Самый острый меч Сян Хуншэна: как кунг-фу мечта стала реальностью

Сяну двадцать пять. Небольшой, даже для китайца, в обычной одежде, он похож на подростка, живого и непосредственного. Сложно поверить, что перед тобой победитель многочисленных соревнований, в том числе Национального чемпионата по традиционному ушу 2011 года, трехкратный чемпион Восточно-азиатского чемпионата 2013 года. Разве что длинные волосы, собранные в хвост на затылке, отличают его от большинства ребят, которых можно встретить на улице.

Мне посчастливилось узнать его историю, довольно нетипичную для человека, добившегося успехов в кунг-фу — «пришел в боевые искусства с самого детства, к семнадцати стал профессионалом». У Сяна все сложилось немного иначе.

Предоставлю далее слово самому Сяну:

Я родился в обычной семье в небольшой китайской деревне и был очень замкнутым ребенком, гораздо слабее своих сверстников. Конечно, как любой китайский мальчишка, я смотрел сериалы Цзинь Юна про боевые искусства, воображая себя странствующим кунг-фу мастером, но в реальности совершенно не представлял, что такое кунг-фу и где этому можно научиться. Все, что я мог, это покупать на сэкономленные деньги дешевые книжки и учить по картинкам простые движения.

Школу я окончил не очень хорошо, подвела математика, поэтому пришлось поступать в техникум и отправляться на стажировку в Шанхай.

В Шанхае потянулась череда одинаковых, бессмысленных будней. Каждый день мы вставали, покупали завтрак, и спешили в мастерские. В этом огромном мегаполисе я повсюду видел людей, похожих на меня, торопящихся на работу с тем, чтобы провести весь день у станка. Мои одноклассники были счастливы, они попали в большой город без родительского присмотра, но я очень быстро устал от такой жизни. Я сказал себе: «Это не та жизнь, которую я бы хотел, я не желаю иметь дело с этими машинами».

С каждым днем я все чаще вспоминал свою детскую мечту — стать кунг-фу мастером. Я сознавал, что если я не попытаюсь прямо сейчас, то буду жалеть об этом всю жизнь. Поэтому я начал искать, где мог бы начать учиться.

Казалось, выбор очевиден: в Китае говорят кунг-фу — подразумевают Шаолинь, говорят Шаолинь — подразумевают кунг-фу, но просмотрев с два десятка сайтов шаолиньских школ, Сян понял, что это не для него; формы, требующие огромной физической силы, не подходили для хрупкого юноши, никогда в жизни не занимавшегося спортом.

Китайское ушу / Магазета

Тогда я подумал — а где еще? И внезапно вспомнил об Удане — в фильмах и книгах о боевых искусствах уданское кунг-фу упоминается так же часто, как и шаолиньское. После долгих поисков, я нашел сайт мастера Чэня Шисина и почувствовал, что это именно то, что мне нужно. Уданское кунг-фу, наследие даосских мудрецов, показалось мне более глубоким, чем кунг-фу шаолиньское.

Решение было принято, но оставалось самое сложное — нужно было сообщить об этом родителям. Хотя я уже не был ребенком, я все еще зависел от них и точно знал, что родители никогда меня не поддержат. Тем не менее, я позвонил им и все рассказал. Как я и думал, мне велели выбросить эту глупую идею из головы. Отец сказал, что я никогда не стану мастером, ведь только те, кто практикуют кунг-фу с самого детства, могут добиться хоть какого-то успеха. Родные все время повторяли, что у такого слабого и замкнутого мальчика как я нет никаких шансов. Даже после долгих уговоров я не смог их убедить и был в полном отчаянии. Что еще я мог сделать?

Тогда я уволился с работы. Когда я сообщил об этом родителям, они были в шоке. Они никогда не думали, что я смогу восстать против них, и конечно, сейчас я понимаю, сколько боли я причинил им своим непослушанием, но у меня просто не было выбора. Наконец отец и мать поняли, что меня не переубедить, и сдались. Они добавили мне недостающую часть денег к той, что я сэкономил, работая в Шанхае, и я отправился в Уданские горы.

Я начал учиться кунгфу очень поздно (мне было восемнадцать), и первый месяц тренировок у меня болело все — мышцы после отработки ударов и прыжков, связки после растяжки, синяки после ударов палкой… Я едва мог двигаться, мой учитель и его кунг-фу братья были строги, но несмотря на боль и усталость, я был очень счастлив.

Каждый из нас хотел быть лучшим, и мы тайно соревновались друг с другом: если чей-то удар был быстрым, то я старался ударить еще быстрее; если чей-то меч был лучше, то я старался превзойти его и в этом. Через два года, пролетевших незаметно, мастер отметил мои способности, и я стал помогать тренировать других студентов. Те дни в Уданских горах были приправлены смехом и слезами, но несмотря ни на что, я был счастлив. Удан стал моим вторым домом.

Конечно, у меня были серьезные травмы. Пожалуй, самым запоминающимся был случай во время подготовки к одному из серьезных соревнований, когда я неудачно блокировал удар ногой своего противника подставив руку, и в результате получил перекрученный на сто восемьдесят градусов палец, потоки крови, и никаких шансов на участие в чемпионате.

Я верю, что когда ты что-то теряешь, потом ты обязательно что-то найдешь, и после того, как я восстановился, в 2011 году я выиграл золотую медаль на национальных соревнованиях по традиционному ушу за свою форму с мечом «Отражение луны» (月影剑).

Китайское кунг-фу / Магазета

Я взрослел, мое кунг-фу становилось лучше, и я старался глубже проникнуть в его суть. Кунг-фу перестало быть просто набором ударов и стоек. Я понял, что в этих движениях заключен весь опыт наших предков. Уданское ушу впитало мудрость даосской философии. Это не просто система личной защиты; это система, созданная для оздоровления и долголетия. Кунг-фу учит нас, какими людьми мы должны быть, оно воздействует не только на тело, но еще и на душу и разум. Я читаю много даосских классических текстов и книг по медицине, играю на традиционных китайских музыкальных инструментах, рисую, практикую каллиграфию. Я не могу сказать, что я достиг каких-то великих вершин, но я знаю, что я один из лучших среди моих кунг-фу братьев.

Китайское ушу / Магазета

Моя детская мечта стала реальностью, о чем же я мечтаю сейчас? У таких как я вариантов немного — либо ты становишься тренером, либо открываешь собственную школу. И иногда я думаю о том, чтобы вернуться в Шанхай и начать преподавать там. А потом я спрашиваю себя: действительно ли это то, чего я хочу? Как наследник традиций уданского кунг-фу, моя главная цель — распространять даосизм и уданское ушу.

В Китае все знают про Шаолинь по фильмам с Джетом Ли. Благодаря ему, у каждого китайского мальчишки есть своя кунг-фу мечта. И я говорю себе, если мне удастся сделать то, что смог сделать Джет Ли, значит я смогу рассказать людям об Удане. Я понимаю, это кажется почти невыполнимым, но я считаю, что это то, чего действительно стоит попытаться достичь. Я знаю, что если ты веришь во что-то всем сердцем, однажды твоя мечта исполнится.

Для того, чтобы достичь успеха в чем бы то ни было, нужно много трудиться. У кунг-фу мастеров есть поговорка: «В сражениях меч становится лишь острее, морозы придают цветам сливы особенный аромат». Я хочу быть подобным самому острому мечу, самому ароматному цветку.

Китайские боевые искусства / Магазета

Заниматься у учителя Сяна — большая удача. Ежедневные тренировки — это бесконечная боль и усталость. Иногда тело подводит тебя, и ум услужливо подсовывает предательскую мысль: «Брось… Ничего не получится… Это невозможно». Тогда я смотрю на своего учителя и вспоминаю, что ничего невозможного нет.

P.S. Настоящее имя Сяна — Сян Хуншэн (向洪生), но сейчас он использует свое даосское имя — Сян Цзыши (向资师).

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

новые старые популярные
Уведомления на
Александр Мальцев
Редактор

Клевая, такая личная история! Спасибо.

Самому иногда хочется все бросить и понаехать в Баию, в Сальвадор, с утра до ночи заниматься капоэйрой :)

Маша Могильнер
Гость
Маша Могильнер

Ну так,значит надо бросать и «понаехивать» :)

Виктор Ширяев
Читатель

Спасибо за рассказ! Действительно удивляет то, что он начал заниматься в таком уже взрослом возрасте, и смог стать чемпионом Китая. Потрясающе! И конечно, история неслабо так мотивирует заниматься своей мечтой, а не тратить жизнь на то, что от нас хочет социум.

Маша Могильнер
Гость
Маша Могильнер

Тут еще интересно, что он говорит, что у него личность очень сильно поменялась, и когда он домой приезжает, соседи и родители удивляются:забитый и застенчивый мальчишка перестал быть забитым и застенчивым:)

Александр Мальцев
Редактор

Ну, это проверено на собственном опыте. Раньше я не пил кашасу и не ругался бразильским матом.

Виктор Ширяев
Читатель

Ну, 4 золотые медали в дисциплине, в которой все говорили, что у него ничего не получится, добавляют самооценки, конечно :))

Маша Могильнер
Гость
Маша Могильнер

Уважаемые редакторы, а можно вопрос. Вы опытные китаисты и редакторы, я понимаю, но почему он хуншЭн. В русском языке. нет слов, в которых , после буквы ш идет Э. Я немножко недоумеваю, почему Хуншен исправили на ХуншЭн.

Виктор Ширяев
Читатель

Потому что в общепринятой на русском языке системе транслитерации путунхуа (системе Палладия) после «ш» всегда стоит «э». http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%BF%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0_%D0%9F%D0%B0%D0%BB%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D1%8F

Александр Мальцев
Редактор

Ага, Виктор дело говорит. Шэньян, Шэньчжэнь, Мэнцзы и прочее. Правило такое: увидел «е» — напрягись. В то же время есть: цзе (jie) и цзэ (ze). Палладий нужно знать! :)

А еще с вашим постом другой интересный момент связан — в оригинале был «… меч Сяна Хуншена». Так вот в китайских (корейских, вьетнамских) фамилия и именах изменяется только вторая часть (Хуан Пэн = Хуан Пэна, Хуан Пэном). Но если в тексте используется ТОЛЬКО фамилия, то она склоняется («Сяну 25 лет», но «Сян Хуншэну 25 лет»). Так-то!

Mikhailo Polshyn
Читатель

Маша, очень интересная статья! Мне лично значительно больше нравится Уданшань, чем Шаолинь, действительно впечатление складывается, что там больше глубины. Могли бы Вы пожалуйста прислать мне свой емейл, я хочу задать Вам вопрос личного характера? Мой ящик [email protected] Заранее спасибо :-)

Werenity
Гость
Werenity

Не могу не отметить интересность и мотивированность данной статьи. Хотелось бы побольше именно таких статей, про спортсменов и великих мастерах. Спасибо большое за статью!

Александр Мальцев
Редактор

+1

Маша Могильнер
Гость
Маша Могильнер

Александр и Виктор, спасибо за разъяснения насчет загадочного Палладия. Мы люди темные, теперь буду знать.Еще раз спасибо.

Светлана
Гость
Светлана

Ах,какой молодец! Завидую таким людям Спасибо за пост!

Константинов В
Читатель

К сожалению, добавлю не столь радостные комментарии. Удан сейчас медленно, но уверенно приближается к судьбе шаолиня. Школ «кунгфу» там видимо — не видимо, а ребят с пучками на голове и того больше. Но к гунфу это имеет весьма отстраненное отношение, если под ним не иметь ввиду эффектные движения и акробатические навыки. Старое гунфу Удана и многие школы уже давно ушли оттуда. 90% — это коммерческое кунгфу, а понимание «даосов» не глубже, чем у наших любителей. Поэтому, перед тем, как «броситься и понаехивать» необходимо хорошо разобраться, если конечно мотивацией не является получение диплома от «уданских монахов» с правом преподавания…

Константинов В
Читатель

Добавлю..Однако, герой статьи, может безусловно стать примером для тех, кто «весь день ходит, так и не сделав ни одного шага». Многие годами мечтают и не более..

Olga
Гость

Спасибо за интересную статью. Молодец мальчишка, не смотря не на что стал тем кем хотел.Смелый, сильный и мужественный… ведь это тяжёлый труд. Вот только жаль что мечта сбылась… помните как у Макаревича «…а Мечта не снижая полёта до заветной до цели достала! А достав превратилась во что-то, и Мечтой уже быть перестала…И осталась Надежда последней по дороге бредёт как и прежде…» Пусть этого мальчика не покинет НАДЕЖДА.

Алена
Гость
Алена

Здравствуйте, Маша! Я бы хотела задать Вам несколько вопросов по обучению в Китае. Вы бываете на своей станице или, если хотите , я напишу в личку. Спасибо.

Маша
Гость
Маша

Давайте лучше на почту
Masha.moominсобакаgmail.com