Для тех, кому лень читать всю статью: правительство КНР планирует поднять планку и зафиксировать стоимость оплаты перевода на отметке 200 юаней за 1000 знаков. Ранее стоимость перевода такого количества знаков составляла всего 50 юаней. Причины доходчиво и экспрессивно представил господин Ли на своей недавней лекции.


Ли Цзиндуань (李景端) в далёком 1951-ом поступил на факультет экономики в Университете Цинхуа, а окончил факультет международной торговли Народного университета КНР. С 1975-го занимается переводами книг, редактурой и издательским делом. К настоящему моменту опубликовал более сотни научных работ, посвящённых вопросам перевода и издания иноязычных произведений в Китае и за границей. В 80 с хвостиком занимает высокий пост при государственном совете переводчиков, участвует во всевозможных объединениях и союзах, преподаёт в Китае и за его пределами. Приехал к нам в гости на конкурс переводчиков-синхронистов.

Надо отметить, что вся его лекция касалась в основном англо-китайского перевода, но, тем не менее, лично мне, как переводчику, оказалась крайне интересной. Чётко прослеживаются параллели и сами собой напрашиваются выводы. Спешу поделиться основными пунктами выступления профессора Ли, пересказанными мной в свободной форме.

Ох, и сильно же китайцев волнует Нобелевская премия Мо Яня. Событие действительно мирового масштаба каждый интерпретирует по-своему. Господин Ли, например, во время встречи неоднократно подчеркнул, что произведения Мо Яня известны в первую очередь благодаря толковым переводчикам, которые адаптировали их под западного читателя. Конечно, здорово, что получилось прославить китайского автора, но тут возникает этический вопрос – а так ли необходимо адаптировать тексты при переводе, не будет ли это проявлением неуважения к автору? Не станет ли это потерей индивидуальности? Хороший вопрос. Задав его аудитории, профессор Ли, вероятно, хотел подчеркнуть важность переводчика, как посредника в таком важном деле, как передача информации. Но ударился в историю.

Говоря об истории перевода в Китае, выступающий отметил, что первую книгу с испанского, например, перекладывали на китайский язык аж 23 года. Теперь же скорость перевода и редактуры иностранных материалов сходного формата и размера достигает 30-35 дней. Просто космическое ускорение. По мнению господина Ли, в наши дни много книг переводится для фанатов того или иного конкретного автора, а не для ценителей литературы вообще. Переводятся они плохо, на скорую руку и в основном в целях скорейшего получения выгоды. В наше время люди не стоят в очередях в книжный магазин, зато ночуют под стенами центров, продающих новенькие айфоны. Тут уместно сравнить современную книгу и телефон – и то, и другое выдано потребителю на заказ. Кроме того, теперь переводчики сами выбирают популярное чтиво, предлагая уже готовые переводы издателям, которые не в силах отказаться от готового материала и «Пока пипл хавает «Анчар», ты будешь читать «Анчар», Саша» (КВН). При этом добавляется много модных, заимствованных слов, снижается общее качество перевода, идеи автора искажаются, а название произведения иногда вовсе заменяется на что-нибудь «продающее». Вот раньше, когда трава была зеленее, издатель давал задание переводчику, контролируя «рацион» читателя. Мог и вовсе отказать в публикации. А сейчас ведь всё делается ради денег. Читатель заказывает музыку, и редакторы буквально не успевают фильтровать контент, льющийся на прилавки. Так нетрадиционные, вульгарные, безвкусные и «неправильные» материалы попадают на рынок, что приводит к небольшим казусам, как, например, открытая продажа запрещённых книг, плагиат, слишком вольный пересказ и т.д.

С устным переводом дела обстоят не лучше. Чтобы далеко не ходить за примером, профессор Ли упомянул о любимой многими переводчиками Кантонской ярмарке в Гуанчжоу. Здесь можно найти подработку переводчику любого уровня, главное иметь голову на плечах и мало-мальски шпрехать на инглише. Стоимость услуг занижается, падает качество, клиент считает, что 200 юаней за 8-ми часовой рабочий день — это норма. Печально, конечно, но раз есть предложение, то есть и спрос, от этого никуда не деться. В общем и целом вырисовывается просто катастрофическая ситуация. Господин Ли широко и резко размахивал руками, пытаясь показать нам в красках и даже буквально в лицах, насколько ужасающими будут последствия для Китая и всего мира в целом, если мы оставим всё как есть и не будем вмешиваться.

«Таки что нужно делать, чтобы исправить положение?» – спросите вы, спросили и мы.
Профессор не заставил аудиторию долго ждать ответа. Правительство КНР и разные-разнообразные комитеты и союзы уже обо всём позаботились. В пакет мер входит:

1. Конкретизация норм и стандартов для выполнения переводов в тех издательствах и конторах, которые можно хоть как-то контролировать, законодательное их закрепление.
2. Воспитание кадров, которые будут уважаемы по всей стране, которые будут показывать надлежащий уровень, станут образцом для подражания, к чьему мнению будут прислушиваться.
3. Наказывать и позорить нарушителей, исключать из профсоюзов, всячески препятствовать их деятельности. «Если хочешь зарабатывать много – занимайся нефтью, а не наукой и переводами. Уйди и уступи место тем, кто действительно этого достоин!» (г-н Ли)
4. Так как спрос рождает предложение, а уровень нужно повышать хоть как-то, было решено в самое ближайшее время ввести новый государственный стандарт оплаты работы авторов и переводчиков. К примеру, если раньше стоимость 1000 знаков написанного оригинального текста на китайском составляла 80 юаней, то теперь планка будет поднята до 300 юаней. При переводе с китайского на английский, например, раньше за 1000 знаков платили 50 юаней, а теперь будут 200 юаней.

Неплохо, правда? По мнению господина Ли, так подконтрольные организации будут дважды думать, кому поручить выполнение дорогостоящего интеллектуального труда, в итоге баланс между стоимостью и качеством будет достигнут хотя бы посредством таких вот искусственных мер. За большие деньги заказчик захочет иметь дело только с мастерами своего дела, само собой, вот нерадивые недо-специалисты и отсеются.

Остались неосвещёнными вопросы законодательного и юридического оформления таких хороших и замечательных идей, практическая реализация пакета «реформ», контроль, пресечения новой волны взяточничества, например, и прочих мелких недоразумений, которые возникнут в связи с изменениями.

Как переводчику и автору, мне крайне интересно, как именно новые требования и условия отразятся на моей ставке за страницу текста. Пусть даже в контексте фриланса. Конечно, весьма вероятно, что в ближайшее время никак. Но, тем не менее, вопрос достаточно интересный, требующий участия каждого отдельно взятого специалиста и почти-специалиста. Как бы китаисты ни старались обособиться, но рынок переводческих услуг представляет собой наше общее поле деятельности, где важна не только конкуренция, но, как ни крути, поддержка и постоянный взаимный рост, я бы так выразилась.

Я-то завершаю статью на позитивной ноте, а вот господин Ли громко кричал и ругался, стоя перед многочисленной аудиторией. Эх, неужели и правда перемены грядут…

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

7
Оставить комментарий

avatar
3 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Подписчики
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
InfusiasticЕвгенийПолина СтруковаМоисеев СергейАнна Потапова Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новые старые популярные
Уведомления на
Анна Потапова
Читатель

Как всегда, где Полина — там шикарная статья. Будем дружно надеяться на лучшее!

Моисеев Сергей
Читатель

Интересно, а на каком языке происходило общение? Из кого состояла аудитория? В каких рамках состоялась встреча?

Евгений
Гость
Евгений

Если сейчас есть люди, готовые переводить за 50 юаней, то повысив ставку штатным переводчикам до 200 юаней, эти штатные переводчики станут аутсорсить перевод тем, кто готов за 50, а 150 класть себе в карман.

Infusiastic
Гость

Проезжая мимо станции, с меня слетела шляпа.