Лю Чжэньюнь «Вся земля в куриных перьях» 2·1

На эти главы из повести я наткнулся случайно, когда искал, чего бы такого стоящего перевести. Это было еще до того, как вышел русский перевод романа «Я не Пань Цзиньлянь», и о Лю Чжэньюне я тогда не слышал. Прочитав первую главу «一地鸡毛» я понял, что текст может многим прийтись по душе и решил взяться за него, тем более что лексика и конструкции там, в целом, несложные. В повести мне понравился в первую очередь юмор, ироничность повествования (а это очень важные составляющие как хорошей книги о жизни, так и самой жизни), а также отражение реального быта обычных жителей Китая. Лично мне интереснее всего наблюдать за жизнью именно таких «непримечательных» персонажей, как Сяо Линь. Сам автор, кстати, высказывается на тему актуальности своей повести так: «История с тофу, происходящая в доме Сяо Линя, значит для него, для меня и для всего общества больше, чем саммит Большой семерки на Западе».

Глава 1

Глава 2. Часть 1

Жену Сяо Линя до замужества звали Сяо Ли. Это была тихая девушка с приятными чертами лица. Головка и глазки у нее были маленькие, но это только добавляло ей изящности и заставляло людей с первого взгляда проникаться к ней симпатией. В те времена она была молчалива; одевалась неброско, но выглядела чисто и опрятно. Волосы у нее были длинные. Сяо Линь познакомился с ней через товарища по учебе и в итоге влюбился в неё. Общения с людьми она всегда немного стеснялась; у других же рядом с ней появлялось ощущение легкости и покоя, находило даже какое-то поэтическое настроение. В ту пору и Сяо Линь стал следить за своей речью и внешним видом, чтобы понравиться ей.

Кто бы мог подумать, что через несколько лет эта тихая, лиричная барышня превратится в ворчливую, растрепанную домохозяйку, которая только и умеет, что капающую воду по ночам воровать! Оба они были амбициозными студентами, которые усердно и с воодушевлением учились, иногда засиживаясь до поздней ночи. Они имели высокие идеалы, и на всяких там начальников отделов и директоров всегда смотрели свысока. Как же так вышло, что спустя несколько лет они стали как все — растворились в огромной безликой массе одинаковых людей? Всё, что ты делаешь изо дня в день, это покупаешь тофу, идешь на работу, потом приходишь с работы, ешь, спишь, стираешь одежду, препираешься с няней, возишься с ребенком. Когда наступает вечер, уже нет желания и одной страницы прочитать из какой-нибудь книги, какие уж там великие идеалы и грандиозные планы, какие там мечты о достойном занятии, чушь собачья! Всё это юношеские грезы, а в реальности люди вот так и тянут лямку всю жизнь, разве нет? Но что же случилось с грандиозными замыслами и великими устремлениями? Куда ушли мечты о достойном поприще?

«Но ведь их, вельмож и полководцев, раньше было много,— а теперь?

Славные могилы одичали, и в бурьяне захирел почет!» (Песня даосского монаха из первой главы книги «Сон в Красном тереме». Перевод В. Панасюка. — Прим. перев.)

Да всю жизнь никто себя настоящего не знает! Порой Сяо Линь был вполне доволен своей жизнью. Хотя на работе раньше бывало трудно, но, как известно, трудности закаляют — теперь зато работается гораздо легче. Нужно только иметь терпение, уметь выждать, не спешить, не нарушать общепринятых правил, и ты в конце концов тоже сможешь достичь того же, чего достигли другие. Взять, к примеру, жилье. Сначала из общежития они с женой переехали в убогую хибару на улице Нюцзе, затем, когда этот дом собрались сносить, вселились во временное жилье. После они еще помыкались какое-то время, но теперь-то живут в собственной квартире! У других в доме имелись холодильник и цветной телевизор, у Сяо Линя же их поначалу не было, и ему было стыдно. Но ничего, поднакопили денег и приобрели ведь в итоге! Пока что, конечно, мебели маловато и музыкального центра нет, но погоня за материальными вещами, как известно, может продолжаться бесконечно. Главное, не спешить и запастись терпением, а там и коммунизм настанет. Конечно, из терпения выводят всякие пустяковые повседневные проблемы вроде протухшего тофу.

Раньше Сяо Линь всегда считал, что жена, дети да теплый кан (Жена, дети и теплая лежанка-кан традиционно символизируют в Китае простую и счастливую жизнь. — Прим. перев.)  — это крестьянское понимание жизни. Но чему еще себя посвятить, если не этим трем вещам? Да и с ними-то разве легко? Жена изменилась в худшую сторону, ребенок еще ничего не понимает, а на работе тяжело — кто может дать гарантию, что кан всегда будет теплым? Еще, бывало, думал, как трудно работать в конторе — а управляться с женой, детьми да теплым каном просто что ли? Раньше у него были грандиозные мечты, и это простительно, ведь это всё было от незрелости, инфантильности — всего лишь одна из стадий развития. Как говорится, путь в тысячу ли начинается с первого шага; что ж, у Сяо Линя всё началось с протухшего тофу.

На следующий день Сяо Линь по обыкновению поднялся в 6 утра и пошел вставать в очередь за тофу. Жена к тому времени уже проснулась и, широко раскрыв глаза, глядела в потолок. Она и засыпала, и просыпалась быстро, не то что Сяо Линь, у которого после сна еще полчаса голова была ватная. Жене хватало пяти минут, чтобы проснуться окончательно и восстановить вчерашний ход мыслей. Это было и хорошо, и плохо: если у супругов до этого был конфликт, жена, проснувшись, могла быстро вспомнить вчерашнее и начать всё по новой. Увидев жену лежащей в оцепенении, он вспомнил, как она вчера перед сном точно так же сидела, задумавшись, и занервничал, приготовившись, что жена опять выкинет какую-нибудь штуку. Однако жена не обращала на него никакого внимания. Сяо Линь немного успокоился, торопливо умылся и почистил зубы, взял полиэтиленовый пакет и приготовился незаметно выскользнуть из квартиры. Однако за мгновение до того, как он закрыл за собой дверь, раздался голос жены:

— Послушай, сегодня не ходи за тофу.

Похоже, жена отнюдь не собиралась оставить его в покое, а хотела снова затеять вчерашний разговор. Сяо Линь рассвирепел: протухло полкило тофу, от него уже избавились, а она на следующий день опять начинает! Да что же, это так и будет без конца продолжаться? Он сказал:

— Протухло тофу, так теперь совсем его не покупать? Сегодня я не забуду положить его в холодильник, вот и всё! Сколько лет ты теперь будешь мне это припоминать?

Но жена отрицательно замахала рукой:

— Я совсем не о том! Я всю ночь думала и решила, что не могу больше торчать на этой работе. Теперь хочу с тобой обсудить это. Ты не можешь безразлично относиться к моим делам!

Осознав, что речь идет не про вчерашний тофу, Сяо Линь немного успокоился. Но теперь жена говорила про смену работы, а это тоже проблема щекотливая и даже более сложная, чем протухший тофу. Вообще-то работа у жены неплохая: сидит в кабинете, занимается бумагами, пишет отчеты, а в свободное время может и кофе выпить, и газету почитать. Но у жены характер очень прямолинейный; из-за этого у нее возникли сложности в отношениях с коллегами, как и у Сяо Линя, когда он впервые пришел на работу. Потом она поняла свою ошибку и немного исправилась, но неприятный осадок остался. На работе ей было нерадостно, и она жаловалась на это Сяо Линю и говорила, что хочет уволиться. Сяо Линь тогда ее поучал, говорил, что надо только избавиться от собственной инфантильности, и потом со временем ко всему привыкнешь. А место работы ни к чему менять — все конторы в мире одинаковые. Да и разве сменить работу легко? У них нет ни власти, ни авторитета в обществе, ни нужных знаний — надо еще поискать такое место, куда тебя захотят взять. Жена тогда обижалась на Сяо Линя: она в критической ситуации, а он и бровью не поведет! Сяо Линь возражал, что внешне он не помогает, но внутренне-то еще как! Разве он не объяснил ей ситуацию? Разве разъяснения — это не помощь? Так и удавалось уговорить жену. Жена поворчит, выпустит пар и на следующий день уже об увольнении не заговаривает, а как обычно идет на работу. Если бы так шло и дальше, она бы потихоньку привыкла и забыла про свое неутолимое желание сменить работу. Однако из-за постоянных переездов их жилье постепенно отодвигалось всё дальше и дальше от места работы жены. Поначалу, так как каждый новый дом, в который они въезжали, был лучше предыдущего, жена радовалась и говорила: «Ну вот, наконец-то у нас есть свое жилье в Пекине». Свои силы она тратила на то, чтобы обставить дом, и была озадачена в основном вопросами: где повесить шторы, куда поставить холодильник и телевизор, и каких вещей еще не хватает. Когда в доме всё более-менее обустроилось, жена снова стала недовольна и начала говорить, что ей до работы теперь слишком далеко ездить. Так как служебный автобус не проезжал через район, где они жили, жене Сяо Линя приходилось толкаться в общественном транспорте, чтобы добраться до работы. В итоге дорога туда и обратно занимала 3-4 часа. В 6 утра она вставала, в 8 вечера приходила домой с работы — уходила при звездах, возвращалась при луне, и так каждый день. В итоге жена не выдержала и решила, что сменить место работы необходимо. Сяо Линь видел, что жена возвращается с работы без сил и понимал, что тут нечто другое, чем просто проблемы на работе. Такие проблемы можно перетерпеть и решить, а вот сократить расстояние — вне человеческих возможностей, так что надо искать работу поближе. Только окончательно решив сменить место работы, супруги увидели, какие огромные трудности стоят перед ними, потому что оказалось, что сами они справиться с этой задачей не смогут. Полагаясь на удачу, словно слепая кошка в надежде наткнуться на мертвую мышь, Сяо Линь с женой обратились в несколько контор, но везде им отказали без возможности обсуждения, что очень расстроило супругов. Тогда Сяо Линь сказал:

— Ладно, лучше не уходи с работы пока, потерпи, в Пекине куча контор, которые еще дальше от нашего дома находятся! Ты не думай только о долгой дороге; подумай, например, как работают женщины на текстильных фабриках — стоят весь день на ногах и трудятся без перерыва, а ты на работе чай пьешь и газету читаешь, разве не хорошо?

Жена разозлилась:

— Ты понятия не имеешь, что я испытываю, вот и заставляешь меня потерпеть! Тебе-то легко говорить — тебя служебный автобус до работы довозит. Откуда тебе знать, каково ездить по 4 часа в переполненном транспорте? Я должна сменить работу, а если ты не согласен, то я завтра просто никуда не пойду, а ты зарабатывай и обеспечивай сам всю семью!

На следующий день она и в самом деле не пошла на работу. Сяо Линь встревожился, начал шевелить мозгами и придумал выход. На улице Цяньсаньмэнь была одна контора; Сяо Линь слышал, что местный начальник отдела кадров раньше учился вместе с господином Чжаном, который был замдиректора в конторе Сяо Линя. Сяо Линь как-то помог господину Чжану с переездом в новую квартиру, старался тогда изо всех сил, поэтому Чжан относился к Сяо Линю хорошо. Однажды господин Чжан допустил вольность в общении с некой госпожой Цяо. После этого инцидента он поджал хвост и стал вести себя подобающе, заботился о нижестоящих и охотно помогал всем, стоило только попросить. Сяо Линь подумал, что если пойти с этим делом к господину Чжану, то он вряд ли откажет. Кто знает, может, через посредство Чжана и появится надежда попасть в контору на Цяньсаньмэнь. Контора эта тоже находилась довольно далеко — 2 часа на автобусе — однако туда можно было добраться и на метро всего за 40 минут. К тому же в метро не так много народу набивается, как в автобусы, иногда остаются даже сидячие места. Сяо Линь поведал о своей идее жене, она обрадовалась и сказала, чтобы Сяо Линь пошел и поговорил с господином Чжаном.

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Валерий Банаев

Закончил Факультет иностранных языков НГУ. Попеременно считаю себя то переводчиком, то музыкантом, пытаюсь преуспевать и там и сям.