«Пацанское сердце — простое, пацанская воля — крута.
В Китае всегда я изгоем — жара, духота, немота…»

***

…выхожу на улицу – 38. Это вечером. +. Днём — не меряют, бесполезно. Говорят, земля прогрелась до шестидесяти пяти. В такую жару человек часто находится на распутье — относительно отдельных решений о том, как распорядиться своим временем: спать не спать, пить не пить, есть не есть. И куда идти, зачем и почему. Фактически, эта проблема коренится в эго: в такую жару личность человека раздваивается, и жизнь становится подобной неумелому вождение автомобиля, когда одна часть изнурённого страшным янем водителя хочет повернуть руль направо, и тогда он движется направо, а другая часть — налево, в противоположном направлении. И обстановка становится довольно нервозной — то вы движетесь в одном направлении, то – в другом, а сердце — неуверенным: куда приедешь?..Или как полёт на воздушном шаре — жизнь вызывает у вас восторг, в этот момент воздушный шар взлетает всё выше и выше, но затем, поскольку вы по-настоящему не повернули свой ум от огня, и веревка, держащая шар — не отрезана, чувствуешь себя прикованным к бытию и делу верёвкой из горящих углей, вернее, последних, остающихся в золе самых жарких угольков, точно чувствуешь, что не можешь двигаться дальше, и некуда, и своя медитация снова начинает быть скорее тяжелой, чем трудной, начинаешь сталкиваться со всевозможными препятствиями и помехами. В том, что делаешь и том, что не можешь понять. И так — происходит. И балансируешь на цыпочках, оставаясь в состоянии безысходности. И в этом — весьма искусен.

Как отсечь веревку шара — в такую жару? Куда идти?..

***

Сиань – в самом центре Китая, такая Тверь, климат континентальный. Зимой очень холодно не бывает, но зато летом как даст сорок пять – и так три месяца подряд – держись, моя крошка. Отжиг, в буквальном смысле слова, и почти адский: в Китае есть четыре «огненных печи» — это Ухань, Чунцин, Нанкин и Чанша, хотя на самом деле этих городов больше. Но, поверьте мне, в Сиане тоже не сладко. Самое клёвое то, что жара вечером не спадает и печёт. Как надо.

Соответственно – люди ночью не спят, так и сидят. Кто где на улице до рассвета, жарят баранину – Пятигорск отдыхает, пьют халяльный сливовый напиток, в оригинале — «кислый сливовый суп», хотя на самом деле это такой особый квас, крутят любовь, опять кто с кем, даже выражение есть такое – «игра отношениями на одну ночь», одноночество — и режутся в китайские шахматы, где, кроме всяких там рокировок, надо ещё и уметь переходить реку.

И, конечно, в маджонг, китайское домино, в континентальном Китае произносится, как «мацзян». Но не на одну ночь, теперь уже — партии идут месяцами, с очень сложной системой взаиморасчётов и отношений между играющими и всё такое, кстати, тоже вплоть до супружеских измен. Так что любовь – на одну ночь. Деньги – нет. Как в фильме «Брат-2». Бабло побеждает зло. Давая, конечно, лишь иллюзию счастья.

***

Я выхожу из дома, пройтись. У нас как выйдешь – живём далеко от центра, в пригороде – налево сразу лесополоса, теннисная площадка. Бамбуковый лес – сине-зелёный – и каменные беседки. Иду по дорожке, Смотрю – сидят трое. Сразу чуйка – что-то будет. Чуйка меня не обманывала никогда – наверное, поэтому ещё живой. Хотя это всё легко исправимо, ара, да.

И точно, сразу «в три хари» с опушки идёт –«Hello-hello-hello!!!», причем звук – а звук ведь тоже материя — нарастает к концу, получается «хелло-Хэлло-ХЭЛЛО!!!» — там сидят трое и «калдырят», то есть, «бухают», то есть пьют. По замашкам вроде фраера, но не фраера, это точно. Помните, «Место встречи изменит нельзя»?

Я вроде как пятигорский пацан, правильный, «синяков», алкоголиков то есть, боятся не должен – для этого и бокс – чтобы там не объяснять на бензозаправках, кто ты по жизни, а просто постоять за свою честь – хотя бы попытаться – шутка! – иду на зов. Немного напряжён — «Гиви сильный, но лёгкий». И идти не хочется – только что поужинал — надо бы здоровьице поправить, походить, как говорится, «после еды пройдёшь сто шагов, проживёшь сто лет», но не идти — тоже «в падлу». Подхожу – «предчувствие его не обманули». Так и есть: местная братва, все в драконах, иероглифах «сынопослушание», «терпение» и просто в каких-то буквах. Есть еще точки, на руке, с внешней стороны между большим и указательным, вроде наших – «один в пяти стенах». В общем, Такеши Китано в действии. «Хэлло», — говорю. И уже по-китайски, так, «по понятиям» — «Здравствуйте всем!». Всё «правильно» и культурно.

ОНИ МНЕ, на местном диалекте — примерно так:

ОНИ. Присядь, бухни!

Я. Спасибо, завязал.

ОНИ. Да ладно, чё там, разок. Видишь, у нас сегодня Маленький Сунь вышел.

СУНЬ. Ну да.

Я. Ну ладно, только на децл (чуть-чуть – ГГ.). И жарко.

ОНИ. Уже нет. Вот вчера – точняк.

Я. Ну что, с освобождением, братишка!

ОНИ. А ты из какой страны?

Я. Из страны Советов.

ОНИ. А, «старший брат»… Чё работаешь?

Я. Работаю. Английский преподаю. Детям.

МАЛЕНЬКИЙ СУНЬ. (С огорчением) Завязал, что ли?

МОЯ МЫСЛЬ. Они, наверное, обрадовались, что я русский, можно замутить что-нибудь такое «международное», с «крэком»…

Я. Да всё одно рано или поздно уходят. Лучше здесь стоять, чем там…(не договариваю «сидеть»)

СУНЬ. За себя говори. За себя.

Я. (Молчу)

СУНЬ. А это – «Маленький брат». (показывает на третьего) Да ты ешь, не стесняйся.

Я. (Из уважения беру копчёную куриную лапку в вакуумной упаковке, дешёвую, бабок у ребят, видно, нет. Они открывают салат из медуз. Тоже в вакуумной упаковке). Спасибо! (не договариваю — «пацаны»)

МАЛЕНЬКИЙ БРАТ. А это – Старший. (Показывает на самого старого на вид человека, на спине выколота огромная картина – четыре самых красивых женщины Китая – Си Ши, Ван Чжаоцзюнь и т. д. Наколка сделана хорошо, почти профессионально. От неё «прёт»)

СТАРШИЙ. Хватит жрать, это я, иностранец, не тебе. Дайте что расскажу, у них в России такого, наверное, нет.

МЫ ВСЕ. Слушаем!

СТАРШИЙ. Вот он – откинулся, да,(мне) ты, как я понял ещё не сидел, верно я говорю или нет?! (вообще, это по-китайски всё очень коротко, все эти реплики, последняя просто «дуй бу дуй?!»). А что щас за кичи? [1] Вот я сидел, так сидел, пацаны. Приняли меня в пятьдесят втором. Аккурат при Председателе [2]. По мокрому. Одного профессора я тогда по ошибке туда (показывает на небо) отправил. А туда (смотрит пристально нам всем в глаза, одному за одним) отправлять – нелегко, вам не желаю, запомните все.

Исполнил [3] я его случайно – мы тогда по улице шли, летним вечером, цикады и всё такое, я после тренировки как раз. У меня в Уданских горах [4] был «шифу» [5], вот, а он навстречу. И на(д)смеялся (так и сказал, видимо, для особого шарма) над моим кафтаном. А я с девушкой. Только что снял. Говорит, что за тут за тип такой – а он тоже со своей – женой или кто там она ему – в женском халате зажигает по вечерам? Я такие свои любовницам дарю. Так сказал. Ну, я ему и прыгнул. (Тут «Старший» вдруг неожиданно и в самом деле выкидывает ноги вперёд наподобие ножниц и моментально оказывается вцепившись крепкими загорелыми босыми ступнями в горячую от зноя чёрную ночную траву, продолжая говорить уже стоя и очень прямо). Попал точно в грудь, думал научу немного вежливости, и всё, «поучу». Как с людьми разговаривать на дороге, незнакомыми – на дороге всякое может быть – какого фасона у меня одежда, кто я сам, а он — умер. Сразу причём. Порвалось там что-то внутри, даже хлюпнуло так, как будто вишневый сок выдавили из пакетика, внезапно.

Ну, моя «маленькая сестричка» [6] — сразу бежать, а его, кто она там – в крик. Я тогда ей – просто рукой, так слегка, дал наотмашь, я тогда ещё не знал, что этот её чёрт ласты загнул, а она – представляешь, иностранец – тоже «на глушняк». Завинтил я её, другими словами – опять не рассчитал – как змей воздушный перекувыркнулась в воздухе два раза, и на асфальт, и шея как-то подогнулась странно, назад и вбок, глаза неподвижны, в общем – манекен, да и только. Мертвяк. Вот тут я «на измену и присел» [7]. Конкретно. Два хмурых [8], и всего за две минуты. А вокруг – тёплый вечер и бамбуковый стук — стволы друг о друга стучат-стучат, так тихонько-тихонько, как небесная музыка волшебная, эоловая, тук-тук, тик-так, тук-тик-так… А, век бы слушать это всё…

Ну я в бега, взяли меня через год, в Пекине. До сих пор не знаю, как узнали, что я там живу. Но — высший пилотаж. Может, кто «слил» [9]?.. Так и не узнал, не узнал. Взяли в троллейбусе, на кармане, потом привели в «пайчусо» [10], а там уже из Сианя сидят двое, на вид — хунвэйбины, крепкие, молодые, огромные такие беспредельщики конкретные, с лицами, похожими на монголов, степные дьяволы. И давай меня мочить. Ну я «железную рубашку» учил [11], так что не убили, а так – точно не факт. Вот, как оклемался децл, привезли сюда, в Сиань, еле живого, дали четвертак, то есть 25, наверное, из симпатии к пролетариату – был бы тоже профессором каким, в три дня бы махнули, лоб намазали зелёнкой [12], даже имя бы забыли, вот, и отослали в провинцию Сычуань [13], так там было вот что, слушайте внимательно. Этого я ещё не говорил никому, даже вам. (Опять присаживается, на этот раз не по-турецки, а в «полулотос», буддийская поза медитации).

В этой тюрьме тогда находились сотни людей. И начальник тюрьмы каждый день убивал по десять. Он нас строил, не шеренгой, в кучу. Потом закрывал глаза, доставал старенький потрёпанный свой наган, кстати, русского производства, советского и стрелял, наугад. Семь раз. Мы могли бегать, но только до рва, за которым он стоял, сам такой маленький, толстенький, упитанный, как блин, ров чёрный, глубокий, внизу – тибетские овчарки – упадёшь, сразу порвут, это впереди, и до стены, метрах в пятистах от него, это сзади. А слева и справа – колючая проволока. Вот так вот, что мне вам врать, я старый уже, местами весь седой. Мне скоро семьдесят шесть, но это хорошо, ни за что бы не согласился сейчас (обводит наш двор рукой широким жестом) быть молодым. Я б пару лет не протянул, я себя знаю. Но это я, я – отрезанный ломоть. Вот, потом он открывал глаза, смотрел на нас, в кого попал, и куда, и заряжал ещё. Так два раза где-то за десять минут. Тогда там кто как себя вёл, кто-то — стоял, кто сам в ров прыгал, сразу, слабые нервы, чтоб скорее туда (опять показывает пальцем на небо в крупных звёздах, виден Южный крест), кто-то падал на землю и замирал (радостно смеётся). Думали, так не попадёт. Но «он» по-своему вёл себя честно – не подглядывал, просто нажимал курок и рукой водил так, как будто рисовал, кисточкой, красил нас всех в киноварь кровяную, жизни наши закрашивал (снова радостно улыбается).

Я вот коммунизм с этих пор не люблю, очень, у них всё так – «На кого Бог пошлёт…», в нашем случае — буквально. Это всё ваши Сталин и Ленин. Вот, он закрывал глаза, наугад косил, мы падали, конечно. Кто-то кричал, кто-то не очень. Я, например, пытался визуализировать, мысленно представлять, как ясновидящий – где этот смертельный луч движется, а потом бежал, или, вернее, летел в противоположную сторону, прыжками, часто сбивали, правда с ног. Молился своему ламе, чтобы пронесло — одновременно. Это вы сейчас все такие смелые, да, а там — все хотели жить, все до одного. А вокруг – горы и лес, кричать – только небу. Но до Неба – далеко. а император – вот он. И все знали, что если ты сегодня не умер, то это чудо, и охрана смеётся и хлопает по плечу. И возникало очень сильное желание счастья в будущих жизнях – как будто открывался какой-то банковский счёт, серебряный там, или золотой, только в мозгу – быть очень и очень счастливым, и жить тихо-тихо, кормить по утрам в аквариуме маленьких красных рыбок. Вот мы сейчас если хотим через интернет положить куда-нибудь себе деньги, в первую очередь мы должны открыть себе счёт, так ведь, пацаны? А если счёта нет, то получится, что мы бабки или не пошлём, или наши «лавэ» придут кому-то другому, так? Так вот, практикуя восхождение по нашей духовной, понимаешь, иностранец, это слово, спирали, мы зачастую не знаем, открыт наш банковский счёт или нет. Банк в Гонконге – это мелочи, а настоящий банк – то, который находится в нашем уме, и вот он жизнь за жизнью будет приносить нам дивиденды… Когда мы посылаем обычные деньги, очень тщательно проверяем, счёт открыт-то или нет. А когда, так сказать, повышаем модальность, вообще не задумываемся, хотя бы серебряный открыт? Вообще, если честно, в башке у нас существует три вида счетов – серебряный, золотой и платиновый. Если наше намерение – счастье в этой жизни, то есть, отжигаем, так сказать, братва, для себя, не откроем никакой вообще. Это я вам отвечаю. Если делаем что-то, желая достичь счастья в будущих жизнях, медитация наша станет причиной счастья в следующих перерождениях, это вот, серебряный. А вот если понимаем страдания этого мира, и всех живых существ вообще – тогда открываем, …ля буду, золотой. А бриллиантовый – когда восходим не для себя. Те, кого в той тюрьме положили, они ж страдали больше меня – я вот выжил, да, а они-то где? Вы б там так тогда попрыгали. Хотя нет (закуривает), врагу не желаю…

Знаете, кстати, как там всё кончилось? Свои его и «загнули». Он там жену кого-то из охраны снасиловал, когда муж был не на дежурстве, пришёл к ней домой, муж узнал, в следующий раз подкараулил его и кончил. Топором по голове. «Зрубал голивку секачиком». И всё. Потом ему срок дали, где-то на «красной» зоне, где обучают даже лечебной гимнастике, и кстати, небольшой. А мы всем лагерям маляву кинули, чтобы мента того встречали, как дорогого гостя нашего, ублажали, чем могли. Говорят, недолго сидел, потом поехал в Гуанчжоу – он оттуда родом был, южанин, благодетель-то наш и ночью вплавь под огнём пограничных катеров – видать, с характером, да – вплавь добрался до Макао, получил статус беженца. Потом католичество принял и стал монахом где-то в Португалии – открыл платиновый счёт (радостно смеётся).

ВТОРОЙ. (До сих пор всё время молчал, высокий, жилистый, в драке, сразу видно, совсем не подарок, говорит пропитым голосом. Или простужен?..) А как, бать, счёт-то этот открыть, серебряный хотя б? Чтоб — в следующей жизни?

СТАРИК. Молодец, умный ты. Один ты допёр, к чему я про расстрелы-то рассказывал. Чтобы возжелать себе в следующее жизни «счастия», так сказать, надо всё время думать о смерти и непостоянстве – размышлять. На сто процентов мы все однажды умрём, да, иностранный брателло? Время смерти-то неопределенно – может быть, завтра. Энергия перестанет к горлу поступать, кислород, и всё. Выдохнул, и нет вздоха. (Берёт себя за морщинистое татуированное яблочко, закатывает глаза, цокает языком). Вообще, что мы завтра останемся живые вероятность примерно процентов пятьдесят, у иностранца немножко больше. Если вы внимательно проанализируете нашу ситуацию, посмотрите, сколько причин для смерти. Болезни, атомное оружие, землетрясения, автомобили. В том году, помните, как тряхнуло [14]. Тогда те двое недалеко от этой стройки (показывает корявым, но сильным пальцем на стройку неподалёку) какой-то там штрих [15] со своей гирлой сидели в тюнингованном «Lexus»’е, слушали хард-рок. По-моему, «Nazareth» (Поёт — «Run away-yeeah-yeaaah-still away-yeaah-yeaah, ’cause U feel all right…» — очень похоже) А как тряхнуло, большой кусок оргалита откололся и прямо им в лобовое, и головки-то посрубал, насмерть совсем. И всё, остлушались, молодые. Дослушивать теперь будут на том свете. И все так. Вот, иностранец, смотри – вчера ещё были молодые здоровые люди, а теперь их нет. Да, и в России у вас тоже одни кресты. И везде – шестьдесят пятый, семьдесят второй. В вашей Москве братвы погибло больше, чем на чеченской войне. Или в Тибете в пятидесятых да и не только пацанов… А ДТП?! (я — киваю)

ОН. (кивает тоже) Дома предназначены для того, чтобы нас защищать, но дома от газа, взрывов, например, как у вас в Москве. Если мы логически исследуем нашу «жисть», то увидим, что причин для поддержания нашей жизни-то мало совсем. А вот для смерти (улыбается горько) — много. А люди? Дам я вот вам сейчас бритвой по шеям, внезапно, и будет у вас всех это – последний вечер. Не смейтесь. Это всё не смешно – кто враг, кто друг, тоже не определено – вон, родственники-то друг друга поедом едят. Кстати, о еде. Еда-то предназначена для поддержания этой жизни. Но порой тоже становится причиной нашей смерти, траванулся, и всё, «кикос». Лекарство тоже предназначено для лечения болезней, но и от них умирают, от таблеток этих проклятых, вот, Ли Сяолун [16] выпил таблетку от головной боли, пошёл наверх на второй этаж, вздремнуть, и всё. И так многие, многие так, говорю. Поэтому вечером скажите себе, пацаны – «Наверное, на восемьдесят процентов я до завтра не доживу!» и переверните чашку свою вверх дном [17], а если назавтра вы не умерли, скажите – «Это чудо!», и не нойте никогда, мол — «Не склеилась жизнь, жизнь – фигня, у мусоров и то лучше…», а вот в этом чуде и живите. (Поднимается, по-шерифски упираясь руками в колени, закуривает. При этом он сильно и резко щёлкает по коробку с дорогими китайскими сигаретами указательным пальцем снизу по донышку, вылавливая сигарету широкой татуированной нижней губой. ) Ладно, пора мне, сегодня молиться ещё всю ночь — в лотосе сидеть, нивелировать кармические препятствия. Истинно вам это всё говорил, запишите в сердце своём. И несите всю жизнь. А вы – проводите иностранца домой, хоть не наш, а всё-таки – пацан. Бывший, конечно. Бывай, форейнер, живи хорошо, не воруй, а украдёшь – не попадайся! И слова мои под сомнение не ставь – спрошу (смеётся, давая понять, что это шутка – «спрашивать» — призывать к ответу за невыполнение тех или иных обязательств — с меня он не собирается вообще, ни сейчас, ни потом). Открывай свой банковский счёт, какой хватит силы души, открывай, и вы тоже, значит, завтра в пять, где договорились, поглядим. Что это за «пекинская мафия». Только если что, вы не суйтесь, я всё сделаю сам, а то вас потом оттуда ещё уносить. (Улыбается, уходит, машет рукой)

МЫ ВСЕ. (Хором) Спасибо! Долголетия вам больше, чем Южные горы, уважаемый ака!

КОНЕЦ.

© Copyright: Грант Грантов. КНР

Примечания

  1. «кича» — это «тюрьма», кто не знает[]
  2. имеется в виду Мао Цзедун[]
  3. убил[]
  4. горы в провинции Хубэй[]
  5. учитель, кит.[]
  6. обычное название любовницы[]
  7. «испугался» сильно[]
  8. трупа[]
  9. выдал[]
  10. отделение[]
  11. особый вид кунгфу, позволяет оставаться неуязвимым для любых ударов руками, ногами, холодным оружием, на последнем этапе адепт специальным приемом втягивает внутрь мошонку, превращаясь таким образом в своего рода непроницаемый колокол; относится к секретным разделам воинских боевых искусств, всё это связано с перераспределением энергии[]
  12. расстреляли[]
  13. называет тюрьму, это что-то вроде их «Белого лебедя»[]
  14. имеется землетрясение в Вэньчуане, провинция Сычуань летом 2008 года[]
  15. парень, пренебр.[]
  16. имеется в виду знаменитый Брюс Ли[]
  17. в Китае переворачиваю чайные чашки вверх дном, когда кто-то умер[]
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

Аватар
- 别去打听丧钟为谁而鸣. 它鸣为你, 鸣为我 - ПОДТВЕРЖДАЮ ПИСЬМЕННО СВОЕ БУДУЩЕЕ: я уже отрезанный ломоть, hard bread! Мои сны и мысли нелинейны, они роятся, роятся, роятся, разветвляются в разные стороны, они существуют все одновременно и благодаря этому проникают в мою жизнь и наполняются ею в большей степени, чем какая бы то ни было фраза! Вы знаете это из своего опыта. Чтобы отразить в своих произведениях мысли и сны, я решил превратить свою жизнь, в которой слова, как вороны на проводах, располагаются одно за другим, в нелинейный феномен. Потому что письменный текст это всего лишь графическая тень фонетического тела. Если хотите, мои неумелые, не редактированные тексты есть образ распада пространства и времени, которое делится на коллективное мужское и индивидуальное женское, "инь" и "янь". И что мужчина ощущает мир вне своего "я", он во Вселенной, а женщина носит эту Вселенную внутри себя (ниже живота). Поэтому поймите: лучше сгореть, чем раствориться. В песнях улицы, горя и нищеты. В мае 2013 этого года был трижды номинирован на премию "Народный поэт"; http://www.stihi.ru/ Мои любимые строки жизни: Бр(ателл)о! 手把青秧插满田,低头才见水中天,心底无为方是道,原来退后是向前. Вот так примерно.

38
Оставить комментарий

avatar
16 Цепочка комментария
22 Ответы по цепочке
0 Подписчики
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
17 Авторы комментариев
Грант ГрантовАскетostropolerAngela ZuevaАлександр Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новые старые популярные
Уведомления на
acket
Читатель

Сильно:). Уровень китайского,как и русского — на высоте)Как и фантазия (возможно). Читать приятно,заставляет задуматься. Спасибо,давно ничего такого не встречал.

Alla
Читатель

Было очень интересно! Немного, конечно, страшно. Вот почитаешь, и думаеim — а правда ли? Кажется, правда…

Александр
Гость
Александр

Давай ещё!

Deng LiXian
Гость
Deng LiXian

Отличный слог, отличный рассказ! Тема хороша и раскрыта изящно. Браво!
Пойду еще поищу твоего творчества…
谢谢!

Александр Мальцев
Редактор

Творчество скоро будет ещё в Магазете :)

China Red Devil
Читатель
China Red Devil

Да, действительно отличный рассказ, грамотно написано и со знаниями реалий Китая…
Прочел с большим удовольствием.

(одну только нескладушку заметил- 76-летний китаец знает группу «Nazaret». Это, батенька, перебор)))). До этого места читал, не мог понять, реальная ситуация описана или авторский вымысел. А на этой фразе- широко улыбнулся: все встало на свои места.))

仙女
Гость
仙女

Ой, мальчики, позволите присоединиться к мужскому обсуждению? Выражаю свое восхищение автору! Читается на одном дыхании! Абсолютно согласна с тем, что книгу надо писать

Миха
Гость
Миха

Вот еще вспомнилось.
«А правда, что все журналисты мечтают написать роман? — Нет, — солгал я» Довлатов, кажется, сказал.

Eliseev Valeriy
Гость
Eliseev Valeriy

Про китайскую тюрьму, только что другу рассказал. Тот в шоке. А еще говорят, что мексиканские и тайские тюрьмы самые суровые.

Infusiastic
Читатель

Наконец-то в Магазете появилась литература!
Как это прекрасно!

san
Гость
san

плюспицот ))))

Борисыч
Гость

Пора книгу собирать, точно — пора.

Денис
Гость
Денис

Спасибо, потрясающая история! Другой бы мимо прошёл и не заметил. :)

olDboy
Читатель

Вообще слов нет! Классно написано!

и восхищаюсь твоим уровнем китайского! даешь!

san
Гость
san

В том числе и за «Холодную воду» благодарю. Много думал.

san
Гость
san

Брат, держи краба! Это шедевр.

Миха
Гость
Миха

Здорово написано, а вот в формате книги есть что-то подобное?