- РЕКЛАМА -
Магазета Культура Книги Как открыть магазин восточной литературы в центре Петербурга

Как открыть магазин восточной литературы в центре Петербурга

Азиатская литература, бизнес и культура

-

Найти литературу о странах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии иногда бывает не просто, и речь не только о научной литературе, но и книгах по душе. «Желтый двор» — это книжное пространство, где продают редкие и уникальные издания о Востоке и новые переводы с восточных языков. Здесь проводят культурные мероприятия, проекты по переводам книг, встречи и лекции, где ученые, переводчики и писатели из разных стран делятся своим опытом и знаниями в уютной обстановке. Одним словом, «Желтый двор» не только помогает отыскать нужную книгу, но и объединяет людей. Екатерина Лютик поговорила с владельцами «Желтого двора» Витой Карниз и Платоном Жуковым о том, как появилась идея создания этого пространства, почему маски кицунэ выглядывают из-за полок и откуда там китайская ширма с пионами.

Владельцы «Желтого двора» — Платон Жуков и Вита Карниз

Путь к «Желтому двору»

Вита: Всё началось с места. Когда я увидела этот уютный двор с раскидистым кленом, скромное помещение в 17 квадратных метров и круглое окно, то поняла, что здесь должно быть что-то необычное. Именно в тот момент окончательно сложилась картинка. У меня был опыт работы в «Гиперионе», который выпускает восточную литературу, и я общалась с разными людьми, так или иначе связанными с Востоком. Как выяснилось, у всех была общая проблема — поиск литературы.

Во многих городах России есть независимые книжные магазины, в которых делают авторскую подборку книг небольших издательств, выпускающих интеллектуальную литературу. В каждом таком магазине есть полка с табличкой «Восток», там можно увидеть книги издательств «Гиперион» и «Шанс». В сетевых книжных магазинах чаще всего такой полки вообще нет, а выбор ограничен, например, здесь можно найти романы нобелевских лауреатов, Мо Яня и Кадзуо Исигуро. Получается, человеку надо пройти долгий путь — обзвонить сетевые магазины, пробежаться по независимым книжным и букинистическим лавкам, чтобы найти нужную книгу.

Место с нужными книгами

Вита: Перед открытием меня предупреждали, что это рискованное дело. Не все верили в возможность существования такого магазина — опасались, что все закончится книгами по «эзотерике, йоге и аюрведе». И всё-таки я рискнула — и в этом апреле «Желтому двору» исполнилось три года.

Дальний Восток интересен многим, а востоковедение — огромное исследовательское поле, поэтому «Желтый двор» должен был стать местом, где собрана вся дальневосточная литература — от поэзии и прозы, альбомов и энциклопедий, до философских трактатов, монографий и научных трудов. Здесь собирают книги «с миру по нитке», заказывают за границей, закупают у букинистов, оптовиков и маленьких издательств.

Вита: Если человек приходит к нам за конкретной книгой, мы помогаем ему в поисках. Со временем у нас появилось много контактов — люди приносят нам книги и альбомы из своих коллекций. Еще мы доставляем книги почтой — по России и по всему миру.

У нас есть книги-хиты, которые берут постоянно, а есть книги, которые могут стоять годами и ждать «того самого» покупателя. И это большая радость, когда за такой книгой кто-то приходит. Мы говорим: «Она стояла тут два года». А нам в ответ: «Я ее как раз искал эти два года».

Платон: Первыми о нас узнали преподаватели и студенты Восточного факультета СПбГУ и к нам приходили исключительно по такой наводке, искали интересующие их книги. Потом мы повысили присутствие в сетях, начали заходить те, кто нашел нас в интернете и просто случайные прохожие.

Выбор названия

Название магазина «Желтый двор» перекликается с Хуантинцзин, Каноном Жёлтого двора (黄庭经).

Вита: Канон интересен тем, что служил путеводной нитью для тех, кто был далек от религиозных обрядов. Его предлагалось прочесть «десять тысяч раз», чтобы наконец свести воедино свое тело — и внешний мир в общем стремлении к вечной молодости и красоте. Идея книги, которая существует «на двух берегах бытия» одновременно, нам очень близка. Кроме того, в каноне упоминается три двора, из которых второй является главным. И наш магазин тоже находится во втором дворе — прямо в сердце, согласно канону, и через книги мы стремимся объединить мир внутренний с миром внешним.

Платон: У независимых книжных магазинов есть традиция «нейминга» — «Все свободны» в Питере, «Живет и работает» в Москве, «Никто не спит» в Тюмени, «В порядке» в Ростове и другие. Было бы нелепо назвать магазин «Инь и Ян», «Конфуций» или «Сакура». Нам пришло в голову название ещё и потому что желтый — это императорский цвет. Оно перекликается с нашей культурной миссией — объединить столь далекий от нас императорский жёлтый с жёлтым цветом стен петербургских дворов, теперь этот цвет охраняют как объект культурного наследия. Еще у нас во дворе клён, и когда он желтеет, то весь двор усыпан жёлтыми листьями.

Вита: Иногда нас спрашивают, почему у нас «расистское название». Есть даже отзыв на Яндекс картах, там написано что-то вроде «книги хорошее, но название расистское». (смеется) Друзья, читайте даосские каноны, или же смотрите по сторонам на желтые стены петербургских дворов.

Больше, чем просто магазин

Когда магазин только открылся и посетителей было совсем мало, Вите было немного страшно — в магазине за целый день могло не быть ни одного посетителя, и она сомневалась в своих силах и целесообразности затеи. В один из таких пасмурных дней зашёл незнакомец. Он рассказал, что в начале 2000-х в его квартире неподалеку от «Желтого двора» жил Ли Кван-Ха — корейский художник. Когда жилец уехал на родину, хозяин обнаружил в квартире китайскую ширму и множество работ — корейские и китайские полотна. Места было мало, и наш гость выставил ширму в парадную, где она простояла много лет, пока волею случая он не зашел в «Желтый двор». Вита без раздумий приняла ее — расценила это как знак того, что все делает правильно. Ширму отреставрировали и поставили в прихожую. Она и картины из квартиры художника не продаются, а вот маски кицунэ можно купить — их делает знакомая владельцев «Желтого двора».

Вита: Это не просто прихожая – для меня это промежуточное место, тамбур между магазином и городской суетой. Когда заходишь с улицы в очень тесное помещение, всего пять квадратных метров, – и на какое-то время остаешься один на один с этой ширмой и цветами на ней. Что-то вроде маленького ритуала, после которого можно уже заходить в магазин.

В Китае каждую неделю что-то переставляют в магазинах, и это называется «повышение продаж по фэншую». Так и в «Жёлтом дворе» всё время идет очень сложная внутренняя работа и перестановки предметов.

Платон: Нам очень приятно, что человек заказывает книжки издалека, но в то же время немного обидно, что он не может просто зайти к нам в гости. Поэтому мы много работаем над созданием уюта.

Китай, культура и литература

Платон: Уклад жизни, людность, общность китайских будней мне кажутся очень близкими нам по духу. Япония у меня такого ощущения не вызывает. Думаю, Китай сейчас интереснее еще и потому, что там очень много всего происходит. Это уже не та страна, что 20 лет назад.

Вита: Мы стараемся привлечь интерес к Китаю — раскрываем содержание и ценность книг в обзорах новинок, показываем кино, читаем лекции. Мы здесь, впрочем, не одни — не так давно Институт Конфуция запустил проект “Чайная”, где рассказывали о китайской драме, а в Александринском театре показывали спектакль о жизни Сыма Цяня — это все правильный культурный процесс, и мы гордимся тем, что участвуем в нем. Надеюсь, что таким образом получится дать должное представление о Китае. У японской и корейской литературы много поклонников – о ней узнают из поп-культуры, аниме, корейских дорам. К сожалению, с Китаем ничего подобного нет.

Платон: Все слышали про Конфуция, Дао дэ цзин и Ду Фу, а вот о современном Китае знают очень мало. Думаю, что не хватает художественных переводов. Из современных писателей полно представлен только Лю Чжэньюнь — “Гиперион” перевел 4 или 5 его книг. Мы знаем, что есть некий государственный, дипломатический вектор работы, призванный познакомить нас с культурой Китая — проходят бесплатные кинофестивали, организуются выставки. Если вынести за скобки Древний Китай, буддизм и Дао, то “живого” интереса к современному Китаю немного.

Вита: Часто покупают четыре классических романа и «Цветы сливы в золотой вазе», Ли Юя, рассказы Пу Сунлина работы Алимова, литературоведческие труды о Китае, даосские каноны в переводе Малявина, работы Торчинова и Виногродского, философские трактаты.

К сожалению, современная китайская проза не пользуется таким спросом — большинство романов в печати не рекламируется, книги выходят с подчас совершенно нелепыми обложками. Издатели часто печатают китайские книги с уклоном в сторону геополитики, отношений Китая и СССР, Культурной революции и зарисовок деревенской жизни на ее фоне, а это интересно далеко не всем.

Три года назад Вите посчастливилось принять участие в организации кино-литературного фестиваля современного китайского писателя Лю Чжэньюня. В рамках фестиваля прошло несколько киносеансов — показывали экранизации романов. Кроме кино были творческие встречи с писателями и создателями фильмов. Сейчас романы Лю Чжэньюня пользуются спросом не только в «Желтом дворе», но и в крупных сетевых магазинах. Вита надеется, что таких меропритиятий будет больше — благодаря фестивалю книги Лю Чжэньюня вышли к широкому читателю, кому просто понравились его романы.

Не только книги

Платон: Людям мало просто найти и купить книги, есть потребность где-то их листать и обсуждать. Когда речь идёт о популярной культуре — это фестивали, магазины гик-культуры и пр. И, конечно, такие места есть у востоковедов, людей науки. В случае же с простым, будничным интересом чувствуется пробел — на косплей-фестиваль такой человек не пойдет, но и трехчасовые научные доклады он тоже слушать не готов. Наша задача — этот пробел заполнить.

Думаю, Восток в некотором смысле заперт на засов. Китай, к примеру, это просто пугающая культурная величина — необъятная, сложная страна с богатой историей. Вообще, многие люди воспринимают наш магазин как культ, а нас — как хранителей какого-то тайного знания. Само слово «Восток» воспринимается как что-то далекое, смутное, затянутое дымкой. Хочется, чтобы это перестало быть для людей тайной за семью печатями. Для этого мы проводим встречи, лекции — стараемся открыть эту дверь.

Вита и Платон уже делали проект «чтение книг на русском языке японцем, чтение книг на японском языке русским», в котором участвовали три пары чтецов — в каждой паре попеременно японец читал отрывки произведений Хармса, Достоевского и Гоголя на русском, а русские читали Юкио Мисиму, Кобо Абэ и Харуо Сато на японском. Следующий вечер параллельных чтений организаторы хотят посвятить Китаю, чтобы помочь соприкоснуться с культурой Поднебесной не только чтецам, но и слушателям.

Недавно у «Желтого двора» появился онлайн-лекторий, и теперь лекции будут доступны широкому кругу слушателей. В уютном пространстве книжного помещается не больше 20 человек, а желающих больше. Две следующие встречи посвящены Китаю — одна лекция будет о суициде в китайской культуре, а вторая — о “Туманных поэтах”, малоизвестном литературном кружке конца 20-го века.

Фото предоставлены автором.
Редакторы: Анастасия Потиевская и Полина Струкова

Вам понравилась наша статья? Поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в facebookvkinstagramtelegram и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

1 КОММЕНТАРИЙ

Подписаться
Уведомления на
guest
1 Комментарий
новые
старые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Кузнецов Сергей
Кузнецов Сергей
10 дней назад

Уникальное предприятие. Собрания литературы хватило бы на несколько магазинов. А ещё лекции, тематические выставки… С нетерпением жду открытия границы, чтобы наконец добраться до «Желтого двора»!

- РЕКЛАМА -

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

1
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x