

Данила
Данила

Прочитал и прослезился, думал, что сейчас до подобных тем ни у кого интереса нет. Сам писал диплом по «Роли и месту партийных организаций КПК на негосударственных предприятиях в эпоху реформ», тоже узнал для себя много нового. Обидно, что в отечественном китаеведении на данный момент этим практически никто не занимается. Есть буквально пара человек. На западе процесс активнее, но тоже не фонтан. А в китайских источниках действительно полезной информации зачастую бывает ничтожно мало. Мечтал устроить полевое исследование, но не было возможности.=( Автору за статье тотальный 尊重

MAnGul
MAnGul

Здорово, спасибо! Расскажите, пожалуйста, какие материалы использовали при составлении статьи? Особенно интересно, что в России опубликовано в последнее время по теме. А то до китайского пока не дотянуться… ))

xieergai29

Очень понравилось. Буду ждать новых статей.

Иван
Иван

Маленькое уточнение о системе районной национальной автономии. Чисто формально национальные волости не входят в систему районной национальной автономии Китая, она (по Конституции КНР) состоит из трех упомянутых автором «этажей»: национальный район — национальный округ — национальный уезд.

E.Q.

Иван Юрьевич, чрезвычайно рада видеть здесь ваши труды!

Магазете повезло с новым автором :)

Sibery
Sibery

Очень информативная статья, спасибо.
Интересно и познавательно.

ЗЫ: в подписи под первой фотографией опечатка: «сербом и молотом» :)

Александр Мальцев

Сообщить об ошибке можно, выделив ее мышкой и нажав CTRL + ENTER. (Спасибо, эту исправил)

Артур

Информация стоящая. Я рекомендую автору все же не рассматривать весь механизм в теории (в интернете), а обратиться к практике: брать округ и на примере реальных людей рассказывать все вышеизложенное. Так лучше все осядет в головах читателей.

И самое главное в таких постах — инфографика, которая вместо тысячи слов)) Запомнится лучше и сохранить на комп всегда можно, а при желании не искать пост, а кликнуть на фотку на рабочем столе.

Пишите еще. Спасибо за труды.

Александр Мальцев

А мне и так понравилось, и в голове осело. Плюс, примеры практические были. Инфографика — конечно хорошо, еще можно 3D-графики и mindmaps, а еще лучше сразу видео :)

Вадим
Вадим

На фото с инспекцией дороги явный фотомонтаж. Интересно, насколько это случайно или симптоматично. Просматривается аналогия с желтой президентской Ладой на Транссибе. То ли дорога, но не та, то ли та, но не такая…
В целом интересно.

Александр Мальцев

Ха-ха, вы попали в точку. Думаю Иван специально поставил эту фотографию, т.к. она связана с грандиозным скандалом то ли 2008, то ли 2009 года. Эта история неоднократно рассказывалась в Лаовайкасте. Эти трое очень сильно «прославились» в Китае и были жертвой сотен фотожаб ;)

Ссылки:
http://laowaicast.ru/2011/07/laowaicast-74/
http://www.newsru.com/world/01jul2011/photoshop.html

Ungehindert
Ungehindert

Ребят, а вы можете автора на Лаовайкаст пригласить, чтобы он эту тему раскрыл! Жутко интересно! Спасибо!!!

Александр Мальцев

Можем и сделали бы это с удовольствием, только пока расстояния нам мешают :)
Иван, если будешь в Шанхае, то милости просим в наш эфир.