Публикуем второй на сегодня пост с картинкой на бамбуковой бумаге. Было бы оплошностью на неделе китайского языка не вспомнить про вэньянь. Исправляемся.

В танских бицзи – записей типа дневниковых и, отчасти, похожих на современные блоги, встречаются весьма интересные рассказы.

Рассказ, который приводится ниже, записал Дуань Чэнь-ши 段成式 (803 – 863 гг) в своём сборнике «Всякий разносол из Ю-яна» («Ю ян цза цзу» 酉陽雜俎). Сборник так назван по легенде о том, что под горой Ю-ян, в одной из пещер, спрятаны тысячи книг, которые там укрыл один из гонимых Цинь Ши-хуаном учёных. Сам Дуань был потомком видных чиновников, весьма выдающимся литератором и поэтом своего времени, которого современники ставили на один уровень с Ли Шан-инем. Как и многие творческие люди того времени, он также занимал немало административных постов, дослужившись до поста тайчан шаоцина (太常少卿) — заместителя распорядителя обрядами в храме предков императора.

Несмотря на то, что в китайской среде имя персонажа и её история в ХХ веке стали довольно известны и породили как серии комиксов, так и расширенные варианты истории, на русском языке этот рассказ, возможно, публикуется впервые. Любопытно, что хотя наличие древнего варианта этой сказки у китайцев упоминается практически во всех современных статьях ей посвящённых, зачастую эти упоминания содержат большое количество ошибок и неточностей.

南人相傳,秦漢前有洞主吳氏,土人呼為吳洞。娶兩妻,一妻卒。有女名葉限,少惠,善鉤金,父愛之。末歲父卒,為後母所苦,常令樵險汲深。時嘗得一鱗,二寸余,赪鳍金目,遂潛養於盆水。日日長,易數器,大不能受,乃投於後池中。女所得餘食,輒沉以食之。女至池,魚必露首枕岸,他人至不復出。其母知之,每伺之,魚未嘗見也。因詐女曰「爾無勞乎,吾為爾新其襦。」乃易其弊衣。後令汲於他泉,計裏數裏也。母徐衣其女衣,袖利刃行向池。呼魚,魚即出首,因斤殺之,魚已長丈余。膳其肉,味倍常魚,藏其骨於郁棲之下。

逾日,女至向池,不復見魚矣,乃哭於野。忽有人被髮粗衣,自天而降,慰女曰「爾無哭,爾母殺爾魚矣,骨在糞下。爾歸,可取魚骨藏於室,所須第祈之,當隨爾也。」女用其言,金璣衣食隨欲而具。及洞節,母往,令女守庭果。女伺母行遠,亦往,衣翠紡上衣,躡金履。母所生女認之,謂母曰「此甚似姊也。」母亦疑之。女覺,遽反,遂遺一隻履,為洞人所得。母歸,但見女抱庭樹眠,亦不之慮。

其洞鄰海島,島中有國名陀汗,兵強,王數十島,水界數千裏。洞人遂貨其履於陀汗國,國主得之,命其左右履之,足小者履減一寸。乃令一國婦人履之,竟無一稱者。其輕如毛,履石無聲。陀汗王意其洞人以非道得之,遂禁錮而栲掠之,竟不知所從來。乃以是履棄之於道旁,即遍歷人家捕之,若有女履者,捕之以告。陀汗王怪之,乃搜其室,得葉限,令履之而信。葉限因衣翠紡衣,躡履而進,色若天人也。始具事於王,載魚骨與葉限俱還國。其母及女即為飛石擊死,洞人哀之,埋於石坑,命曰懊女冢。洞人以為禖祀,求女必應。

陀汗王至國,以葉限為上婦。一年,王貪求,祈於魚骨,寶玉無限。逾年,不復應。王乃葬魚骨於海岸,用珠百斛藏之,以金為際。至征卒叛時,將發以贍軍。一夕,為海潮所淪。
成式舊家人李士元聽說。士元本邕州洞中人,多記得南中怪事。

Южные люди передают, что ещё до Цинь и Хань жил глава [одной из народностей] Дун из рода У, и местные люди звали их – Усские дунцы. Он взял себе две жены, но одна из них умерла, оставив дочь по имени Е-сянь, которая с ранних лет отличалась добротой и была искусна в добыче золота. Отец её любил, но его годы подошли к закату и он умер. После этого мачеха стала её мучить, часто посылая за хворостом туда, где опасней, а за водой туда, где глубже.

Однажды Е-сянь поймала рыбку, в два цуня с небольшим, с алыми плавниками и золотыми глазами, и стала тайком её подкармливать в тазу с водой. А та росла каждый день, и пришлось сменить несколько посудин, но и в самой большой она уже не могла поместиться. Тогда [Е-сянь] выпустила её в прудик позади дома. Девочка, как раздобудет остатков еды, так сразу бросала её в воду, чтобы покормить [рыбу]. Когда девочка подходила к пруду, рыба непременно высовывала голову и подплывала к берегу, а если подходили другие, то уже не показывалась.

Мать про это узнала, но сколько ни поджидала, рыбу ни разу не увидела. Поэтому, обманув девочку, сказала ей:

— Ты не утруждайся — я сама тебе подновлю платье.

Сменила ей рваные одежды и потом послала за водой к другому источнику, который был [от дома] на расстоянии в несколько ли. Мать же надела дочернюю одежду, в рукав [спрятала] острый нож, и пошла к пруду. Позвала рыбу — рыба голову высунула, тут [мать] её и зарубила насмерть. А рыба уже выросла в чжан с небольшим. [Мать] съела её мясо — оно было вкуснее обычной рыбы в несколько раз, а кости спрятала под отхожим местом.

На следующий день девочка пришла к пруду, но больше рыбы не увидела, и [пошла] плакать в поле. Вдруг появился человек с распущенными волосами и в грубой одежде, который спустился с неба и стал утешать девочку, говоря:

— Не плачь! Это твоя мать убила твою рыбу, а кости [бросила] под навоз. Ты возвращайся, достань кости и спрячь у себя в опочивальне. Все что потребуется — только попроси и [получишь], по твоему желанию.

Девочка воспользовалась его словами и по своему желанию [получила] сполна золота, жемчугов, одежды и еды.

Подошло время для дунского праздника — мать на него отправилась, а дочери приказала стеречь дом. Девочка подождала, пока мать не уйдёт подальше, и тоже отправилась, надев шёлковое платье с перьями зимородка и обув золотые башмачки.

А родная дочь её узнала, и сказала матери:

— Уж весьма она похожа на сестрицу!

Мать тоже стала сомневаться. А девочка почувствовала это и в спешке вернулась, но потеряла башмачок, который подобрал один из дунцев. Мать возвратилась, да только увидела, что девочка спит, обняв дерево во дворе, и не стала больше об этом раздумывать.

Возле дунцев был морской остров, на котором было государство, называвшееся Тохань — сильное воинами, правившее десятью островами и на воде занимавшее пространство в тысячи ли. Тот дунец и продал башмачок в Тохань, а он попал к правителю страны. Он приказал своим приближенным надеть его, но даже тем, у кого была маленькая нога, башмачок была мал на целый цунь. Затем он приказал всем женщинам государства надеть его, но в конце концов не было ни одной, который бы он подошёл. [Башмачок] был лёгким, как пёрышко, а ступая по камню не издавал ни звука.

Тоханьский ван подумал, что тот дунец заполучил [башмачок] неправедным путём, поэтому заточил его в оковы и побил батогами, но в конце концов так и не выведал, откуда он взялся. Тогда подумали, что башмачок кто-то обронил возле дороги, и тут же стали обходить с розыском все дома, чтобы если какая девица [сможет башмачок] надеть, то схватить её и доложить.

Тоханьский ван удивился — тогда обыскали покои и нашли Е-сянь. Он приказал ей надеть [башмачок], и только тогда поверил. Е-сянь надела шёлковое платье с перьями зимородка, обула башмачки и вошла – видом словно небожительница.

Тогда она рассказала обо всем князю, который взял рыбьи кости и Е-сянь, и вместе с ними вернулся в своё государство. А её мать и [родную] дочь забили до смерти камнями из пращ, о чем дунцы очень горевали и захоронили их в каменной яме, назвав её «Могила раскаявшихся женщин». Дунцы считали, что если, молясь о ниспослании потомства, просить [об этом] у «женщин», то обязательно будет ответ.

Тоханьский ван вернулся в своё государство и сделал Е-сянь главной женой. В первый же год ван стал жадно просить и вымаливать у рыбных костей драгоценностей и яшмы без меры. И на следующий год [кости] больше не отвечали [на его просьбы]. Тогда ван захоронил рыбные кости на морском берегу, использовав для сокровищницы сотню ху жемчуга и обрамив золотом. Чтобы когда надо будет выступить в поход против бунтовщиков, вскрыть [сокровищницу] и содержать армию. Одним вечером, морской прилив затопил [сокровищницу].

Старый слуга Чэньши по имени Ли Ши-юань слышал этот рассказ. Юань-ши сам был дунцем из округа Юнчжоу и помнил много странных историй из Наньчжуна.

Примечания:

Цинь и Хань – первые династии, объединившие Китай. Следовательно, предание относит рассказ в периоду до 221 года до н.э.

Народность Дун – речь идёт о разных нацменьшинствах, проживавших на юге Китая. Для их обозначения в качестве обобщающего суффикса применялись как иероглиф 洞, так и 峒 – оба с одинаковым чтением дун, и при этом само название народности, если приводилось, ставилось перед ним. В данном случае, автор явно использует слово дун в качестве обобщающего – южные племена, и конкретизирует название упомянув главу племени из рода У. Установить, о каком именно из большого количества племён, проживавших на юге Китая идёт речь, или какая конкретно область из обширных земель южного побережья имеется в виду, не представляется возможным. Так как сам по себе этот иероглиф обозначает слово ‘пещера’, у некоторых переводчиков может возникнуть соблазн интерпретировать это как указание на то, что племя жило в пещере. Это будет ошибкой, так как использование иероглифа дун в танских текстах про южные племена довольно распространено, и нигде в текстах нет указания на то, что эти люди жили в пещерах – которых к тому же крайне мало на юге Китая.

Е-сянь – известный китайский переводчик Ян Сянь-и 杨宪益 (1915-2009), ещё в 30-х годах прошлого века исследовавший связь этой истории с Золушкой считал, что имя Е-сянь это китайская транслитерация санскритского слова asan – ‘пепел’. Установить значение слова asan на санскрите пока не удалось. Тем не менее, имя Е-сянь действительно для китайского языка является необычным и в корпусе основных танских записей бицзи, равно как и в основных дотанских текстах, нигде больше не встречается.

Искусна в добыче золота – в китайском тексте буквально говорится: «была искусна с крючком и золотом (в другой версии – с глиной и золотом)» 善鉤(一作陶)金. В случае с крючком, этот иероглиф в глагольной форме означает ‘подцеплять что-либо крючком’, ‘доставать из глубин’, ‘выуживать’. Иероглиф тао 陶, который означает ‘гончарные изделия’, в старые времени также замещал иероглиф тао 淘 со значением ‘намывать’. Из этого становится однозначным, что девочка умела доставать золото в реке – либо просто находя его крупицы, либо их намывая.

Цунь – в танское время один цунь составлял около 3.6 сантиметра.

Ли – в танское время один ли составлял около 450 метров.

Чжан – в танское время один чжан составлял около 3.6 метров.

Золотые башмачки – однозначно, что речь идёт о том, что скорее следовало бы назвать тапочки, чем башмачки, если бы тапочки не вызывали другой ряд ошибочных ассоциаций у русского читателя. Обувь в те времена была мягкой, а на юге и весьма открытой. Не ясно, имеется ли в виду, что обувь была сделана полностью из золота, или была вышита золотыми нитями. Упоминание о том, что при ходьбе по камням она не издавала звук, позволяет скорее склонится к первому варианту.

Государство Тохань – в других доступных исторических и литературных записях подобное название больше не встречается.

Ван – титул, отчасти аналогичный княжескому. В системе иерархии власти, установившейся после объединения Китая под династией Цинь, подразумевал вассальное подчинение Сыну Неба – императору. Автор истории, пишущий в танское время, мог подразумевать, что раз речь шла о временах до объединения Китая, тоханьский ван вполне мог быть независимым правителем.

Забили камнями из пращ – в тексте буквально говорится о том, что они «умерли от удара летающими камнями». Термин ‘летающие камни’ в текстах танской эпохи употребляется для описания боевых действий с катапультами и пращами. В контексте истории не ясно, были ли они казнены или погибли от камней, посланных иными силами. Однако, использование выражения ‘летающие камни’ и совпадение по времени с отъездом вана в своё государство, позволяют склониться к мысли о казни. В любом случае, побитие камнями — это вид казни, не распространённый в Китае. В таком случае, возможно, этим автор хотел подчеркнуть странность южных обычаев.

Дунцы очень горевали – возможно, потому что женщины все-таки были законными родственниками усопшего главы племени.

Ху – в танское время один ху был равен примерно 60 литрам.

Юнчжоу – округ, располагавшийся на территории современной провинции Гуанси и названный так впервые в 632 году.

Наньчжун – в танские времена это было собирательное название для южных земель.

Спасибо Даниилу Пахомову за любезную редакцию и серию вопросов, которые помогли расширить примечания.

Спасибо Mingqi за данную в свое время наводку на этот примечательный рассказ.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

новые старые популярные
Уведомления на
Infusiastic
Читатель

Не ясно, имеется ли в виду, что обувь была сделана полностью из золота, или была вышита золотыми нитями. Упоминание о том, что при ходьбе по камням она не издавала звук, позволяет скорее склонится к первому варианту.

Может, наоборот, склониться ко второму, что они были вышиты?

Спасибо большое, преинтереснейшая история. Вообще, очень люблю истории про взаимоотношения китайцев и некитайцев в древности.

Виктор Ширяев
Читатель

о, времена, о, нравы!

спасибо огромное за офигенный текст!

P.S. имхо,было бы удобнее и полезнее, если бы текст был разбит на абзацы с переводом, чтобы сверять русский и вэньянь.

Виктор Ширяев
Читатель

а, да, что за «Хуйгуня»-то??

yelvha
Гость
yelvha

«Хуэйгуня»…автор имел ввиду наверно «золушка» 9 -ого в.??!! 灰姑娘……
навеяло
http://mp3.baidu.com/m?f=ms&tn=baidump3&ct=134217728&lf=&rn=&word=%BB%D2%B9%C3%C4%EF&lm=0

Виктор Ширяев
Читатель

а, 灰姑娘, спасибо! я забыл, что есть эта русская традиция говорить «фуя», «гуня» и т.п.

Argentarius
Читатель

Простите за оффтопик, я хотел бы задать вопрос читателям Магазеты:

Есть ли софт, автоматически переводящий текст иероглифов в пинъинь, причем с подбором правильных вариантов по контексту?

Тяньши
Гость
Тяньши
Ню
Гость
Ню

Ой) Крошечка-Хаврошечка))

Тяньши
Гость
Тяньши

сущесвует огромная научная литература об этом диком обычае во диких языцех не подвергшихся еще спасению Хуан-Лао Гаутамы и Одина.

все маркеры указаны -, первенец, заместительная жертва, двойное захоронение, небесный посланец, иерогамия, последний суд и вознесение.

это азы мифологии, я, малый чукча, их все усвоил однако.