ФотоНеделя в Магазете.

ФотоНеделя в Магазете.Новый экспери马нт – Китайская фотонеделя в Магазете.”

Присылайте ваши интересные фотографии Китая, ссылки на фотоальбомы и галереи фотографов (фотокитаистов).

Даёшь Фотокитаизм в Магазете!

[ [email protected] | icq 77793777 ]

“Про Пекин-2007”. Путешествие Игоря Алимова.

Про нижеследующее.
Эти заметки лично я не стал бы рассматривать как самоценные, но – скорее в ряду заметок аналогичного характера, сделанных ранее и также размещенных на этом сайте. Все они географически относятся к городу-герою Пекину и именно поэтому взаимодополняют друг друга; что же касается этнографических обычаев китайского народа, то они, как кажется, вечны и неистребимы – по крайней мере, в той их части, что мне повезло подсмотреть в Пекине, не прилагая к тому особенных усилий. А в общем и целом нижеследующий текст как всегда ни в коей мере не должен быть рассмотрен как догма или, упаси Будда, путеводитель, но – суть заметки для таких, как я, не претендующие ни на что большее.
Из сказанного логично вытекает следующий набор ссылок: пекин-2002 и пекин-2004, а также – китайский фотоальбом. Пользуйтесь.

Про самолеты
С некоторых пор я повадился летать в Пекин каждый год как минимум один раз. Это мне приятно. Я люблю этот город и, кажется, Пекин против меня тоже ничего не имеет. И это приятно вдвойне. Ибо на заре своей китаеведной юности мне повезло столкнуться с Шанхаем и провести в нем месяц – и уезжал я оттуда обратно в Пекин с чувством большого облегчения, потому как с Шанхаем как с городом отношения у меня не сложись напрочь. Знаете, как это бывает? Вот вышел из поезда – и уже чувствуешь вокруг некую настороженно-враждебную ауру города, который по одному Будде ведомым причинам не хочет тебя принимать аж с порога; город плюет на тебя и пальца о палец не ударяет для восстановления потерянного контакта. Это, конечно, неуютно и местами тяжело – и с тех пор я так и не решился проверить, не изменились ли наши с Шанхаем отношения с 1991 года. Но я, собственно, не совсем об этом, даже совсем не об этом, а о том, что теперь из Петербурга в Пекин летает нормальный самолет. Раз в неделю в небо уверенно поднимается Ту-214, и, я вам доложу, в салоне его приятно и вольготно, особенно после 154-го самолета, посадка которого в Новосибирске воспринималась не иначе как праздник, потому как можно было размять ноги и прочие затекшие члены организма – если вы не рослый карлик, конечно. Рослому карлику, как уже было сказано, в Ту-154 кайфово. Так что нынче на улице тех, кто отечественными авиалиниями летает с Петербурга в Пекин и обратно – имеет место маленький, тихий и незаметный, праздник. Несколько омрачает его то обстоятельство, что авиакомпания “Россия”, планомерно всосавшая в себя авиапредприятие “Пулково”, зачем-то заключила длительный контракт с “Балтикой” и иного пива на борту не бывает, но мы же с вами не вчера родились и знаем, как подготовиться в путь-дорогу, когда есть “дьюти-фри”? Тут, конечно, затаились свои подводные камни и даже глыбы, и некоторые сограждане, о них должным образом не подумав, в Пекине не смогли самостоятельно покинуть самолет по причине выхода в астрал, подстерегшего их там, где они сидели, а в туалетах при подлете к китайской столице царил первозданный ужас, но какие это, право, мелочи в сравнении с тем, что в полете можно как следует вытянуть ноги! Что нам, в сущности, какой-то заблеванный туалет, когда можно как следует обрадоваться. Собственно, пафос моей речи в данном случае сводится к тому, что радоваться надо вовремя и умеренно, с оглядкой – причем, как по дороге в Пекин, так и обратно. Короче, в полете пить нужно умеренно.

“Душа Китая” Владимир Бондаренко (окончание)

Я был в даосском древнем храме Царя драконов, поднимался к бессмертной даосской черепахе, вчитывался в иероглифы великих китайских поэтов, которые мне переводили мои китайские и русские друзья. И понемногу, кажется, начинаю понимать природу их великого хаоса, делающую их цивилизацию необыкновенно устойчивой. Мне больше по душе характер южных китайцев, не столь чиновных, энергичных и предприимчивых. Думаю, на северных китайцев до сих пор оказывает влияние давнее монголо-маньчжурское продолжительное правление. Впрочем, такое же влияние оказывает на центральную Россию давнее монгольское иго, и потому поморы-северяне или южане-казаки донские и кубанские, то есть русские, не знавшие ни крепостного права, ни монгольского нашествия, ближе по характеру южным китайцам, и лишь излишняя централизация России не позволила вольнолюбивым северным и южным русским окраинам стать такими же мощными независимыми центрами влияния, как Шанхай или Гуаньчжоу, Гонконг или остров Хайнань. Я уверен в скором мирном присоединении Тайваня к единому Китаю, думаю, это произойдет в течение ближайших десяти лет, но я уверен также, что тайваньское влияние на дальнейшее развитие Поднебесной будет едва ли не равным нынешнему южно-китайскому шанхайскому влиянию. И кто кого подчинит, сказать трудно. Может быть, тайваньские лидеры в какой-то момент со своей продуманной идеологией интеллектуального национализма и промышленной модернизации окажутся в пекинском руководстве.