«Крестные отцы» Шанхая

Город больших рисков и больших возможностей, Шанхай столетие назад, как впрочем и сейчас, притягивал самую разнообразную публику от американских миссионеров до фуцзяньских контрабандистов. Следы и тех, и других сохранились не только в архивах, но и в городской архитектуре. Причем мемориальные доски висят как перед входом в церкви, так и на бывших владениях шанхайских гангстеров. Какую роль сыграли криминальные группировки в истории города и почему никто не пытается скрыть это «темное прошлое» Шанхая? Читать далее ««Крестные отцы» Шанхая»

Землячества — социальные сети прошлого века

Если во внешнем мире граждане Китая идентифицируют себя как чжунгожэнь (中国人) или китайцы, то дома они скорее пекинцы, шанхайцы или вэньчжоуцы, говорящие на своем диалекте, предпочитающие местную кухню и почитающие особые традиции. Ярко выраженное региональное самосознание — это не явление последних десятилетий, а одна из значимых культурных особенностей. Тем не менее, некоторые компоненты культурной традиции землячества уходят в прошлое: среди них и хуэйгуани (会馆) и тунсянхуэи (同乡会) — настоящие linkedin-ы прошлого века. Магазета решила разобраться, что представляет собой традиция региональных общин и какую роль они играли в китайском обществе. Читать далее «Землячества — социальные сети прошлого века»

Прошлое в китайской культуре: духовное vs. материальное

Китай — древнейшая из до сих пор существующих цивилизаций. Но даже оказавшись в одной из его древних столиц, вы с трудом найдете материальные свидетельства, подтверждающие ее древность. Тем не менее, это никаким образом не мешает жителям страны ощущать себя частью этой цивилизации и чувствовать себя преемниками и доциньского Китая, и династии Тан, и династии Мин. О том, как относятся к прошлому в китайской культуре, мы решили побеседовать с Мэй-Мэй Эшли (Mei-Mei Ashley), археологом из США китайского происхождения. Читать далее «Прошлое в китайской культуре: духовное vs. материальное»

Урбанизация по-шанхайски

Двадцатый век выдался энергичным для многих стран и культур, не избежал его динамичных метаморфоз и Китай. Хотя многие пертурбации стерлись из человеческой памяти, шрамы от этих перемен остались в облике китайских городов, таких Шанхай, оказавшихся в самом эпицентре истории.

Однако изменения продолжаются и в новом веке, требуя от городов неустанно трансформироваться под условия современного образа жизни, а иногда заставляя вместе с неэстетичными «шрамами» стирать их прошлое. Чтобы разобраться, как история и современность уживаются в облике города, мы решили побеседовать с Катей Князевой, автором книги Shanghai Old Town: Topography of a Phantom City, изданной в Шанхае в конце прошлого года. Читать далее «Урбанизация по-шанхайски»

Три удара богомола. К истокам традиции ушу IV

ushu-4-1

В богомоле шести координаций говорят: «Если кто умеет бить используя технику передаваемую иероглифами «пробивать, тащить и сверлить» (пу, ла, цзуань 扑拉钻), то у того не будет врагов в Поднебесной» (有人会打扑拉钻,走遍天下打一 招). Читать далее «Три удара богомола. К истокам традиции ушу IV»

34 столицы Китая

Две главные особенности истории Китая — ее продолжительность и объем сохранившихся письменных источников. Осознание масштабов приходит не сразу: сначала долго пытаешься запомнить хотя бы династии, потом наиболее яркие периоды правления, но лишь со временем понимаешь, что за короткими названиями периодов скрываются сотни лет, десятки поколений. Читать далее «34 столицы Китая»

Карта Китая: от -2000 до +2000

Один из трудных аспектов в изучении истории — отстраниться от современных концепций, границ и ценностей. В истории Китая из-за ее продолжительности все еще более запутано. Например, не умаляя влияние учения Конфуция на китайскую культуру, трудно принять, что жил и трудился он не в могучем Срединном государстве, а в небольшом царстве Лу. Читать далее «Карта Китая: от -2000 до +2000»

Медаль от председателя Мао или Как советский лётчик влюбился в Китай

mao

От редакции:
Статья о русском солдате и его китайской истории попала к нам из Биробиджана от Виктора Антонова

История эта неожиданно пришла ко мне из уст матери одной моей знакомой. Отыскав редакционный телефон, Елена Вениаминовна вдруг пригласила меня в гости, пояснив: «Перебирая вещи своего отца-фронтовика я нашла его награды, о которых раньше не знала. И среди них — медаль самого от Мао Цзэдуна! Приходите, пожалуйста — вам будет интересно». Конечно я отправился в гости.

НАГРАДНОЙ НЕКОМПЛЕКТ

На столе лежали, аккуратно разложенные, медали, наградные книжки, какие-то удостоверения и старые фотографии. Медали были знакомые, уважаемые: «За победу над Германией», «За победу над Японией», «50 лет в Вооружённых Силах СССР», «20 лет Победы в Великой Отечественной войне»… Такие есть у многих ветеранов Второй мировой.
Не помню почти, чтобы отец когда надевал, — говорила тем временем Елена Вениаминовна. — Только много лет спустя после войны видели его «при параде» на День Победы. Да вот фотография, — произнесла моя собеседница и положила на стол чёрно-белое фото.
На снимке группа лётчиков в парадной форме с рядами наград на кителях. Вениамин Валентинович тут уже немолод, но заметно выделяется среди сослуживцев своей «фактурой» — почти двухметровым ростом и широченными плечами. А ряд наград на груди весьма впечатляющ. Очевидно, что на столе передо мной лежало далеко не всё с того «иконостаса». Читать далее «Медаль от председателя Мао или Как советский лётчик влюбился в Китай»

«Чёс по столицам», или В поисках дворца китайского императора

last-emperor-blu-ray1 (2)

Подоспело второе блюдо в нашем «столичном меню» (первое — тут). На этот раз десерт. Правдивое повествование о том, как объехать весь Китай с целью побывать во всех его столицах и не сойти при этом с ума. Не травелог, но руководство к действию. Читать далее ««Чёс по столицам», или В поисках дворца китайского императора»