Бай Хуа о секрете идеального языка современной поэзии

Особое отношение к письменному слову у китайцев в крови. И в современном Китае именно поэзия оказалась самой демократичной формой искусства, доступной и для интеллектуалов, и для рабочего класса. Именно через современную поэзию можно понять, чем живет Китай, о чем размышляет и чем он вдохновляется. В совместном проекте Магазеты и Стихо(т)ворья мы постараемся не только преодолеть основную преграду для знакомства с китайской поэзией — языковой барьер, но и дополнить восприятие стиха визуальными образами современных китайских художников.

Цю Чжицзе в процессе работы

На каком языке должна быть китайская поэзия в 21-м веке? Возможно, это самый острый вопрос, который стоит перед современными поэтами в Китае. Ответ на него поляризует поэтическую среду, хотя некоторым ее участникам удается найти оптимальное соотношение, не впадая в какие-либо крайности. В их числе поэт и переводчик Бай Хуа (柏桦), один из самых влиятельных авторов пост-туманной поэзии, который не связывает себя с той или иной поэтической группой. Свой рецепт он сформулировал лет десять назад: «Оптимальное соотношение элементов в современном китайском поэтическом языке — это 35% вэньяня, 45% байхуа и 20% языка переводной литературы».

Бай Хуа родился в 1956 году в Чунцине. Стихи он начал писать в студенческие годы, когда изучал английский язык и литературу в Гуанчжоуском институте иностранных языков, а позже — в Сычуаньском университете. Однако в конце 90-х он почти на десять лет отошел от поэтического творчества — вернулся к нему лишь в 2007 году, когда окончательно осел в Чэнду, где получил должность в Юго-Западном транспортном университете. Поэтическое молчание явно пошло на пользу: например, в 2011 году он стал обладателем авторитетной поэтической премии Лю Лиань.

В свои шестьдесят Бай Хуа много публикуется как поэт и критик, переводит англо-американскую литературу, ведёт колонку в газете Южная столица (南方都市报) и продолжает поиски рецепта идеального языка для современной китайской поэзии:

«Современная китайская поэзия питается за счёт трёх источников: литературы на вэньяне, литературы на байхуа с его языком повседнева и переводной литературы с её заимствованной лексикой. Язык классической литературы на вэньяне, язык литературы на байхуа и язык переводной литературы – вот три неотделимых друг от друга элемента, которые образуют единый сплав».

«Поскольку модерность уже пришла в Китай, мы не в состоянии вернуться в классическую древность и писать языком старых памятников. Мы можем писать только на современном литературном языке байхуа, тут уж ничего не поделаешь. <…> Традицией стали вещи, созданные после 1949 года, будь то маоизм, маоистский новояз или, скажем, слог новостного агентства Синьхуа. В этом идейном русле и сформировалась новейшая традиция. Наконец, во времена политики реформ и открытости наплыву западной художественной литературы сопутствовало проникновение слога переводной литературы, что по сути послужило триггером для всей литературной деятельности».

«Наша письменность отличается от западной, которая следует за звучанием, от фонетического письма. Мы следуем за письменным знаком, это иероглифическое письмо. Сейчас некоторые ратуют за поэзию на разговорном языке. На мой взгляд, настоящая хорошая поэзия на разговорном языке – это поэзия на диалекте».

Подробнее о развитии китайского поэтического языка читайте в интервью Бай Хуа на страницах Стихо(т)ворья, а знакомство с его творчеством можно начать прямо сейчас.

qiu_zhijie_orchid_pavilion

при цинах

при цинах
беспечность и грёза становились всё глубже
овны с тельцами пребывали в покое, простой народ резался в шашки
экзамены были справедливы безо всякой корысти
деньги повсюду ходили свои
порою и вовсе меняли на хлеб
чайный лист, шелка, селадоны

при цинах
пейзажная живопись достигла уже совершенства
бумага бежала рекой, воздушные змеи повсюду
фонарикам дадена главная суть
за храмом храмина лицом на юга
богатство как будто чрезмерно

при цинах
поэт не служил за кусок, самолюбивый
пил вино меж опавших цветов, ветер мягок солнце изящно
озёрные воды жирнообильны
две утицы ветру навстречу плывут
с безразличием совершенным

при цинах
некто видел кого-то во сне
ночью читал сыма цяня, на рассвете мёл двор
при дворе прирастали военным советом
всякий год выбирали с ногтями долгими бонз

при цинах
бородачи и безусые
блюли себя личным примером, щепетильны в речах
селяне не чаяли грамоте знать
дети чтили отцов
матерь склонялась пред сыном

при цинах
подать бодрила народ
занимались водных хозяйством, делали школы, открывали святилища предков
составляли печатали книги, приводили в порядок краевые архивы
строили всё под антик

при цинах
философия всё покрывала как дождь, науке и не угнаться
был один кто вечно менял свой шесток
безо всякой причины волнуясь
праведный гнев стал делом всей его жизни
он умер в тысяча восемьсот сороковом

Перевод: Юлия Дрейзис

在清朝

在清朝
安闲和理想越来越深
牛羊无事,百姓下棋
科举也大公无私
货币两地不同
有时还用谷物兑换
茶叶、丝、瓷器

在清朝
山水画臻于完美
纸张泛滥,风筝遍地
灯笼得了要领
一座座庙宇向南
财富似乎过分

在清朝
诗人不事营生、爱面子
饮酒落花,风和日丽
池塘的水很肥
二只鸭子迎风游泳
风马牛不相及

在清朝
一个人梦见一个人
夜读太史公,清晨扫地
而朝廷增设军机处
每年选拔长指甲的官吏

在清朝
多胡须和无胡须的人
严于身教,不苟言谈
农村人不愿认字
孩子们敬老
母亲屈从于儿子

在清朝
用款税激励人民
办水利、办学校、办祠堂
编印书籍、整理地方志
建筑弄得古香古色

在清朝
哲学如雨,科学不能适应
有一个人朝三暮四
无端端的着急
愤怒成为他毕生的事业
他于一八四0年死去

Для визуального сопровождения мы выбрали «Тысячу копий «Предисловия к Павильону орхидей» (重复书写一千遍兰亭序) Цю Чжицзе (邱志杰). В течение пяти лет китайский художник многократно переписывал классический каллиграфический текст «Предисловие к Павильону орхидей», что вполне стандартная практика для изучающих искусство каллиграфии. Единственное — делал он это на одном и том же листе бумаги.

Еще больше современной китайской поэзии:

Си Чуань: чем спорить с людьми, лучше спорить с самим собой
Поэзия Ван Сяони — за рамками обыденности
Чжэн Сяоцюн: поэзия рабочего класса
Юй Цзянь — за нежность китайской поэзии
Шпинат в своей зелёной сорочке

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Редакция

Редакционный аккаунт для важных сообщений