Кто вы, русские харбинцы? / Статья Ольги Курто / МагазетаЖизнь обычных советских граждан, оказавшихся в Китае по долгу службы, навсегда сохранила неизгладимый след от пребывания на Востоке. Сразу следует оговориться, что из этой группы можно выделить ничтожно малое число людей, которое сочло пребывание в Китае более радужным, нежели жизнь в Союзе, и разными способами растворилось в чужой стране. В 1950-е гг., в период наиболее дружественных советско-китайских отношений поезд «Москва-Пекин» был, пожалуй, наиболее ярким их символом. Сотрудники железной дороги в те годы часто бывали в Китае в кратких и довольно длительных командировках. От той поры в квартирах старых москвичей и в антикварных магазинах города сохранились китайские фонарики, шёлковые ковры, образцы китайской живописи, резьбы по дереву, вышивка шёлком.

Держа в памяти вышеупомянутые факты, касающиеся появления русских на китайской земле, попытаемся ответить на вопрос, кто же сейчас называет себя «русскими харбинцами». Безусловно, это, в первую очередь те, кто родился в Харбине или провёл там свои детские или юношеские годы. Эмигрантов первой волны в живых уже не осталось. Также не осталось в живых и тех, кто родился в Китае и прожил там всю жизнь. Четыре последних «коренных» русских харбинца скончались один за другим в 2000, 2001 и в 2006 гг . Тех, кто провёл своё детство в Харбине, ещё достаточно много, но всё это уже пожилые люди. Как уже не раз упоминалось, в основном они проживают в России, в Австралии, Новой Зеландии и Бразилии. За последние два с лишним десятилетия сформировалась новая группа русских харбинцев, совершенно отличная от первоначальной как по своему социальному содержанию, так и по предпосылкам, толкнувшим этих людей на переезд в Китай. «Новые» русские харбинцы – это, прежде всего, студенты, русские «челноки» из Сибири и Дальнего Востока, осевшие в новой стране, люди, приехавшие в Китай с целью заработка (художники, переводчики, русские помощники китайских бизнесменов, официанты, проститутки и пр.) Интересное журналистское расследование было проведено корреспондентом журнала «Русский репортёр» Дмитрием Виноградовым, приехавшим в Харбин по трудовому договору. Оплатив в московской фирме «Перун» услуги в помощи по трудоустройству и визу, он прибыл в «Русскую деревню на о-ве Солнца под Харбином» на работу в качестве официанта («фуяшки»). «Русская деревня» — это местный аттракцион, куда привозят в основном китайцев-южан и показывают им быт и нравы русского народа. Как охарактеризовал автору свою работу один из обитателей «деревни», выступающий по вечерам с русскими песнями перед китайцами: «Крокодил Гена работал в зоопарке крокодилом. Другими словами, я работаю здесь русским». Это действительно так. В обязанности работающих здесь русских входит позирование перед объективами фотокамер, а также ответы на интересующие туристов вопросы. Часть русских выступает вечерами в «Русском золотом театре», другая – работает официантами, танцовщиками и стриптизёрами в клубах и ресторанах, третья – это художники из России, которых пригласили в Китай на работу. Автор позволит себе привести в качестве иллюстрации выдержки из своих путевых заметок, сделанных в ходе экспедиции (июнь-сентябрь) в Харбине:

«Танита Владимировна Кунавина. Приблизительно 28-30 лет. Место работы –«Русская деревня на о-ве Солнца под Харбином». Специальность (вообще) – специалист по маникюру и педикюру. Дата опроса 13.08.2009. Родилась в г. Владивосток, некоторое время жила в г. Калининград, затем вернулась во Владивосток. Отец – молдаванин (Владимир Русак). Имя «Танита» дала дочке мама, которой довелось побывать в дальнем плавании, а потому, по словам Таниты, имя имеет латиноамериканское происхождение. Сама Танита высшего образования не имеет. По специальности – специалист по маникюру и педикюру. До её приезда в Китай в русской деревне три года работала её мать, ныне вышедшая на пенсию. Мать китайским не владела, но освоила его немного на уровне бытового общения. Танита приехала в Китай, так как в России «разразился кризис и невозможно было найти работу». Сдала в аренду квартиру во Владивостоке. На момент нашей беседы в Харбине она проживала уже 5 месяцев. Суть работы заключается в том, чтобы сидеть с одном из домиков-магазинов, улыбаться гостям (китайцам) и фотографироваться с ними. Языком не владеет. Пытается освоить его самостоятельно по разговорнику фирмы «Восток-Запад». Себя считает местным старожилом, так как остальные русские постоянно меняются. Зарплата в месяц составляет 1500 юаней (приблиз. 210 долларов, или 7000 рублей). Питание 2 (3) раза в день бесплатно. Причём местные повара пытаются учитывать русские предпочтения. Проживание в деревянном домике на территории. Комната на 1-2 человек. В комнате кровать, стол, шкаф. Без удобств. Воду приходится носить в тазике, из-за которого, по словам Таниты, между русскими происходят постоянные склоки, создаётся нескончаемая напряжённость в общении друг с другом. Работа каждый день с 9 утра до 5 вечера. Но в месяц можно иметь 4 выходных дня. Непосредственное начальство – китаец, не владеющий русским языком. В целом, в числе начальников трое человек. Сама деревня была образована 5 лет назад. Начальство общается с русскими только том случае, если что-то нужно. За работой русских наблюдают работающие здесь же и с русскими же китайцы. Зарплату выдают раз в месяц. Сама Танита характеризует работу как «не бей лежачего». Её устраивает «красивая природа» и то, что она здесь «на отдыхе». По её рассказам, другие русские – это, во-первых, временно находящиеся в Харбине, например, студенты. Из старожилов – некто Евгений. Он находится в русской деревне уже (приблиз.) несколько лет. Сам он (по словам Таниты) из Комсомольска-на-Амуре, приехал в Китай после развода с женой, чтобы, якобы, заработать денег на воспитание двоих детей, так как на Родине работу найти невозможно. Суть его работы – сидеть у входа вместе с проверяющими билеты и ставить «туристические» печати в «туристические» паспорта входящих на территорию деревни.

После разговора с Евгением выяснилось его явное прокитайское настроение: Сталин продал русский Китай японцам, «историю нужно переписать, так как она одна сплошная ложь», в Харбине много фруктов («яблоки, груши, дыни»), мяса («бери, сколько хочешь, и жарь»).

Из личных наблюдений: ещё трое русских. Один – очень высокий эффектный рыжеволосый парень, с бородкой, заплетённой в три косички. Встречает китайцев у входа несколькими фразами на китайском языке. Фотографирует их с русскими девушками. На похвалу о владении языком говорит, что владеет им лучше китайцев. Две стройных девушки, молоденькие, с большим желанием позирующие перед камерой. Идя перед группой китайцев, сильно качают бёдрами. Одеты в а-ля советскую форму военных лет, но с сильно укороченными юбками.

Из товаров, продающихся в «русских лавках», много шоколада (русского и украинского), рыбные консервы, паштет из гусиной печени, водка, презервативы, бинокли, хлеб, икра, керамические поделки».

Таким образом, сейчас «русские харбинцы» – это те, чья жизнь была тесно связана с Харбином, но по разным причинам они были вынуждены его покинуть, а также новое поколение русских, осевших в Китае за последние годы.

Продолжение на следующей странице…

РЕКЛАМА

Медиакит и ценыНативная рекламаСвязаться

1
2
3
4
5
Аватар
Колумнист Магазеты и сайта "Русского клуба в Шанхае", синолог, переводчик, журналист. С золотой медалью окончила одну из московских школ, после чего решила связать свою жизнь с Китаем. Это решение вызревало давно, ещё со времён прохождения курса китайского языка и просмотра «проконфуцианских» фильмов с Чжеки Чаном. Выбирая между китайским языком и боевыми искусствами, было решено остановится на первом, ибо спокойней и прибыльней. Монотонная пропись иероглифов в стенах Восточного Университета при Институте Востоковедения РАН окончилась лишь с получением красного диплома. Годы студенческого однообразия скрасили стажировка в Шанхайском университете иностранных языков и активное освоение китайских просторов. В настоящее время пытается исследовать проблемы взаимоотношений русских и китайцев, а также освещать различные, не до конца понятые стороны двухсторонних контактов.
новые старые популярные
Уведомления на
Александр Мальцев
Редактор

Из новых изданий есть ещё «Наша Газета», и отделившийся от неё — «Наш Журнал». Также пишут для российских соотечественников, проживающих в Китае. Журнал, вроде, издаётся в Харбине. «Газета» в Гуанчжоу, хотя могу путать.

Шелк
Гость
Шелк

Потрясающая статья! Ольга, огромное спасибо, очень интересно.

Иван
Гость
Иван

очень интересная статья, спасибо! пишите еще