Магазета о религиях

Каждый, кто начинает интересоваться Китаем, так или иначе сталкивается с учениями, которые пронизывают всю его культуру. Это не только даосизм, буддизм и конфуцианство, но и православие, ислам, католичество и даже местные культы. На протяжении веков философии этих доктрин влияли на мышление китайцев и практически на все сферы их жизни. Магазета вспоминает материалы о религии в Китае, опубликованные на страницах издания.

Несмотря на то, что известность даосизма, буддизма и конфуцианства с каждым годом растет, на русском языке пока еще очень мало адекватных и серьезных исследований, которые бы освещали их достаточно глубоко, считает Виталий Лищина, автор статьи «Даосизм — сокровенное учение о Дао«.

Слово даосизм сегодня уже широко распространено, также как и книги о Лао-цзы и его «Даодэцзине». Но несмотря на тысячи книг, исследований и переводов, до сих пор не смолкают дискуссии о таких спорных моментах, как соотношение «философского даосизма» даоцзя (道家) и «религиозного» даоцзяо (道教), об основной доктрине даосизма и его практике, преемственности раннего и позднего даосизма и так далее. Читайте подробней в исследовании Д.А. Артемьева «Неизвестный даосизм«.

В 15-ом выпуске канала «Made in China» Касё Гасанов рассказал на страницах Магазеты о достопримечательностях Гуанчжоу, связанных с религией и вероучениями. В этот раз он вместе со зрителями посетил католический собор, мусульманскую мечеть и буддийский храм.

Сон — одно из самых любимых занятий человека со времен его появления на Земле. Как говорил даосский мастер Чэнь Туань: «Заурядным людям некогда уделять внимание (истинно) важному, только лишь сну они уделяют должное значение». Под «истинно важным» подразумевался процесс самосовершенствования и постижение своей изначальной природы (本性). Но чтобы этим заниматься, необходимо прикладывать большие усилия, а ведь намного проще ничего не делать и просто лечь и поспать. О мастерстве сна в даосской традиции написал в своей статье Виталий Лищина.

Упомянутая выше статья «Мастерство сна в даосской традиции» вызвала горячее обсуждение, которое подвигло Олега Панкова написать ответный материал «Подпольный даосизм местного розлива, или два литра бессмертия по сходной цене«.

В обзоре под названием «Христианство в Китае» Владимир Zh рассказывает не только о прошлом христианства в Китае, но и о наших днях. Материал разделён на несколько постов — про православие, католическую церковь, о христианском мировоззрении Чан Кайши.

Вэньчжоу — один из самых богатых и динамично развивающихся городов Китая, его жителей называют «китайскими евреями» за их способность делать деньги, рассказывает в своей статье Виктор Ширяев. Однако, странным образом, с евреями Вэньчжоу роднит и ещё одно его название — китайский Иерусалим. Дело в том, что большинство жителей этого города и его окрестностей — глубоко религиозные христиане.

Знакомство с историей христианства в Китае важно не только, потому что первыми «китаистами» были участники духовных миссий: они составляли словари, изучали китайскую культуру и пытались достигнуть взаимопонимания с ее представителями. Нельзя переоценить влияние христианской культуры в различных ее проявлениях и на китайскую историю, и на развитие взаимоотношений с западным миром. Редакция Магазеты во главе с Ольгой Мерёкиной выбрала семь книг, которые могут стать первым шагом (хотя и с разных сторон) в знакомстве с историей и современностью христианства в Китае.

Нельзя игнорировать и уроки истории, связанные с миссионерской деятельностью иностранцев в Китае. Событие под названием «тяньцзиньская резня» (Tianjin Massacre, 天津教案) произошло 21 июня 1870 года на северо-востоке Китая. Власти Тяньцзиня, как и других открытых портов, положительно относились к присутствию иностранных миссионеров в регионе, поощряли и поддерживали деятельность заморских врачей и торговцев, принимавших активное участие в жизни Китая того периода. Однако в один день всё изменилось. Кто виноват, к чему это привело и может ли это повториться в наши дни? — задалась вопросом Полина Струкова.

В гостях околокитайского подкаста «Laowaicast» побывал протодиакон Русской Православной Церкви Андрей Кураев. С ним ведущие поговорим на тему «Миссия в Китай: невыполнима ли она?» о православном миссионерстве в Азии вчера и сегодня.

Махмуд Мурад, заместитель главного редактора крупнейшей каирской газеты Аль-Ахрам, в 2004 году заявил, что ислам – религия номер один в Китае. Парадоксальный вывод, ведь Поднебесная в первую очередь ассоциируется с буддистскими монастырями, тибетскими ламами, конфуцианскими святилищами, но никак не с минаретами и возносимым с них призывом на молитву. Кажется еще более удивительным факт публикации статьи египетского журналиста на официальном китайском интернет-ресурсе, что свидетельствует о молчаливом согласии властей Поднебесной с его мыслью. Прав ли Махмуд Мурад, читайте в материале «Китаизация ислама или исламизация Китая?» автора dalong.

Четыре книги об исламе и мусульманах в Китае предлагает прочесть Полина Струкова. Попав в Китай в середине 7-го века, за 1300-летнюю историю ислам прошёл долгий путь развития и взаимодействия с местными культами и верованиями, называясь в разные периоды китайской истории по-разному, но не меняя сути. В современном Китае насчитывается более 20 млн последователей этого вероучения и с десяток национальных меньшинств, крупнейшим из которых является хуэй (回族). Чтобы углубиться в вопросы национальной идентичности в стране, редакция Магазеты выбрала четыре книги о мусульманах и исламе в Китае.

Трудно представить, но история распространения христианской религии в Китае началась еще в 7 веке н.э. В годы расцвета число исповедующих несторианство в Китае достигало тридцати тысяч человек. Но в какой-то момент несторианское прошлое Китая словно растворилось, лишь редкие археологические находки и упоминания в китайских и среднеазиатских текстах напоминают о существовании этого учения в Китае. Ольга Мерёкина собрала информацию об этом учении в Китае.

Статья Андрея Дерябина под названием «Сказ о Великом Законе Колеса Дхармы, о войне его последователей против «императора» и о том, почему нам до всего этого есть дело» вызвала неоднозначное мнение читателей, так как затронула тему секты фалуньгун, запрещённой в Китае.

«Духовное развитие» — это выражение мы сегодня слышим все чаще и чаще. Эти слова стали настолько затасканными, что некоторыми людьми они воспринимаются как нечто «попсовое» и даже бредовое. Такая ситуация связана с тем, считает Виталий Лищина, что, окунувшись в мир духовных учений мы наблюдаем парадоксальную ситуацию противоборства: между многими последователями различных конфессий, учений и школ царит откровенная борьба за человеческий ресурс.

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Полина Струкова

Струкова Полина Эдуардовна. Родом с Дальнего Востока, успела пожить на севере и на юге Китая, изучить мегаполисы и проехать по деревням южных провинций. В настоящее время получает степень PhD в Сямэньском Университете. Направление работы - методика преподавания языков, психолингвистика, инновации в преподавании.