Он и Она, 3 [16+]

-

 

Секс по сути связан с внутренним тибетским огнем, туммо. Такая яркая-яркая и очень горячая искра в районе пупочной чакры, звезда. Где все сгорает, завершающая стадия горных йог. В отношениях Габриэля с подругами-киргизками Ирой и Леной было столько боли. Ира и Лена были две сестры-близняшки, работали в одном русском ресторане Пекина официантками. И стриптизёршами, потом признались мне они. Попал я в этот ресторан случайно, хотя случайно ничего не бывает. Друг китаец-бизнесмен пригласил. Из Циндао, Ван Цзинцзин. Транспортные перевозки Пекин-Шанхай, работал в Узбекистане в Ташкенте. Пьяным обожал говорить по-русски, но грамматика… Это было что-то. Так сказать, полный магический реализм. Сто лет одиночества.

- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Пришли, сели, они тут как тут. Ира и Лена, так назвались. Это их русские имена, какие киргизские — не помню точно, не скажу, столько времени прошло. Двое из ларца, одинаковы с лица. Заказали борщ, манты. Ван Цзинцзин почему-то ещё ананас. Что, в России традиционно ананасы растут? Кулинарный гопник… Манты директор делать не разрешает, ответили они. А борщ — пожалуйста. Я спросил, почему не разрешает? Хотел добавить, кто крыша, но постеснялся. Они сказали, не знают, в Пекине все едят пельмени. Они увидели мою машину, Audi Quattro-8 («бочка»), спросили, твоя? Я сказал, именно. После дежурства, спросили, можешь покатать, показать Пекин? Я сказал, канэшно, могу, э. Спросил, где живут. Они сказали, здесь. Показали на уходящую вверх лестницу, на втором этаже. Их ресницы при этом трепетали, как крылья бабочки, я же был мрачен и стремителен. Ван Цзинцзин понял — победа достанется мне одному. И не возражал. У него в Циндао жена с ребенком, баб тут завались. Китайских, русских. Обычно он их кадрит, давая объявления в интернете, типа, хочу учить английский язык. Кто отвечает — приглашает в ресторан. Иногда потом доходит и до английского. В Москве так бизнесмены занимаются теннисом. Бедные женщины!

…Иногда Ира не давала, сестра её Лена тоже не давала — не хотела? Я сам не знал, почему, то ли им было так радостно, что им было не до этого, то ли так специально, мол, всё хорошее тебе, Джаба, временно недоступно, а потом:

— Залезай на него сверху, — говорила сестра Лены Лене, — мучай! — Сестра была более неказистой, приземистой, они вообще были меленькие росточком, метр пятьдесят. А формы большие. Груди как два футбольных форварда, рвались вперед, бедра колесом. Ира уже начинала потихоньку стариться, лучиками пошли из глаз морщинки. Это было чудо — смотреть, как они, «свободные от дежурства», обе ходят голые по комнате моей общаги, не пересекаясь с Китаянкой и Малгожатой, иногда завернувшись в простыню, даже выбегают в коридор до бака с горячей водой. Они так и говорили, мы выбегаем кипятком наполнить бутылочку или термос — как настоящие азиатки. Они любили зелёный чай. Да-да, девушки не всегда писают кипятком, иногда они его пьют. После секса, праздничные, весёлые. Говорят, с клиентами ресторана так не было. Смеются, поют свои какие-то песни по-тарабарски, по-киргизски, а я так устал, смертельно, как Чингисхан, слова вымолвить не могу, их две. Потом звонят по моей мобиле, говорят с какими-то своими киргизами-казахами по телефону, и невозможно пристроиться к ним сзади или лечь сверху снова, абсолютно не восстановился, а так хочется! И кончаются деньги, грев от братвы из Москвы, а работать… От этого дохнут кони. Пусть пила работает, она железная! И банк здесь не ограбишь, в Китае, сразу возьмут за жабры. Европейца-то видно издалека. Была мысль — кого-то в заложники, потребовать выкуп, чтобы все узнали. Тоже возьмут, конечно, но хотя бы станешь героем! На час, на миг… Халиф.

…Это была абсолютная, полная безнадежность, некуда и не на что было опереться. У сестры Лены Иры, правда, был муж то ли в Бишкеке, то ли в Алма-Ате, поговорить бы с ним об этом, всё рассказать, да бог с ним. Всё равно не поймёт. Только психиатр станет слушать. За большие деньги.

Я им читал:

Я не помню, о чем ты просила. Был – предел, а остался – лимит, только лесть, перегонная сила, перезревшее время томит – отступай же, моя Ниобея, продирайся сквозь сдавленный лес стрел, где перегорают, слабея, голоса остроклювых небес – да и мне – подурачиться, что ли, перед тем, как согнусь и умру в чистом поле, в возлюбленном поле, на сухом оренбургском ветру – перерубленный в поле не воин – только дождь, и ни звука окрест лишь грозой, словно линзой, удвоен крепостной остывающих мест.

Бахыт Кенжеев

Они мне пели песню: «Проходит жизнь, проходит жизнь, как ветерок на поле ржи, проходит сон, проходит явь, любовь проходит. Проходит всё, любовь пройдёт, мелькнёт мечта, как белый парус вдалеке. Лишь пустота, лишь пустота в твоём зажатом кулаке.» Как радио пели, как в 80-х играли иммигранты. Наш сосед в Пятигорске с золотыми зубами, цыган, отсидевший под эту музыку много лет, разбил в кровь лицо человеку, который пьяный пытался сорвать из его палисадника и подарить Ей — розы. Маленький, я запомнил это. В Китае встретившись с Фрейдом, читать его по-китайски почти такое же наслаждение, как Борхеса. Я наконец понял, почему я такой: со мной всё сделали в детстве. Теперь уже ничего не исправить. Я вообще не верю в лирических героев, жизнь — это литература. Каждый из нас пишет свой роман.

Пустота, именно. Только не обычная, а вечная Пустота. Когда мы задаём себе вопрос, любим мы кого-то или нет, и отвечаем «нет — да», наш ответ основывается на том, что мы кладем что-то туда, в этот пустой вопрос. Вопрос — как контейнер, в который мы кладём что-то, чтобы сделать его настоящим, утвердить.

— Идите сюда, обе, — сказал я. — Хватит бегать по коридорам. Вы больше меня не хотите?..

Во время моей учебы в Пекине было столько боли, столько беспокойства и страха, столь много повторяющихся падений и столько разочарования! Китайский давался плохо, если честно, я его на слух до сих пор не воспринимаю, барабанные перепонки с детства отбиты. В 14 лет мама повела заниматься боксом, противник в паре был на голову меня выше и на год старше, в 15 лет это играет роль, и так меня мочил! (Потом, повзрослев, через десять лет я отомщу, найду его.) Видя это, китайцы-учителя иногда начинали действовать как повстанцы-сепаратисты в каких-нибудь эритреях на задворках эфиопий: заставляли меня плыть против течения, искать дополнительные материалы на стороне, менять факультативы и прочее. Кто в курсе, тот понимает, о чем я говорю, помогало это плохо. Я попадал в другие ловушки, находя в них ту же систему (никакой романтики и сорок тысяч знаков с неумолимой логикой), те же ожидания, те же страхи и надежды. Всё повторялось снова.

Например, один раз, когда мы писали диктант, учитель Фу, Фу лаоши, подошёл к моей парте и демонстративно забрал у меня словарь. «Сяндай ханьюй цыдянь». Нормально? В другой раз я ему сказал, «во фаинь бу хао», у меня произношение плохое, он ответил:

— Юэ бу хао, юэ яо нянь! — То есть, чем хуже, тем больше надо декламировать вслух.

— …Мы родим тебе ребёнка! — когда мы мирились, часто говорили они. У обеих лицо, как круглая луна. Маленькие, крепко сбитые, как гимнастки, ходящие на секцию культуризма. «Сяо ши дур», маленькие крепышки. Они и любовь превращали в спорт! Греблю. Родим тебе ребёнка. Женщины вообще часто говорят такое, дежурные фразы. Я застывал, как камень. А если каждая из них двойню? Сразу четверо? Я отказывался, мотал головой, они говорили:

— …была бы честь предложена.

Первый раз он взял Иру силой на лестничной площадке общежития, куда она пошла выносить ведро, сестра в это время была у неё в комнате. Она не могла дать, гости, я напал. Ткнул ей собранными в щепотку пальцами наподобие клюва дикого гуся в плечо, развернул к себе спиной, нагнул и воспользовался. Как кобель. Любовь была короткой и стройной, легче крыла цикады! Тысячи маленьких иголочек вонзились к нам в сознание, когда мы достигли «того» порога. Она также была бурной, быстрой, сильной и неистовой, даже несколько, как любил говорить Достоевский, «с грязнотцой». Туда, туда, туда, лицо её кривилось от удовольствия, ненависти, экстаза и восхищения попеременно, так всегда бывает с моими дамами. Не знаю, почему. До какого-то предела женщина может сопротивляться мужчине-террористу, потом невозможно «сказать нет», именно из-за этого после «теракта» она начинает чувствовать к нему симпатию, «любовь к басаевым», эго — странная вещь… Иногда оно трансформирует губящие человека вещи в якобы нечто хорошее и ему полезное.

Зачем, — сказала она тогда. — Ну зачем? — Цвейг, — ответил я, — это Гёте плюс Фрейд, помноженный на Пруста. Читала Цвейга? Он в Бразилии покончил жизнь самоубийством.

…Древние говорили, хоть мы не очищены, все же являемся частью одного целого, только элемент этого в каждом из нас различен.

Так как он различен, мы в разговорах о Вечном можем только ссылаться на других — со своими догадками! Цвейг, я думаю, понимал это. Как только мы начинаем говорить об истине, мы обобщаем, вся наша система словесной коммуникации есть обобщения обобщений. Только святые способны к общению без оного и таким образом могут проповедовать вне предположений, прямо. Таким образом в Китае появились тексты, не требующие интерпретаций и толкований. Но нам, русским, европейцам — и они «на глубоком шифре». Иногда, знаете, когда мы сами учим(ся) и молим(ся), теряем(ся) в догадках, во снах, можем делать «это», плохо ли, хорошо, потом рассказывать другим наши сны-обобщения. Во сне ведь можно стать просветлённым. Например, если заснул на кладбище. А, проснувшись, взять и улететь. Потому что после всего есть только одно — присущая нам внутренняя мудрость, потерять, пропить её невозможно. Даже если всё время, как мы, замораживать пространство, ставя ограду. А потом червяком грызть ограду изнутри, есть ли там небо. Что правильно, твердый стебель травы посреди огромной, пустой степи или полый, пустой стебель, окружённый твёрдой степью? Говорят, что второе. Так что иногда наши полночные разговоры после страшного секса в комнате с киргизками давали очень неплохие догадки. 

За кого бы вы вышли замуж, если бы вам предложили, за писателя или полицейского? — спрашивал я.

— За полицейского, конечно! Писатели мало говорят вслух, много врут, с ними не интересно. Весь шум выливается в свисток.

— Литераторы возводят ложь в истину, — я не унимался, — такое интеллигентное сито-тусилово, тусовка, на которой якобы отсеиваются не-интеллигенты, по-простому «занудство», искусство ради искусства, кому хочешь голову запудрят. Густое-густое ситечко, там всё наоборот. Влага выливается и уходит в песок времени, в книгах, предположительно, если литератор хороший, то песок времени, жмых — остаётся. Но есть ведь люди, которые съедают чайные листья, выпив чай, неправда? Им так даже нравится, есть чифирь. И павлин красив потому, что питается ядовитой травой. У него поэтому шея сине-чёрная.

Что думать об этом, — говорили сестры, — лучше делать суши. Самому, в общаге, раз-два и готово. Купить лист сушёной морской капусты в супермаркете «Цюлинь», то есть в «Чурине», так же эта продуктовая сеть называлась до национализации, была русская. Сварить рис-клейстер и закатать все эти мысли в середину вместе с вареной морковкой, сырым огурцом и тунцом, пусть едят! Не может вода превратиться в землю, земля в огонь и всё прочее, это только названия, импутация, подстановка значения. Писатель обладает заметной, имманентной способностью помнить своё прошлое. Поэтому понимать настоящее и — иногда!.. — предвидеть будущее. Кольцом веры и крюком доброты. Потому что, если горит несколько свечей, и внезапный порыв ветра гасит одну, сила света остальных остаётся такой же, они просто покажутся ярче в возросшем мраке. Или возрастающем в нашей душе. А если вот задуть остальные, оставив последнюю, самой яркой будет именно она.

Я и был таким огарком-свечой, справедливо не признанным у себя на родине, дома и получившим быстрое признание в «Магазете» и кое-где в КНР: выжил, балансируя на грани правды и криминала, остальные погибли в бурных девяностых. И что? Что — дальше делать, что дальше — предпринимать? На голой славе долго не протянешь. Аффтар, думай сам. Дописал и улыбнулся: сегодня ночь будет дикой и лихой. Скверный уйгур Рахим, обожавший смерть, публично сказал, что он, литератор, болтун. И пидор. Сегодня Рахим сильно пожалеет, что изрыгнул такие слова. Пусть у этого русского литератора длинный нос и такой же большой кавказский член, говорят, у мужчины эти размеры прямо пропорциональны, но кулаки что надо. И удар держит. Сначала в голову, потом в корпус. Потом ножом в живот. И ногой, ребром стопы, пока дрожит, снять с клинка. Другие тоже истыкают его ножами? Х*й там! Намотает себе на руку куртку, победил же он в Пекине в корейской харчевне одного дурака с пикой простым складным зонтиком, прием назывался «журавль клюет в шею, возвращается и остается в небе, верный себе», горный стиль удан. Простой и точный, как китаизмы в текстах Сорокина. А Буддой становятся потому, что в нас есть тот самый его элемент, природа истины. Понимая, что все — рАвно, Будда становится просветлён. Из просветления Будды идет Дхарма, теория истины, поворот колеса, закон. Следуя этому знанию, появляются те, кто исполняет: собрание, сангха. Собственно, настоящий практик этого собрания, общества и есть тот, кто работает с таким элементом и, работая с ними, достигает точки невозвращения в поток. Хотя «достигает», то ли это слово? «Вначале было слово», да слово-то не о том! Невысказанное оно было, это слово, вне религий. В достижении истины на самом деле нет и никогда не было никаких слов, и ничего нового никто не сказал, есть они или нет, Будды. И безграничные магические качества, магия проявляются именно при Не-Достижении. И вот когда не достигаешь, начинается активность по спасению всех живых существ. Которые иллюзорны. Причем в финале все должны стать Буддами, а не буддистами, Будда никогда не был буддистом. Ничего евангелического. Типа «Бог не зависит от причины, всемогущ». И всё такое прочее.

Литератор рывком поднялся с дивана. Сегодня спасу этого уйгура от ада, подумал он. Нож он решил не брать, ненадежно ножом. Когда он девять месяцев сидел в следственном изоляторе в «Матросской тишине» в триста третьей, половина была там оттого, что резали да не дорезали своего друга или врага, в том мире быстро всё меняется. Плюну свинцовую пилюлю из недавно купленного подержанного китайского ТТ ему в живот, раз несколько, здесь, в Пекине, до сих пор огнестрельное оружие — редкость. Надо только подождать, пока он поест поплотнее, нажрется этой баранины с лепешкой «нан», противным сухим хлебом, чтобы подольше мучился, гад. Чтобы поймал эту железную аэровафлю, пилюлю прямо в кишки, и не выпускал. А вот унижать, говорить «сука, сука, сука!» не будет. Благородный муж убивает, но не унижает, прекращает жизнь, но не переходит Путь. Как прекратить дыхание? Закрыть все точки. Например, затолкать в глотку какому-нибудь пижону на Оксфорд-стрит, который думает, что знает Чайну, в глотку его же белый шелковый шарф, просто так, чтоб знал: смерть можно найти и на родной улице, всё непостоянно. И что всё богатство Англии отнято у других. А сейчас то же делает Америка. Иногда веером мрак не разгонишь, только кнутом. Не надо думать много тому, кто хочет императором стать. Всё-таки умная она страна, Китай. Пять тысяч лет культуры, Азия. Азия своих не выдает.

Он накинул на плечи старую куртку, вдруг не удастся сбежать с того места, и его возьмёт полиция. На улице штормило. Одним движением он открыл дверь, подставив лицо навстречу ветру, ледяным контрастом по сравнению с духотой общаги обдувавшем лицо. Сколько раз просил Лену с Ирой не мастурбировать мне среди ночи: слабость. Ничего, ерунда, надо задержать дыхание. Одно он знал, уйгур Рахим этой ночью будет, так говорили на Кавказе, почти мёртв. Сейчас взять такси до Чёртовой улицы, Гуйцзе, а там квартал вперёд и направо до упора, посередине чайхана. У входа на низеньких полочках шампуры с мясом, рядом мангал. Застрелит, носом в мангал сунет, пусть коптится. А остальные станут следить за своим языком. Телом можно сделать три вида кармы, языком четыре, примерно. Молюсь только о том, чтобы я сегодня был как можно больше в печали.

Или он, или я. Настоящая печаль не имеет ничего общего с депрессией, исходящей от эго. Кто-то же должен прекратить жизнь этого дурака? Именно сегодня, и именно я. А то мы все живем в завтра, мол, поеду медитировать в Индию в следующем году. Или в Италию, так вернее. А если даже и медитируем, настоящее отречение не наступает. Из-за каких-то совсем мирских вещей мы грузимся так, что света белого не видим, мир с копеечку. Сегодня я отделю свой злак от плевел их, когда-то же надо взрослеть! Убив человека, словно переходишь на новую плоскость уже «отправляющего Туда». Наверное, много будет и откровений! И она, жена моя, станет мне не нужна, как и её подруга. Значит убивать, убивать и ещё раз убивать? А как же — ад? Вдруг это совсем не то? Убив, попаду туда? И его эгрегор начнёт проявляться, то сразу, уже при этой жизни испытаю адские мучения? Быстро и легко. Например, рак? Или СПИД? Или… нет, нельзя даже говорить об этом. Идёт, идёт, энергия, такая волна, потом перестаёт проходить, Колдунья поток прекращает, и пипец. Не замечаем мы пипцов других, вот что. Надо быть добрее к людям, о них думать. А то вернешься с пустыми руками с острова сокровищ.

Светя красной табличкой с иероглифом «Пусто», «кун» — опять Пустота?.. — увидев его, остановилось такси. За рулём сидел азиат с криминальной рожей. Недавно в Харбине двое таких задушили подрабатывавшую администратором в русском ресторане студентку. Водитель остановился на быстрый взмах её руки и по пути подсадил сзади своего сменщика, не возражаешь? Тот и накинул — веревочку. Взяли-то всего ничего, сумку с покупками и дамку, внутри паспорт, виза, пара сотен юаней со Стариком. То ли дело мы брали в Нью-Йорке — Дали, Ренуар! Но пропить и прогулять, как оказалось, можно всё. Вот и оказался в сорок лет в глухой китайской провинции, где не то что на английском или на русском, никто не говорит на правильном «мандарине»! Гуань юй, официальный диалект, не употребляется. И вместо «во», то есть общепринятого «я», милые на вид женщины вместе с диковинными птицами в клетках у городской стены, невиданными в Москве канарейками, изрыгают совершенно невозможное «нннны»! Тоже «я». А слово «Китай», «Чжунго» здесь вообще не говорят, в их понятии этой федерации и вовсе нету. И отношения между людьми вполне феодальные, и в жизни, и в чувствах. Бывает, пойдешь к торговке, спросишь, сколько стоит цзинь мяса, а она спросит, где ты живешь. И через полчаса поднимается. И, будь добр, обслужи. Безо всякого презерватива. А то такую кодлу позовёт — задолбают. Но знаете, что я здесь обнаружил? Что все мы в России и Европе неправильно живем, не так. Зло и недобро. И максималисты.

— Пачиму такой биспридел?! — кричал на Пятой авеню связанный охранник Бежо, грузин-вольник, подвесили к потолку ласточкой. — Паследнее даже ворь нэ берот!

— Это у Ренуара последнее, — ответил спецназовец Ромча, он служил в элитном отряде-эскадроне внутренних войск, ВВ. — А не у тебя и твоего босса. Будешь орать постреляю!

Из глаза у таксиста маленькими капельками сочился гной. Наверное, проказа. Так она часто выглядит в первой стадии. Люблю прокажённых. К тому же он был маленького роста, а маленькие люди бывают невероятно жестоки. Наверное, все предметы у него сейчас расплываются в странные контуры.

— В бордель, — сказал я. — Мать его! Не поеду убивать. Я не бог, чтобы решать, кому жить.

Он вынул пистолет из-за пояса, открыл бардачок и бросил туда, пусть полежит там, потом таксист привезёт. В Харбине виза русскому на год стоит 6000 юаней, здесь, на выселках Пекина, 400 ровно, что им деньги? Так, на жидкий, как клейстер, рис, хорошо для желудка натощак. Когда-то он сам в Москве хотел работать таксистом, потерял своего первого пассажира, тот стал ему указывать, как ехать на Шоссе Энтузиастов. А он там вырос. Когда выволакивал тяжелую, жирную тушу за волосы из машины, «на! на!», его жигулёвский бардачок пассажир разбил ногами. Всю пластмассу. И плафон. Они дрались до оргазма прямо на шоссе, приехала милиция. Машину в компенсацию за больничку пришлось отдать потерпевшему, да она старая была, «копейка». Но не в этом дело, накрылась мечта жизни — такси. Второй раз это был Нью-Йорк, но там было ещё смешней, он угнал. И, покрутившись по району, подвез разыскивающих угонщика переодетых в штатское местных коммандос-негров. Прямо до полицейского участка. Это стоило ему всего: денег, визы, здоровья.

— Гомао Даша? — нисколько не удивившись, спросил таксёр. — Бэймэнь? В публичный дом?

Маленький телевизор справа над бардачком показывал старый американский фильм «Гражданин Кейн». Кстати, на протяжении нескольких десятилетий регулярно побеждает в масштабных опросах кинопрофессионалов — «лучший фильм всех времён и народов». История жизни медиамагната, прототипом которого послужил Уильям Херст. Кейн делает карьеру благодаря идее о службе обществу через предоставление ему медиа-новостей,  неумолимо эволюционируя в человека, использующего свои громадные деньги и власть для постоянного удовлетворения потребностей своего собственного эго, из-за этого уходит и вторая жена. Типа, любит он только себя, а ей дарит кольца по сто тысяч зелёных. Полностью построенное на принципе флешбеков — впервые в истории кино — действие фильма разворачивается на фоне журналистского расследования, которое ведёт репортёр, получивший задание выяснить историю последних слов Кейна.

— Бутон розы, — перед смертью сказал он.

Сыграл Орсон Уэллс хорошо. Хотя ему всегда больше нравился Гарри Шеннон, который играл медиаотца. Религиозный опыт подсказывал, так вернее. Бутон розы был символом. Знак, изображение какой-нибудь вещи или животного для обозначения качества предмета, условный образ понятий. Субстанциальное тождество идеи и вещи. Включает в себя образ, но не сводится к нему, поскольку подразумевает присутствие некоего смысла, нераздельно слитого с таким образом, но ему не тождественного. Образ и смысл образуют два элемента любого символа, немыслимые друг без друга, как мужчина и женщина, Он и Она. Посему символы существуют как символы, а не как вещи, и, подобно всей нашей жизни, только внутри её же интерпретаций. Пошив меховых пальто из материала заказчика, как говорилось в наших советских ателье. В данном случае, символ детства магната, нераспустившийся цветок был изображен на санках, на которых катался маленький Кейн – в то единственное время, когда он был счастлив. А вовсе не некий внутренний смысл, который он нашел или, соответственно, потерял. Всё это поняли в Китае.

«Гомао Даша»… По-китайски — «небоскреб», «гуомао» — «международный». Это такой местный Эмпайр-стейт-билдинг, там на 38-ом этаже, всего их семьдесят, современный публичный дом. Чтобы туда попасть, нужен особый лифт, охранник пускает только тех, кого знает в лицо. Этаж офисно поделён на маленькие двухкомнатные отсеки, как на корабле, с большими стеклянными дверями, не пропускающими воздуха. Летом тут жарко, первую приемную видно, вторую заднюю комнатку — почти нет, там на стене большой жидкокристаллический экран с корейскими боевиками и кушетка (шелковые подушки), впрочем, иногда занимаются любовью и в первой, стоя, всем плевать, всё равно пускают только своих. Стоя из мужчины и выходит больше.

— Чогьям Трунгпа был великий мастер, — на неожиданно хорошем английском вдруг сказал таксист, здесь случается такое. — Приехал на Запад в семидесятых! Сейчас на сайте «shambala.com» продаётся его собрание сочинений, восемь томов. Великий лама.

Он внимательно следил за дорогой чистым религиозным взглядом.

— За 286 долларов со скидкой, раньше было 400 с чем-то там. Только его никто не доставит к нам в эту жопу.

— Знаю, — без промедления ответил я, — русский, был на Алтае, там Шамбалу называют Беловодье.

— Дорога…- таксист сказал что-то про дорогу, он не запомнил, что. В висках стучало:

Может быть, все было бы иначе, 
может быть, все было бы иначе,
если б я себя остановил?! 
Жизнь меня бросает словно мячик,
жизнь меня бросает, словно мячик! 
Я качусь, пока хватает сил…

Он перевел это на китайский и спел речитативом, в голос он стеснялся, тут все слишком музыкальны. Жопа.

— Вот-вот, — серьезно согласился усталый таксист, в Солнцево таких называли «бойцы». Может, и сейчас называют… — Именно! Хорошая песня. Какой учитель написал?

Русский, ответил кавказский писатель-китаист. А сам мысленно был уже в веселом месте. Он любил проституток в возрасте, что может дать такому зрелому мужчине, как он маленькая, незрелая, худосочная худышка-коза, не познавшая правду жизни? А вот когда на колени садится огромная, пожилая мадам с грудями, похожими на две огромные перевернутые чаши, наполненные отборным виноградом и таким же жизненным опытом, это другое. Кажется, начинаешь видеть свой собственный свет, с обычным не имеющий ничего общего. В действительности публичный дом — это ведь санаторий для творчески больных. Только дорогой. В его случае 50 евро. Но во сколько можно оценить поэзию?.. Ведь поэзия, как и астрология, тоже может быть внутренней, имманентной, находиться на юге, мирным выражением Вселенной, юг это край богатства.

Он вышел из такси, резко захлопнул дверь. Потом прокрутил с места сальто назад, у него слетел ботинок и носок. Сидящий у входа в местное чудо света нищий старик-даос с длинной, белой, как лунь бородой и пунцовыми ушами, признак долголетия, одобрительно покачал головой. Мол, хорош лаовай. Он кинул нищему монету, тот ловко поймал её в воздухе, даосы ни на что не обижаются. И молчат. Кто говорит, не знает, кто знает, не говорит.

Когда он поднялся на 38-ой и вышел из лифта, в первой кабинке сидела старая проститутка, в правой руке держала банан, очистив его до половины и не улыбаясь. В принципе она была ничего, но уж что-то слишком серьёзная, как в немецких порнофильмах, он скорчил ей рожу и повернул налево по коридору. Эх вы, сени, мои сени, сени новые мои. Вообще, если честно, ему были нужны одновременно две женщины, в этом его сила, его секрет. Обнимать вторую грудь! Может, в прошлой жизни он был император? Хотя сам он считал, что он был писателем Беляевым, фантастом. Тем, что написал «Человек-амфибия». И мог иногда, намеками это доказать. В первой налево комнатке-приемной уже шёл секс, стоя, в страсти сплелись клиент и продажная женщина, «Boney М» играл «Love For Sale». Мельком он посмотрел на мужчину, признал вроде, это был китаец-иммигрант, хуацяо национальности хокка из Малайзии, директор английской школы, откуда его выгнали за то, что однажды пьяный заставил всех менеджеров ругать компартию страны. Он не уехал? Странно. Значит дал кому-то денег… Да, Китай теперь уже другой. Хокка… у них такой язык, ничего не поймешь, а может и не так, есть ведь, понимают. В остальных отсеках-офисах женщин-проституток вообще не было видно, ни старых, ни молодых. Внезапно позвонил телефон. А, хозяин, доложили значит.

— Ни хао, — сказал он, назвал его имя. В Китае его настоящее имя мало кто знал. В голову иметь твой привет, «хаога тоу», ответил он. — Фигово мне, лаобань, я тут этим вечером должен был убить человека, навсегда. И не пошел. Не стал. Не пристало писателю лишать жизни людей. Лучше уж спиться, как Фицджеральд.

— Благородный муж не совершает поступков, которых не может исправить, — последовал молниеносный ответ. — Месть — это клинок с обоюдоострым лезвием, вторым концом режешь себя… — хозяин борделя хотел сказать ещё что-то, но передумал и промолчал. — Знаешь… Сразу уходи отсюда, — так же  быстро сказал он. — Вчера приходили двое тебя искать, Он и Она. Головы зверей, тела людей. Дожили.

Габриэль не понял:

— В смысле?

Хозяин медленно ответил чуть ли не по слогам:

— В прямом. Как у египетских статуй, знаешь? Тело человеческое, головы зверей. Ходячие символы. Всё могут. Сказали, не знаем такого. Иностранцев среди наших клиентов нет. Спас я тебя. Зачем? Кто-нибудь и меня спасёт.

Габриэль не удивился. Приходили и приходили. И до них приходили и приходили тоже. Что, мало что ли людей со звериными сердцами? Сейчас в его душе было что-то детское. Азиаты часто жалеют нас, европейцев, немудрых! Для них и кавказцы — северяне. А над общежитиями для иностранцев в различных университетах Пекина — да и Шанхая тоже, Сианя, Чэнду — в последнее время и вправду по ночам часто висит перевернутый голубой треугольник. Вниз основанием. Похож на элемент пространства на старинных тибетских картинах-танках. А над ним — красный, поменьше, вверх острием. Стихия огня. Пора что-то делать, последнее предупреждение.

Кто защитит землю, если придет великан,
пожиратель камней, истребитель вод
его звездолёт уже приготовил свои ножи, 
но мы встанем ряд за рядом во имя того,
 кто дал нам свободу воли и право на жизнь! — сказал Габриэль в трубку.

— Или что дало, — ответил хозяин. — Именно. 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Аватар
grantgrantovhttp://www.stihi.ru/avtor/arariarara
- 别去打听丧钟为谁而鸣. 它鸣为你, 鸣为我 - ПОДТВЕРЖДАЮ ПИСЬМЕННО СВОЕ БУДУЩЕЕ: я уже отрезанный ломоть, hard bread! Мои сны и мысли нелинейны, они роятся, роятся, роятся, разветвляются в разные стороны, они существуют все одновременно и благодаря этому проникают в мою жизнь и наполняются ею в большей степени, чем какая бы то ни было фраза! Вы знаете это из своего опыта. Чтобы отразить в своих произведениях мысли и сны, я решил превратить свою жизнь, в которой слова, как вороны на проводах, располагаются одно за другим, в нелинейный феномен. Потому что письменный текст это всего лишь графическая тень фонетического тела. Если хотите, мои неумелые, не редактированные тексты есть образ распада пространства и времени, которое делится на коллективное мужское и индивидуальное женское, "инь" и "янь". И что мужчина ощущает мир вне своего "я", он во Вселенной, а женщина носит эту Вселенную внутри себя (ниже живота). Поэтому поймите: лучше сгореть, чем раствориться. В песнях улицы, горя и нищеты. В мае 2013 этого года был трижды номинирован на премию "Народный поэт"; http://www.stihi.ru/ Мои любимые строки жизни: Бр(ателл)о! 手把青秧插满田,低头才见水中天,心底无为方是道,原来退后是向前. Вот так примерно.

119 КОММЕНТАРИИ

119
Оставить комментарий

avatar
36 Цепочка комментария
82 Ответы по цепочке
0 Подписчики
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
43 Авторы комментариев
nandzedАлла ГерманГабриэль БероевTatianaтамплиер Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новые старые популярные
Уведомления на
Алла Герман

Прочитала.
Текст закончился.
Улыбка осталась.

Tatiana
Tatiana

У меня вопрос про Гомао на 38 этаже….. это правда или авторский вымысел?

тамплиер
тамплиер

айя, ну когда продолжение будет??(

Бени
Бени

кстати,я тоже

Гоша
Гоша

Дорогой Грант! Ну когда же, когда же будет продолжение?? Каждый день открываю Магазету в надежде увидеть «Он и Она 4»!
Пиши, дорогой, и пожестче! Не томи душу, публикуй поскорее!

Моша
Моша

Мало бурлений. В следующий раз предлагаю автору затронуть тему этологии, нейрофизиологии секса и популяционной генетики (ну, там, аллели всякие, половой отбор, дрейф генов) в контексте межнациональных отношений. Для придания сюжету экзотического колорита можно рассмотреть включение элементов ануттара-йога-тантры.
На некоторых набор подействует, как красная тряпка.

Полина Струкова

Я так и знала, что пост соточку наберёт. ^^

Наталья
Наталья

«пост соточку наберёт»
а теперь сосчитайте комменты самого автора ! %90 под своим и чужими никами

Полина Струкова

Не было бы начального комментария, не было бы ответного. Может автор ещё и за критиков сам отписывает?))

olDboy

Грант, даешь продолжение!:)

Моша
Моша

Господа, а почему верхнее существо на иллюстрации — православный журналист А. Мамонтов?

辽沙

Уже удалил Ма-газету из постоянных закладок, но все еще заглядываю сюда с надеждой, что может одумаются. Проблема, мне кажется, не в авторе(ну такой уж он человек…что с него возьмешь…Тяжелое прошлое),а в позиции Ма-редакции. На все сайты, так или иначе, приходит разная информация спам и т.п. Но для этого ставят Фильтры. На такие статьи автоматические фильтры не поставишь. Он должен быть в голове редакторов(общие принципы фильтрования: кит. язык, околокитайская тематика и т.п.) Именно за этим мы сюда и заходим. Но, извините, если на магазине вывеска «Молоко», а продают свинину… То что-то здесь не так. Проблема кроется в хороших побуждениях ма-редакции, которая… Читать далее »

Infusiastic

Мы критикуем. И не пропускаем плохие статьи. Просто мы любим Гранта и его тексты. Если вы не любите, это Ваше право и Ваша свобода, но не надо нам указывать, что любить, а что нет.

Если Вы видите в текстах Гранта порнографию, это всего лишь особенность Вашего восприятия — видеть порнографию там, где её нет :) Красота — в глазах смотрящего.

辽沙

Статьи этого автора НИКОГДА не читал. Мне достаточно того, что в комментариях о них написано. Но думаю, что от определения ПОРНОГРАФИЯ этот материал недалеко( с греческого «ПИШУ О ПРОСтитутках») Обрати внимания, что изначально пишу, а не смотрю. Я, конечно, понимаю, что на фоне того, что вы обычно смотрите на порносайтах этот материал бледнеет, и не вызывает у вас ассоциаций с порнографией. Но зачем же ТАК откровенно сообщать всем о своей искушенности в этом вопросе. И да, к сожалению, я ошибся. Был о вас лучшего мнения. Думал вы из уважения к другу одобряете… Но если вам это НРАВИТСЯ… В общем МА-газета… Читать далее »

ZZtop
ZZtop

иди теперь поплачь в подушку, ранимый ты наш

Infusiastic

Я, даже более того, могу сообщить, что ассоциации с порнографией у меня вызывают произведения, которые не имеют иного смысла кроме как вызвать сексуальное желание.

Тексты Гранта вообще никакого сексуального желания не вызывают, и таким образом, к порнографии вообще никак не относятся.

ZZtop
ZZtop

не говори за всех, хмырь, удилил Магазету из закладок, так и не вякай! Мне лично нравится творчество Гранта.

Николай
Николай

ЗиЗя Топ,малолетний троль ты заблудился?Или Зизя любит китайское эротическое искусство и переживает за него?

Олег
Олег

Дочитать этот бред не смог и до середины. Такую мурню не надо писать вообще, а если кто-то хочет, то посылайте ее не в приличные издания (каким казалась Магазета), а на порносайты. Так и будет реализована свобода слова, без ущерба для психического здоровья людей.

НЕ МЕНТ
НЕ МЕНТ

Не, Олег, я спрашивал. В Москве он с серьезными людьми общался. Некоторые на уровне охраны Президента. Узнавал по своим каналам. Он еще наверно 90 процентов не может писать, время не пришло.

Спасибо «Магазете»!

Кстати, говорят, он в быту человек не конфликтный. А кто такой Генри Милер? Я знаю это пиво.

Кэт
Кэт

(FOR НЕ МЕНТ) Да успоокоойтесь уже, Грант Грантов :)

Моша
Моша

А я вообще не читал, потому что моя особо ранимая нравственность ежедневно оскорбляется видом одетых самок сапиенса. Почему? Потому что под одеждой они всё равно голые: ну, там, сиськи, жопа и т.д. Также пост разжег во мне ненависть по национальному признаку к уйгурам, кыргызам и китайцам, нужно срочно строчить заявление в прокуратуру. Не на себя, конечно.

Роберт
Роберт

Кончай базар все. Стоило одному написать честно, все встали. Писал же Мопассан. И умер от сифилиса. У каждого свой выбор. Есть свобода от и свобода для и не-дуальность. Если б они не захотели, он бы с ними не жил. И кЫргЫзы тут не причем. Смотрите вон в Москве что творится. Казахи в Гольяново рабов держали 10 лет. Не знаю, как это будет по-китайски. Я все сказал.

stella artua

Что — ПРАВИЛЬНО?! Одному мужчине жить одновременно с двумя официантками, это правильно? Зла нет на вас, мужиков! Постыдились бы защищать в ВАШИ годы.

Моша
Моша

Вы бы уж соблаговолили рассказать нам, почему так — правильно, а так — левильно.

erchart_tolle
erchart_tolle

А что, по мне так нормально. Мужик, видно, убежал в КНР (Пекин), прет там баб, возраст уже не молодой, адаптация и язык даются трудно. Пиши, пиши, сынок. Про все. Все правильно.

Мария
Мария

Предлагаю выделить отдельный раздел для любителей подобной прозы… Не все могут читать подобное мыльное-гумно и не хотелось бы видеть откровенно развратные картинки рядом с хорошими статьями

Yulia

Люблю,когда в литературе чувствуется надлом, когда читаешь внутри что-то переворачивается. И чувствуется, что тут нет притянутого за уши, сфабрикованного, что тоже несомненный плюс

МАСКВА 2000
МАСКВА 2000

это видно казах какой-то аллах дал ему права убивать людей значит если русские украинки белоруски христианки китайки не мусульманки то ничего и можна самому эх где мои 17 лет нах приезжай в маскву паабщаемся

Бектур
Бектур

а обязательно в своёй никченной пародии на литературное произведение, какого жанра бы не была, упоминать про национальность двух официанток-проституток или же какого-там Рахима. может быть на этом ресурсе сидят представители этих двух национальностей, читают про своих сородичей такую оскорбительную ерунду, что им хочется оторвать пальцы горе-писателю. не дай Бог, твой рассказ прочитает какой-нибудь патриатично настроенный кЫргЫз, то этот кЫргЫз и его сородичи конечно же сделают из тебя членом клуба Московского морга. Но вот девушек жалко, если окажется , всё что ты написал про Иру и Лену правдой, этих девушек будет ждать сладкая перспектива вернуться на родину в качестве груза 200.… Читать далее »

Infusiastic

Упаси нас всех Б-г от патриотично настроенных кыргызов. И от патриотично настроенных русских тоже. И от патриотично настроенных тибетцев заодно. И да пребудет благо!

Инесса
Инесса

Девушек действительно очень жалко.Но ведь и сам Габриэль Бероев тоже жертва обстоятельств,несмотря на его мачоистскую попытку это скрыть.На самом деле его тоже очень жалко ( но эту волну гораздо труднее в себе отискать , не так ли ?).
Ведь конечным продуктом любого эмоционального процесса должно быть сострадание,правда?
Спасибо большое Магазете,что она даёт возможность взглянуть на разные стороны жизни в Поднебесной . Когда нибудь я тоже приеду к вам в Китай.Это моя мечта. Я бы не отказалась, чтобы этот Грантов пригласил меня на чашечку кофе. Поговорить об истине.

Моша
Моша

[quote]все кто ни с нами все против нас[/quote]
Вы правы, и давно пора, чтобы то же самое сказали русские, бы-гы-гы! Учтём-с.

зема
зема

секс,насилие, корявые понты, очень в духе времени, от того и популярно…

Наталья
Наталья

какая нахрен про-Грантовская Москва? Да успоокоойтесь уже, Грант Грантов :)

Gabriel Beroev

books Габриэлян on sale.
accessories including original accessories.

Полина Струкова

Да ладно, в одном на 12 постов грудь показали. Ужас, ужас! А в музеях (подумать только!) непотребности эпохи Возрождения.
Очень понравилась статья, как и две предыдущих. Как хорошо, что Магазета разная!

Большой папа GG
Большой папа GG

Полина, про-Грантовская Москва — с Вами!.. Как там дела в Шанхае?..

Полина Струкова

Наверное хорошо в Шанхае, я не в курсе. У нас +21 по утрам… заморозки.

全聚德
全聚德

А когда тебя забодает вьюга
вдалеке от трасс,
ты уснешь и гарная девка Шуга
позовет в «лиаз»,

ты залезешь с ней в списанный автобус,
кончишь меж грудей,
дашь ей за работу две банки «Глобус»,
и проснешься, где

Белый Бим с велюровым черным ухом
вздернут на трубе,
и урод, вспоровший собаке брюхо,
двинется к тебе.

Дм. Мельников

Jane
Jane

неприятное впечатление. испортила себе настроение на весь день.

Chaofan
Chaofan

Очередной поток откровенного бреда от псевдокриминального гастарбайтера, но хоть на этот раз картинка была подобрана удачно. Полное совпадение с описываемой ситуацией. Гастрик этот, он вообще псих. В Пекине дул там всех направо и налево.

Николай
Николай

Наталья +1500 :))
И я воспользуюсь советом мудрого Infusiastic.
Желаю магазете, чтобы ее читали не только мохнатая звезда, Infusiastic и Грант (если это не один персонаж вообще:)Удачи

Наталья
Наталья

Да уж..ответили… :) Наверно тоже воспользуюсь вашим советом!!!

Михаил
Михаил

Спасибо за ответ

Михаил
Михаил

Подскажите плиз.Как открыть страницу Магазеты если рядом ребенок(чтоб не увидел ПисеСисечные картинки на первой странице) Вы предлагаете подписку на ваши новости в твитер,фейсбук,вконтакте…Другим может пофиг а я поубивал бы наверно вас, если бы узнал что знакомые и незнакомые люди читают на МОЕЙ странице это говно. Говностихи, говнопроза. Говнофотокартины.

Infusiastic

А Вы не открывайте, и не подписывайтесь.
Или Вы считаете, что из-за того, что есть вероятность, что её читают ханжи, Магазета не должна иллюстрироваться картинами китайских художников?

Colaperm
Colaperm

Миша, от всего огородить ребенка не удастся. А что похабного и плохого в женском теле? Нет ни порно ни других извращений. Женское тело всегда было красиво и привлекало многих. Вас не привлекает? А дети они еще не испорчены вашим видением и знанием жизни… С уважением , яйцо.

Екатерина
Екатерина

Смешно.Это слова человека у которого нет своих детей :)Где женская красота на этой картинке?У меня тоже уже появляется чувство брезгливости при открытии Магазеты.Такая порнуха на главной странице…И все в тему:) А автор завалит магазету своим талантом полностью 100%!!!Через день начнет выкладываться…Удачи Магазете. Всего-всего!

Nik
Nik

Вот реклама сайта!:( Люди отказываются от подписки и заходить то больше не хотят.А значит и другим не посоветуют и наоборот отсоветуют.Мне всегда казалось что подписка это оч хорошо.Человек заинтересуется интересной новостью в ЖЖ и глядишь приобщился к нам Китаелюбам:) Согласен с каждым словом Екатерины. Готов подписаться под всем этим. Кровью.

小人
小人

Да какая реклама…Думают как попсовые певцы прославиться сиськами и скандалами.Мальчишеский подход.Эксгибиционизм и задротство.Не хотела писать(все уже написано в комментах к Он и Она 1,2 и тут)Скучно и липкоГрязноПротивно.
Желаю автору завести СЕМЬЮ и он перестанет быть птицей Мозгоклюйкой
Кирокоров, а они Пугачевы.