Китайские провинции: почему они так называются (продолжение)

Прочитать первую часть статьи.

Китайские провинции: почему они так называются

Прибрежные провинции юго-востока в Минское время перестали быть отдаленной, глухой периферией. Причина заключается в повышении значения международной морской торговли. Минское правительство к торговле морем относилось настороженно и всячески старалась контролировать, но на замок страну все же не закрывало. Гуанчжоу, Нинбо и Цюаньчжоу в это время стали морскими воротами Китая, китайские товары (фарфор, шелк, чай) стали популярны в Европе, а мексиканское серебро стало основой денежного оборота в Китае.

Читать далее «Китайские провинции: почему они так называются (продолжение)»

Laowaicast 139 — Тираны китайского микрофона

Laowaicast 139 — Тираны китайского микрофона
Обложка от Алеси Иванковой

Лаовайкаст возвращается к обсуждению главных новостей Китая после долгого перерыва. Поговорим о китайских чиновниках и коррупции в армии, китайских террористах, новых нападках на Apple в КНР и как Голливуд прогнулся под Китай.

Скачать выпуск (mp3) | Обсуждение выпуска на официальном сайте

Читать далее «Laowaicast 139 — Тираны китайского микрофона»

[Консервы] Двенадцать уйгурских мукамов

В рамках недели китайской музыки в Магазете мы вспоминаем хорошие посты из рубрики «Китайская музыка«. Сегодня представляем вашему вниманию статью Ильи Шу «Двенадцать мукамов«.

Двенадцать Мукамов

Восток — место, где берет своё начало река человеческой цивилизации. Источник, из которого, по воле Всевышнего, черпает сокровенные знания все человечество; место зарождения всех мировых религий и начало всех наук. Музыка — это еще одно из бесценных сокровищ в сундуке с неисчислимыми богатствами Востока. Среди которых, на ожерелье разнообразных музыкальных жанров, ярко сверкает жемчужина Макамата. Читать далее «[Консервы] Двенадцать уйгурских мукамов»

Laowaicast 112 — Михаил Шевелёв: Автостопом по Китаю

Laowaicast 112 — Михаил Шевелёв: Автостопом по Китаю

В гостях околокитайского подкаста «Laowaicast» вольный путешественник, инженер и переводчик Михаил Шевелёв. С ним мы поговорим об автостопе по Китаю.

Скачать выпуск (mp3) (зеркало на Rpod.ru) | Обсуждение на офсайте

Читать далее «Laowaicast 112 — Михаил Шевелёв: Автостопом по Китаю»

Laowaicast 111 — Китайское племя «смотрящих вниз»

Laowaicast 111 / Обложка от Марка Николаева
Обложка от Марка Николаева

Ведущие Лаовайкаста обсуждают новости Китая на фоне приближающегося конца света. Китаец попытался съесть лицо женщины прямо на улице; Apple судится с китайской зубной пастой; а роботы в китайском ресторане уже заменили людей.

Скачать выпуск (mp3) | Обсуждение на офсайте

Читать далее «Laowaicast 111 — Китайское племя «смотрящих вниз»»

Laowaicast 110 — Удивительный Китай на фоне Евро-2012

Laowaicast 110 / Обложка от Александра Печенкина
Обложка от Александра Печенкина

Ведущие Лаовайкаста обсуждают новости Китая, происходившие на фоне Евро-2012: смерть из-за разрыва яиц в битве за парковку; уйгуры попытались захватить самолет; интернет-магазины мстят за негативные отзывы.

Скачать выпуск (mp3) | Обсуждение на офсайте

Читать далее «Laowaicast 110 — Удивительный Китай на фоне Евро-2012»

Из уйгуров в шанхайцы. Часть 2: Банановое бомбоубежище

Открыл глаза я уже в Урумчи… Было уже больше 10 часов вечера. Мой китайский друг Ян Бо вместе со своими друзьями встретил меня на машине. Я сильно устал с дороги и мало что соображал. К тому же я до сих пор слабо понимал, что наконец-то добрался до первого пункта моего путешествия. Есть такой прием в фильмах, когда за короткое время под развеселую музыку показывают много отрывков вечера героя, а в итоге он падает на кровать еле живой. Только я вышел из автобуса, как окружающая атмосфера захлестнула меня: теплый летний воздух; запахи местной кухни; яркие вывески; бесконечные сигналы машин; улыбающийся усатый уйгур с охапкой 羊肉串 (шашлык из баранины); стол, заставленный бутылками пива; китайская и уйгурская речь, которая с непривычки создает один общий гул в голове. И, наконец, дверь квартиры друга с перевернутым иероглифом 福 (счастье), оставшимся, как минимум с прошлого 春节 (китайский новый год). Оказавшись в квартире я, нисколько не нарушив канонов киношных приемов, сразу рухнул на кровать. Читать далее «Из уйгуров в шанхайцы. Часть 2: Банановое бомбоубежище»

Из уйгуров в шанхайцы. Часть 1: Салам, Синьцзян! Салам, Китай!

Продолжение этого поста.

До Урумчи оставался один световой день… Я вышел из душного автобуса и посмотрел на часы. Было только около семи утра, но солнце уже начинало припекать. Автобус стоял перед опущенным шлагбаумом казахского КПП. Граница открывается в 8 часов, хотя по словам водителя «казахи это не китайцы, можем и до 9 простоять». Но не прошло и получаса, как шлагбаум поднялся, и пограничник, лениво зевая, махнул рукой, мол, «проезжайте!». «Рано сегодня,» — заметил кто-то из челноков в автобусе, пока остальные в спешке возвращались из небольшого кафе-будки.

Несколько минут езды от КПП, и вот мы на казахской таможне, о чем нам и сообщает табличка «Control sone», написанная по всем правилам английской орфографии. Затем обычные процедуры «братишка, расстегни сумку» и «а это что там у вас», полуторачасовое ожидание автобуса, и можно ехать дальше. Два государства, как и положено, разделены небольшим участком нейтральной территории, на которой пасутся «нейтральные» лошади.

Китайские флаги, здание таможни и другие приграничные постройки становится видно уже издалека (здесь, судя по всему, обязательно должна быть фраза «в отличие от казахской стороны»). Процесс прохождения китайской таможни оказался достаточно быстрым и удобным, благо, что все условия для этого там созданы: электронное считывание загранпаспорта, быстрая проверка документов, прохладный зал, любезный персонал и многое другое, что заметно ускоряет прохождение всех формальностей. В итоге через 20 минут я уже стоял на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района. Наконец-то спустя год я вновь добрался до Китая и не осознавал этого: еще буквально час назад был в Казахстане, в котором чувствовал себя практически также как в России, и вот я один среди толпы таксистов и менял, которые на уйгурско-казахско-русско-китайском языке наперебой предлагали свои услуги. Железное 不用 («не надо») и вперед к ближайшему кафе: есть хотелось жутко, а автобус обещали только через часа два.

Меню в этом кафе едва насчитывало 15 пунктов и имело, по крайней мере, одну странность: 西红柿炒鸡蛋 (омлет с помидорами) стоил там 16 юаней, в то время как я заказал с десяток 包子 (баоцзы) по одному юаню за штуку. Допив кофе из огромной пиалы, я вышел к автобусу. Водителей еще не было, но и до назначенного времени отправления оставалось еще около часа. После всех процедур прохождения границы и сытного завтрака идти никуда не хотелось, поэтому я залез в автобус, лег на свое место и задремал. Да, именно лег,  так как на такие большие расстояния автобусы ходят с вполне удобными лежачими местами.

«现在是什么时间 (Сколько время)?» Я проснулся, молодой китайский пограничник стоял в салоне автобуса и показывал водителю на воображаемые часы на руке, повторяя вопрос. Водитель, русский по национальности гражданин Казахстана, отвечал на родном языке: «Без десяти час!», а потом догадался и показал на часы в автобусе. Взглянув на часы, китаец сказал: «我要北京时间!». Такой поворот событий вогнал водителя в ступор. «Эй, кто-нибудь здесь знает китайский?» — обратился он к пассажирам. Я очень удивился, когда совсем никто не откликнулся. Всего нас было около десяти человек, познакомиться я успел только с одним казахом, который жил в Урумчи, а учился в Казахстане, но русского практически не понимал. Пограничник тоже в надежде смотрел в салон. «Ему пекинское время нужно,» — говорю водителю. Поразмыслив спросонья некоторое время и прибавив в уме два часа, отвечаю:  «两点五十分钟(2 часа 50 минут)» (Только перед отправкой этой статьи на утверждение, я задумался, почему китаец сам не мог выполнить простейшее арифметическое действие). Тот, улыбнувшись, пометил время в какой-то бумажке. Затем попросил паспорта всех пассажиров, пересчитав которые, протянул назад, а выходя из автобуса, дежурной фразой пожелал всем счастливого пути. Оказывается, мы только выезжали из пограничной зоны, а это был последний КПП.

Водитель ездил по этому маршруту уже 6 лет. Китайские водительские права у него отсутствовали, а на мой логичный вопрос о возможности проблем на дорогах, ответил: «Пару раз хотели пристать, а я что — я не понимаю, тин бу дун и дальше поехал!» Мы тем временем тоже «ехали дальше», за окном ничего интересного, кроме холмов и нефтяных вышек, практически не было, хотя количество последних местами поражало. Плавное движение автобуса по идеально ровным дорогам нагоняло сон, и я вновь завалился спать, тем более это был отличный способ скоротать время до вечера. Открыл глаза я уже в Урумчи…

Продолжение следует…

Как понаехать в Китай: рецепт от Бао Эрханя

Бао Эрхань, в год 84-летия

Писать об этом человеке очень непросто. Вроде бы информации о нем много и, вместе с тем, вся его жизнь – огромное «белое пятно». Еще живы его соратники, друзья, близкие. Но знают ли они, кто такой Бао Эрхань? Наверное, не до конца. Однако больше всего удивляют не хитросплетения жизни этого человека, а другое. Бао Эрхань, пожалуй, единственный из иностранцев, кто смог взобраться на олимп китайской власти и провести там долгие 50 лет, оставаясь и после смерти в пантеоне китайских героев. Читать далее «Как понаехать в Китай: рецепт от Бао Эрханя»

Синьцзянский цикл

Кашгар / Синьцзянский цикл. Стихи Гранта Грантова

Любовь моя, мой лал в оправе кохля

Любовь моя, мой лал в оправе кохля!
Услада мыслей горною дорогой.
Скажи мне пол аята с полуслова,
совсем немного.
Минуту нет тебя – изнемогаю!
«И день, и ночь — рыдания и муки».
Вот только вновь найду тебя -не знаю.
Не верь разлуке!
Но если не найду тебя, вернувшись,
пусть встретит меня Хызр святой картечью —
не жил я никогда полусогнувшись!
Не верь, не встретит:
у джина пир такой, что не разбудит
зурной в бою усталого солдата.
Но если и в аду тебя не будет,
не нужно ада!
И звери на могиле, что полгода
джигита тело зорко охраняли,
меня проводят горною дорогой —
не нужно рая.
Читать далее «Синьцзянский цикл»