Не только у изучающих китайский язык иностранцев частенько возникает путаница при общении с китайцами, говорящими на других диалектах. Это ещё и проблема китайцев, приезжающих с юга или из деревень учиться или работать в северные города. Анна Кузнецова специально для Магазеты перевела рассказ «Южный говор, северные тоны» (南腔北调) современного китайского писателя Су Туна (苏童) о том, как он, переехав из Сучжоу в Пекин, столкнулся с особенностями произношения на севере. Текст взят из сборника рассказов Су Туна «Почему ты испытываешь разочарование во мне?» (你为何对我感到失望).

Южный говор, северные тоны

РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

В начале 80-х я учился в Пекине. В первый раз покинув родительский дом и уехав в чужие края, я не обращал особого внимания на все возникшие при переезде трудности.

Единственное, что огорчало меня – мой южный акцент, поднимавший бурю смеха у студентов из северных провинций. Я вдруг осознал, что моя речь не такая уж совершенная.

Вернувшись в университет после зимних каникул, я привез однокурсникам, живущим со мной в одном общежитии, попробовать мандарины из родного города. У одного студента с северо-востока Китая на лице появилась хитрая-хитрая улыбочка, он задал вопрос:

— А что ты нам предлагаешь? Колышки?

— А что не так? Ты не ешь мандарины?

Он воскликнул:

— Ты-то их обожаешь! Только это мандарины называется!

Я покраснел до ушей, когда студент рядом объяснил, что я произнёс слово «мандарин» так, как бы звучало на севере слово «колышек», а в некоторых местностях так называют «экскременты». Я смущённо улыбнулся и с этого момента начал мучиться по поводу своей речи.

После этого случая я старался подражать тому, как говорят мои пекинские товарищи. Когда я только начал тренироваться, я никак не мог правильно поставить язык, но постепенно привык. Не загибая кончик языка к твёрдому нёбу при произношении согласных звуков, невозможно говорить безукоризненно. У меня есть один знакомый из Шанхая, с которым мы постоянно ходили вместе, будучи студентами.

Я всегда критиковал его за то, что он шепелявил. Конечно, он не соглашался, говорил, что это я без разбора «загибаю кончик языка», когда пытаюсь произносить согласные. Мы даже попросили одного пекинского студента рассудить нас. Я помню, этот студент с сочувствующим взглядом выслушал нас, южан, и поразмыслив немного, сказал:

— Вы оба говорите неплохо, однако у одного из вас язык немного «длинный», а у второго — «короткий».

Скорее всего, мой язык был «коротковат». Вот с таким «коротким языком» я и разговаривал эти несколько лет.

После выпуска я покинул Пекин. По воспоминаниям нескольких моих друзей первое время по возвращению в Нанкин я говорил, как настоящий житель столицы, но, пожалуй, это был не комплимент. Они имели в виду, что мой северный акцент не подходил для жизни на юге. Но я так совсем не считал. Я хотел и продолжал говорить на образцовом китайском языке. Как оказалось, моя самоуверенность не имела под собой никаких оснований. Однажды мой товарищ по университету, с которым мы не виделись лет 10, позвонил мне поболтать. И вдруг он воскликнул:

— Что с твоей речью?

Я изумленно задал встречный вопрос:

— А что с моей речью?

Он сказал:

— Ты опять говоришь, как южанин.

После этого разговора меня переполняли разные эмоции, но я думаю, что скорее всего это было чувство огорчения — опять моя речь вызывает вопросы! Все мои усилия были напрасны. Когда я говорю, язык по инерции двигается не так, как надо. Я понял, что и сейчас моя речь представляет собой неправильный «путунхуа» с примесью двух разных диалектов китайского: нанкинского и сучжоуского.

Вероятно, я не один страдаю от этой проблемы, но я получил огромный опыт, столкнувшись с ней. Все люди одинаковые. Нам часто приходится приспосабливаться к новым местам, изучать незнакомые языки. Но мы не можем просто подражать чужой речи, как попугаи. В этом и кроется причина появления смешанного диалекта.

От переводчика

В статье Су Туна встречаются описания очень интересных особенностей китайского языка. Например, следует уточнить несколько моментов, связанных с разнообразием диалектов, упоминаемых в тексте. Путунхуа – это официальный язык КНР, национальный язык на основе пекинского диалекта, принадлежащего к северной группе диалектов китайского языка. Нанкинский диалект относится к цзянхуайской ветви группы северных диалектов.

Диалект Сучжоу относится к тайхуйской ветви диалектной группы у, распространён в провинциях Цзянсу, Чжэцзян, муниципалитете Шанхая. Хоть конституцией КНР и признаётся один официальный общепринятый язык, на самом деле, ситуация намного сложнее. Многие лингвисты утверждают, что в Китае сосуществуют разные языки. Сами же китайцы считают, что у них всё же есть нормативный язык, а всё остальное – это просто диалекты. Всего выделяется 10 диалектных групп китайского языка.

Сразу становится понятнее, как именно у автора получилось вместо слова «мандарин» сказать слово «колышек». «Мандарин» (橘子 júzi) в китайском языке звучит как «цзюйцзы»; а «столб», «колышек» (橛子 juézi), который нечаянно произнёс Су Тун, читается как «цзюэцзы». Соответственно автор произносил слово «мандарин» с южным акцентом, но звучание для уха китайца с северо-востока искажалось, ему слышалось другое слово, которое на его родине означало «экскременты».

Су Тун в своём произведении использовал специальные термины для объяснения проблем в своём произношении. Например, «загибание кончика языка к твёрдому нёбу при произнесении согласных» называется в лингвистической терминологии ретрофлексией. В китайском языке такое движение языка происходит при произнесении звука «ш», например, в слове «Шанхай». Когда пекинский студент сказал Су Туну и его другу, что у одного из них язык короткий, а у другого длинный, скорее всего имелось ввиду, что один слишком сильно подгибал кончик языка при произнесении звуков, а второй этого не делал вовсе, а из-за этого звуки и не получались как следует.

Для заглавной иллюстрации использовано фото m.mafengwo.cn.

Автор перевода: Анна Кузнецова

Вам понравилась наша статья? Поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в fbvktwittergoogle+ и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

  • 21
  • 36
  •  
  •  
  •  
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

3
Оставить комментарий

avatar
2 Comment threads
1 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
3 Comment authors
Аннаmadmansnestavezink Recent comment authors
  Подписаться  
новые старые популярные
Уведомления на
avezink
Читатель

Замечательный текст и комментарий переводчика! Любопытно и полезно!

madmansnest
Гость

Неправда, Конституция КНР признаёт не только один официальный общепринятый язык, но и языки национальностей, и гарантирует свободу их использования. Наверное, автор хотела сказать, что Конституция КНР не признаёт деление ханьцев на субэтносы и поэтому не признаёт отдельные ханьские языки (диалекты) за таковые.

Анна
Читатель

Спасибо большое за комментарий!
Правда, в Конституции сказано, что «все народы пользуются правом на свободу использования и развития своего языка и письменности»(各民族都有使用和发展自己的语言文字的自由). Возможно, я написала предложение не совсем корректно. В статье 19 Конституции КНР есть положение: «государство содействует распространению наречия путунхуа, являющегося общеупотребительным на территории всей страны»(国家推广全国通用的普通话).
Находила похожие на моё утверждение в других статьях. Благодарю за информацию, буду внимательнее:) И, конечно, продолжу изучать вопросы Китайского языка дальше!