EA

Сегодня уже ни для кого не секрет, что в глобальной политике украинский кризис послужил лишь спусковым крючком для проявления «вечного» противостояния держав в виде активной фазы. Судьба украинцев сейчас беспокоит только их самих, да еще сердобольных русских, которые всегда готовы прийти на помощь людям, говорящим с ними на одном языке. Остальные «игроки» стремятся выжать из конфликта наиболее весомые дивиденды: кто в виде дополнительных территорий, кто расширить свое военно-политическое влияние. Как всегда во время открытой конфронтации не обходится без жертв.

РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

О том, как не стать жертвой и при этом таскать из огня каштаны чужими руками давно придумали китайские стратеги. В середине прошлого века, когда холодная война только разгоралась, Председатель Мао образно сформулировал принцип внешней политики молодой Китайской Народной Республики: «Два тигра и одна обезьяна». В смысле, пока два тигра дерутся, обезьяна спокойно наблюдает за баталией с ветки, и затем присоединяется к победившему, либо же продолжает оставаться на безопасном расстоянии.

При этом если в былые времена «Державами» были СССР и США, то теперь таковыми по праву считаются Америка и Китай, который может выступить в роли «старшего брата» для России. Политикам США и в страшном сне не снилось, что Китай всерьез, а не в дипломатических терминах, подружится с Россией. А в сложившейся ситуации России больше некуда идти, кроме как на поклон к китайскому императору. Вот и получается, что противостояние носит не локальный, а глобальный характер, и далеко не факт, что Россия, в ее нынешнем беспромышленном и зависимым от импорта состоянии, из этого кризиса с честью выпутается.

Надежда остается только на Китай, который, как бы этого нам ни хотелось, продолжает разыгрывать карту обезьяны, сидящей на ветке, и ограничивается общими рассуждениями о добрососедстве и взаимовыгодном сотрудничестве. А по российским вопросам при их обсуждении в ООН сохраняет неизменный нейтралитет. В отличие от отечественной бравады в отношении перспектив российско-китайских отношений, в КНР ни о каком «потеплении» речи не идет. Наоборот, как только дух санкций в отношении РФ начал материализовываться, китайское Министерство экономики спустило циркуляр, адресованный всем участникам внешнеэкономической деятельности, имеющим партнеров в России. Документ настолько показателен, что позволим здесь привести его перевод дословно:

«…устанавливая деловые связи с российскими партнерами, необходимо учитывать следующее:

1. В России вскоре лопнут раздутые цены на недвижимость. В связи с санкциями Запада резко ускорится отток денег из РФ, и, как следствие, рухнут непомерно выросшие цены на недвижимость (например, стоимость квартиры в Москве в два раза дороже, чем цена аналогичного жилья в Берлине). Предвестником этого является резкий скачек курса доллара по отношению к рублю. Между тем в Китае расположено достаточно большое число предприятий, экспортирующих в Россию строительные и отделочные товары. Именно эти компании находятся под угрозой сокращения заказов и неплатежей со стороны российских контрагентов.

2. Отток зарубежных инвестиций из России, обесценивание рубля и усиление валютного контроля. Если Америка и ЕС предпримут в отношении России меры, подобные тем, которые введены против Ирана, стратегической целью Америки станет атака именно на финансовую систему РФ, в результате чего многие банки мира могут отказаться от корреспондентских связей с российскими финансовыми структурами, что затруднит для России трансграничные сделки, а также приведет к усилению валютного контроля, и, как следствие, возможные срывы оплат по сделкам с китайскими компаниями.

3. Сбои в функционировании банковской системы РФ приведут к массовому банкротству предприятий, создающих реальный сектор экономики, и неизбежное нарушение ими своих контрактных обязательств. Уже сейчас многие китайские компании сигнализируют, что у российских покупателей появились трудности с аккредитивами и другие проблемы финансирования внешнеэкономических сделок.

4. Если в ответ на санкции Запада Россия прекратит поставки нефти и газа, то это серьезно ударит по всем компаниям, связанным, например, с производством полимеров и изделий из углеводородов, а также предприятиям, выпускающим запорную арматуру, фитинги и т.п.

5. Единственным плюсом от украино-российского противостояния и связанных с ним санкций со стороны США и ЕС является возможное прекращение поставок автомобилей, автозапчастей, промышленного оборудования из Европы в РФ. Предприятия данных отраслей могут использовать этот шанс для продвижения своей продукции в Россию. Однако и в этом случае нужно соблюдать осторожность и учитывать риски, о которых говорилось выше…

…Рекомендации:

1. Всем экспортёрам необходимо внимательно следить за развитием ситуации в России и на Украине.

2. Если это позволяют условия контрактов, следует временно воздержаться от производства товаров по российским контрактам или же затягивать сроки поставки, ожидая разрешения конфликта.

3. Особенно важно всеми мерами ускорить проведение оплат по уже открытым сделкам, а также требовать полной предоплаты по контрактам только открываемым».

Не знаю как там, в области политики, но в сфере экономики это больше похоже на санкции, чем на дружбу!

В результате предсказанных (правда, не совсем точно) в циркуляре трудностей в российской экономике, многие средние и мелкие импортеры частично потеряли платежеспособность, и в виду сокращения спроса, оказались под угрозой затоваривания. А китайские поставщики, в свою очередь, послушно исполняя волю верхов, перестали предоставлять льготные условия по российским контрактам, например, давать отсрочку платежей. В итоге, по некоторым оценкам, товарооборот между Россией и Китаем упал за первое полугодие 2014 года почти на 50%.

Однако провал этот следует рассматривать исключительно как временное явление, естественное для сложившейся кризисной ситуации.

Мы проходим стадию шаткого равновесия, когда чаша весов начинает медленно, но уверенно склоняться в пользу импорта товаров из Азии, главным образом, из Китая. Причем касается это не только традиционных товаров, так называемого, народного потребления, но и, к примеру, станков и оборудования, которые традиционно завозились в Россию из Европы. При этом многие, даже относительно стабильные импортеры китайских товаров по указанным выше причинам вынуждены покидать рынок, а поставщики товаров из Европы будут вынуждены отказаться от услуг западных поставщиков в пользу того же Китая, исходя из логики ответных российских санкций против Европы и США. И чтобы встать на их место нужно поторопиться!

Повторяю, что России больше некуда идти за импортом, кроме как в Китай, и объемы торговли с Поднебесной будут только расти. Предвестником чего стал успешный визит В. Путина в КНР в мае текущего года, когда был подписан всем известный «газовый контракт».

ЕС в ближайшие годы будет с удвоенной энергией реализовывать политику диверсификации поставок энергоносителей и снижения доли России. Уже через несколько лет эта политика начнет приносить реальные результаты. К этому времени Россия обязана будет иметь альтернативный рынок — а значит, строительство соответствующей инфраструктуры надо начинать прямо сейчас. Это стало очевидно и для российского руководства, поэтому контракт, о котором велись вялотекущие переговоры с 2007 года, был подписан ударными темпами. Конечно, китайцы воспользовались моментом, и «продавили» льготные цены (чего они, собственно, и добивались последние семь лет). Но факт остается фактом, экспорту энергоносителей в Европу в кратчайшие сроки найдена серьезная альтернатива.

При этом большие газовые и нефтяные сделки — это только вершина айсберга. В разных стадиях обсуждения находятся десятки менее крупных инфраструктурных и сырьевых проектов, которые тормозились из-за бюрократизма с обеих сторон и обычной для русско-китайских торговых переговоров практики изматывания партнера с целью выбить максимально выгодные условия. Речь идет также о строительстве мостов и других объектов транспортной инфраструктуры (китайцы уже предложили свои услуги по строительству транспортного тоннеля под Керченским проливом, с пропускной способностью в два раза выше, а по стоимости в два раза ниже, чем российский проект моста); увеличении экспорта угля в Китай; новых проектов сотрудничества в сфере сельского хозяйства. Растущим направлением сотрудничества может стать экспорт российского угля в КНР (в 2013-м — около 20 млн. т.), что потребует значительных инвестиций в добычу и транспорт.

Американские санкции в отношении российских банков, хотя и нанесли некоторый ущерб экономике, зато привлекли внимание политиков в Москве к уязвимости российской финансовой системы. Уже начались переговоры о расширении присутствия в России китайской системы China Union Pay. Имеющаяся договорная база уже позволяет России и Китаю торговать в национальных валютах, хотя пока доля таких расчетов остается незначительной. Есть основания полагать, что в ближайшей перспективе (2-3 года) наши страны перейдут исключительно на прямые платежи по торговым контрактам в юанях и рублях, минуя недружественный в нынешней ситуации доллар.

Очевидно, можно ждать снятия многих из существовавших ранее политических ограничений на экспорт технологий военного и двойного назначения в Китай. Эти ограничения были главным образом обоснованы политикой балансирования России между США и Китаем, и в нынешних условиях теряют всякий смысл.

Затянувшееся на годы согласование контракта на поставку в КНР истребителей Су-35С будет ускорено и, вероятно, завершится подписанием контракта в текущем году.

Новый характер взаимоотношений России с Западом в посткрымский период отразится и на поведении бизнеса. В нашей практике встречается все больше примеров, когда российские, не только торговые, но и промышленные компании, в срочном порядке озаботились заменой европейских поставщиков материалов и комплектующих китайскими. Бизнес более не сможет исходить из положения о том, что в отношениях России с Европой действуют неизменные правила игры. Угроза перекрытия каналов поставок оборудования или материалов, запрета на поставки технологий, ареста активов и других санкций должна теперь учитываться любой российской компанией, особенно если она регулярно имеет дело с государством.

Современный Китай может заменить западных партнеров по многим направлениям. Разумеется, душевой ВВП КНР более чем вдвое меньше российского и Китай по-прежнему зависит от иностранных, в том числе российских технологий для выпуска некоторых видов наиболее сложной военной и гражданской продукции. Но с точки зрения потребностей массового производства благодаря гигантским масштабам китайской промышленности в КНР можно найти почти все необходимые виды материалов, комплектующих и оборудования. Важно также помнить, что под контролем КНР находится Гонконг — один из ведущих финансовых центров мира с первоклассной судебной системой британского образца. Российские компании и ранее проявляли растущий интерес к Гонконгу (IPO «Русала» и IRC), но теперь его значение, очевидно, возрастет.

Украинский кризис может на какое-то время привести к весьма тяжелым последствиям для российской экономики. Но в долгосрочной перспективе он может оказаться полезным, поскольку откроет перед нами дверь в будущее, а будущее мировой экономики и политики — это Восточная Азия.

В ближайшие годы наши экономические связи с Китаем будут гораздо меньше подвержены политическим рискам, чем отношения с Западом. Россия занимает одно из центральных мест в китайской стратегии развития; считается, что долгосрочное партнерство с Москвой позволит гарантировать энергетическую и ресурсную безопасность КНР, укрепить позиции Китая перед лицом возможного давления Запада. Наоборот, переход России под западное влияние может закончиться для КНР стратегическим окружением и крахом надежд на ведущую роль в мире. Современный мир во все возрастающей степени начинает определяться большой игрой между Китаем и США, а Россия — один из главных призов в этой игре.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяЧжоу Лянь (周濂): Мы не в состоянии разбудить человека, притворяющегося спящим
Следующая статьяЗадание №40: 老虎带佛珠——假装善人

Родился и проживал в Москве до тех пор, пока не поступил в Институт стран Азии и Африки, и доучился в нем до 4-го курса, когда и открыл впервые свое собственное дело — совместное предприятие с пекинским партнером. В результате, мы были одними из первых, кто начал возить пуховики с Ябаолу цивилизованно, продавать их с арендованной фуры на рынке в Лужниках. Кончилось дело ужасной, но, увы, обычной для девяностых историей — супруга моего партнера вместе с подругой были жестоко убиты в Москве представителями китайской диаспоры, покусившимися на деньги, которые женщины пытались обменять «с рук» («обменников» тогда еще не было).

Затем меня швырнуло в монастырь преподобного Иосифа Волоцкого, где под мудрым руководством митрополита Питирима (Нечаева) я занимал должность эконома (исполнительного директора) в течение четырех лет. Поэтому я на практике знаю, что значит «уйти в монастырь»

После этого несколько лет я восстанавливал квалификацию, работал над кандидатской, посвященной современной китайской литературе, и параллельно трудился над российско-китайскими проектами для ряда компаний — экспортеров медицинской техники и препаратов из КНР. Последние 5–6 лет я плотно сижу в консалтинговом бизнесе, работая в основном в Пекине и Шанхае.

Оставить комментарий

14 Комментарий на "Россия: Европа или Азия?"

avatar
  Подписаться  
новые старые популярные
Уведомления на
Kelmor
Гость

Россия — Азиопа.

Моисеев Сергей
Читатель

Серьезная статья.
Обезьяна на дереве, видимо за тиграми, на заднем плане, не в резкости.

Евгений
Гость

А что за циркуляр такой, который Вы цитируете? Можно ссылку на оргинал?

Роман
Гость

Так вот почему «заблудившиеся» российские окуппанты умерли от инфарктов — оказывается сердце у них болело за Украину.

Константин
Гость

Спасибо.

Anthony
Гость

Россия — это северная Африка, как ни печально.

Alex
Гость

Простите, но Вы написали глупость.
Осталось еще добавить пару синагогальных пассажей про «Азиопу».

Россия — это Россия.
Она никогда не будет на 100% ни Азией, ни Европой.
Она сама по себе уже континент.

Anthony
Гость

Простите, но такого континента нет ни в одной континентальной модели.

Alex
Гость

Россия — это не Азия и не Европа.

В этом уникальность и в определенном смысле трагедия или миссия (это как повернуть) России.
Россия/Русь веками была между молотом и наковальней. Она может себе позволить всё, кроме слабости.
Сила же — это не трясение «бубенчиками».
Это уважением к себе, своей истории, своей культуре. И жизнь своим умом, а не заёмным.